Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
22 января 2013, источник: PROUFU.ru

Начальник ГУФСИН Башкирии Виктор Шалыгин: «Мы уже не та система, что 15 лет назад»

В редакции ProUfu.ru прошла прямая линия с начальником Главного управления Федеральной службы исполнения наказаний России по Республике Башкортостан Виктором Шалыгиным.

Виктор Васильевич, Вы же очень давно работаете в системе исполнения наказаний…

Да, если начать с начала, то с 1976 года…

Это же почти 40 лет! И вы начинали с самых низов?

Службу начал контролером в следственном изоляторе номер один, учился в Высшей школе МВД СССР, был инструктором, заместителем начальника изолятора, а только потом и начальником СИЗО – третьего в Стерлитамаке, и первого здесь.

Столько сменилось за это время руководителей силовых ведомств – два министра МВД РБ, два руководителя ФСБ республики —, а вы все у руля… В чем секрет?

Секрета никакого не, это вопрос не ко мне – вопрос к старшему оперативному начальнику, который нами командует… (смеется)

В чем, на ваш взгляд, самая главная сложность работы в этой системе исполнения наказаний?

Главная сложность в том, что нашу работу оценивают не правильно. Прежде всего, удручает неадекватная реакция на то, что происходит в системе. Может быть, из-за непонимания.. Я сейчас не говорю о том, когда серьезные происшествия происходят. О восприятии вообще системы в целом – оно настолько размыто и искажено! Хотя мы стараемся рассказывать, объяснять, показывать. И мы уже не та система, что была 10-15 лет назад – мы открыты и готовы к любому диалогу!

Что именно Вам не нравится в отношении к системе людей?

Есть определенные стереотипы мышления – у наших людей определенный менталитет. В тот момент, когда совершается преступление, люди готовы растерзать преступника. И упаси бог им в этом будут мешать органы власти, полиция… Но, как только совершивший преступление попадает в сферу правоохранительных органов или судебной системы, он сразу становится страдальцем. И — что характерно — абсолютно забывается тот человек, который пострадал. Вот это, конечно, плохо.

Существует такая точка зрения, что любое неповиновение в местах лишения свободы, любой бунт спровоцированы нарушением прав осужденных надзирателями. Что вы можете на это сказать?

Тот контингент, который содержится в учреждениях нашей системы, довольным быть не может. Человек, сидящий в тюрьме в условиях определенного режима, не может быть доволен тем, что ему нужно выполнять требования, которые определены законом, тем, что ограничивается его свобода. Не хотят осужденные выполнять эти требования, они им жесткими кажутся… Но, извините, если человек попал в такие условия – значит он совершил преступление, нарушил требования закона на воле – и теперь необходимо подчиняться правилам внутреннего распорядка. Выше этого ничего нет… А если где-то перегибается палка, то мы проводим служебное расследование. А служебное расследование мы проводим не по обращениям и жалобам, а абсолютно по всем фактам применения специальных средств, по всем фактам обнаруженных травм и любых телесных повреждений… В том числе и сообщаем в прокуратуру и передаем материалы в следственные органы.

В последнее время стали больше появляться в СМИ, в интернете рассказы о различных бунтах, волнениях в местах заключения. С чем это связано, на Ваш взгляд?

Система стала более открытой. Потом – общественные формирования стали работать, правозащитники. Само общество стало более открыто говорить на разные темы.

Появление общественного контроля сильно осложнило жизнь работникам системы?

Наоборот. Общественный контроль помогает изменить предвзятое отношение к системе … По большому счету нам хотелось бы, чтобы не только позитивное отношение было к нашей системе в обществе. Нам хотелось бы, чтобы это отношение было объективным… Иногда выходит так: начинают цепляться за какой-то случай единичный и навешивать ярлыки.

В конце декабря приезжали в республику правозащитники — уполномоченный по правам человека РФ Владимир Лукин писал об этом на своем сайте, рассказывал, что были жалобы осужденных. Каковы результаты посещения правозащитниками исправительных учреждений, в частности ИК №2? О каких жалобах идет речь?

Жалобы осужденных были. В основном, на условия содержания и на неправомерное применение сотрудниками колонии специальных средств… По всем этим фактам проводились служебные расследования, прокурорские проверки, материалы направлены в следственный комитет. Насколько мне известно, по ИК-2 ответ в генеральную прокуратуру уже ушел, и на имя Лукина ответ ушел. Как только будет возможно, как только нас поставят в известность – расскажем о результатах. Во всяком случае, если бы были какие-то нарушения, нас бы в первую очередь поставили в известность и привлекли к ответственности виновных сотрудников. И, если кто-то там допустил нарушение, а тем более преступление – никто не останется безнаказанным.

Хотелось бы сказать – не делайте скоропалительные выводы по отзывам на сайтах, по еще где-то промелькнувшей информации – в социальных сетях, например. Мы открыты – любой может прийти и поинтересоваться интересующим его вопросом. Мы готовы показать жизнь осужденных изнутри, провести по учреждениям. Конечно, тюрьма — это не благо. Но ведь не мы ее придумали.

Вы уверены в том, что все ваши сотрудники действуют в рамках закона?

Во всяком случае, на сегодняшний день – да.

Справка ProUfu.ru:

В 2012 году ГУФСИН РФ по РБ проведено 117 служебных проверок.

В следственные органы для дачи юридической оценки в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством направлен 21 материал.

К дисциплинарной ответственности привлечен 221 сотрудник, возбуждено 5 уголовных дел.

В отношении 6 сотрудников УИС республики вынесено 6 постановлений о применении мер государственной защиты.