Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
25 января 2013, источник: Вести.Ru

Перезагружая российско-американскую перезагрузку

В интервью изданию National Interest пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков заметил, что невозможно бесконечно перезагружать отношения. Процесс должен получить новый импульс, чтобы продолжаться.

Комментарии Дмитрия Пескова любопытны в первую очередь тем, что ему по занимаемой должности весьма проблематично высказывать личное мнение. Тем более примечательным стал ответ на вопрос о дальнейшей судьбе межгосударственных отношений России и США.

«К сожалению, ход наших двусторонних отношений и некоторые шаги Вашингтона не могут быть расценены Москвой как соответствие духу “перезагрузки”, — отметил Песков. При этом он добавил, что сам процесс выстраивания партнерских отношений с США конечно должен быть продолжен, однако для этого потребуется нечто новое, что станет продолжением начатого процесса, нечто отличное от устаревшего термина “перезагрузка”.

Кроме того, двусторонне партнерство, включающее взаимную ответственность за глобальную стратегическую безопасность – это как танго, требующее двух танцоров. “Мы не может выстраивать двусторонние отношения дружбы и партнерства с США в одиночку. К сожалению, мы стали свидетелями некоторых шагов, которые никоим образом не могут рассматриваться как „перезагрузка“ отношений”, — пояснил свою мысль Песков.

К числу таких шагов он отнес принятый в США “закон Магнитского”, который послужил толчком для депутатов Госдумы на принятие ответного “закона Димы Яковлева”. “Дело Магнитского была неоправданно политизировано, а версия закона, подписанная президентом Обамой, оказалась самой жесткой из тех, что проходили обсуждение в Конгрессе”, — заметил Песков.

В этой связи любопытной оказалась формулировка уточняющего вопроса от Пола Сандерса. Журналист провел сравнение: — “Администрация Обамы была против „закона Магнитского“, но конечно, когда он был одобрен Конгрессом, то Обама его подписал. Выступал ли президент Путин против „закона Димы Яковлева“, или он поддерживает принятый Думой закон, который он подписал?”

Трудно предположить ждал ли журналист прямого ответа о том, что российский президент поддерживает те законы, которые подписывает, или хотел отметить, что начинающий свой второй срок Обама не вполне причастен к инициативам американских законодателей. Песков уточнил, что инициатива российских депутатов была поддержана президентом и, таким образом, получил ответ вопрос Сандерса, прозвучавший вероятно за рамками интервью, о “нулевой терпимости” в отношении таких вещей, как “закон Магнитского”.

“Нецелесообразно пользоваться искусственно политизированным вопросом для вмешательства во внутренние дела государства, нагоняя страх, не существующий в реальности. Это для нас является предметом „нулевой терпимости“, — заявил Песков.

В части вопросов по международной тематике сюрпризов не было. Журналиста американского издания интересовала позиции России в отношении Ирана и Сирии. Что касается вооруженного конфликта в Сирии, обращает на себя внимание прямота, с которой был задан вопрос, — „Официальные лица и многие члены Конгресса разочарованы той ролью, которую играет Россия и степенью ее усилий в общих попытках решить сирийскую проблему и сместить с поста президента Ассада. Что Россия собирается делать для разрешения сирийского кризиса?“

По словам Пескова особое внимание необходимо обратить на фигурантов процесса, которым предстоит решать сирийскую проблему, и это должны быть исключительно внутрисирийские политические силы. „Мы поддерживаем идею, что будущее Сирии – это предмет решения всех сторон конфликта – президента Ассада, правительства Сирии и ее народа, включая тех, кого называют оппозицией. Они и только они должны принимать решение“, — отметил Дмитрий Песков.

Говоря о проблеме, связанной с иранской ядерной программой, пресс-секретарь российского президента еще раз повторил, не раз уже звучавшую мысль о приверженности России принципам нераспространения ядерного оружия, при соблюдении права Ирана на использование атомной энергии в мирных целях. Что же касается возможного ужесточения санкций в отношении исламской республики, Песков заметил, что не считает эффективным такой формат взаимодействия с Тегераном. „Много раз мы становились свидетелями того, как санкции наносят вред гражданскому населению, делая жизнь народа невыносимой. Дипломатия предпочтительнее, и мы должны быть достаточно мудры, чтобы использовать потенциал дипломатии на 100 процентов“, — считает Песков.

Ответил он и на вопрос о том, как власть в России намерена выстраивать отношения с оппозицией, лидеры которой часто приезжают в Вашингтон, выступают в Конгрессе и американской прессе, с выражениями своей озабоченности ситуацией в России и в частности вопросом ограничивающим деятельность иностранных НКО на российской территории.

„Любой элемент российского общества, российского общественного мнения, российского политического сообщества постоянно является предметом обеспокоенности российских властей, российского правительства, всех тех, кто задействован в российской политике. Мы достаточно эффективны для того, чтобы обеспечить рост гражданского общества, рост политической активности. Конечно, у нас есть те, кто считается членами оппозиции.

Некоторые из них довольно популярны, другие вообще не популярны. Но, в конечном счете, диалог между российским правительством и оппозицией не может быть составляющей отношений между Москвой и Вашингтоном, и ни в коей мере не может быть предметом (двустороннего) обсуждения“, — сказал Дмитрий Песков.