Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
30 января 2013, источник: Вести.Ru, (новости источника)

Гражданские свободы обменяли на борьбу с наркотиками: Россия ответила на подачу США

Сегодня Дмитрий Медведев подписал распоряжение о прекращении действия соглашения между Россией и США о сотрудничестве в правоохранительной деятельности и контроле за наркотиками.

Согласно этому соглашению, заключенному в 2002 году, Соединенные Штаты оказывали нашей стране материальную помощь в борьбе с наркотрафиком и торговле людьми.

Новость сразу вызвала определенный резонанс. Кто-то бросился причитать об очередном похолодании между странами, кто-то наоборот – стал бить себя кулаком в грудь и говорить, что мол, мы сами с усами и негоже нам подачки от заклятых друзей получать.

Отставные сотрудники госбезопасности озвучивали мнение, что на самом деле это соглашение не работало, поскольку американцы не хотели сотрудничать с нами в Афганистане, а почему-то предпочитали бороться с наркотрафиком из более близкой к ним Колумбии. Да и деньги, в общем-то, плевые дали – порядка двух миллионов долларов.

Однако судя по озвученному и написанному, большинство резонёрствующих по этой теме соглашения даже не читали. А если бы прочли, поняли бы, что носило оно чисто гуманитарный характер по духу и локальный по значению и времени действия. Так что, российский МИД, который и выступил с инициативой его расторжения, не лукавил, говоря о том, что соглашение не отвечает современным реалиям.

Тем не менее, бесполезным его назвать нельзя. Если предметно посмотреть на статьи финансирования этого соглашения, то можно увидеть, что деньги выделялись на, действительно, конкретные объекты и мероприятия, направленные на борьбу с распространением наркотиков.

Например, в общей сложности 750 тысяч долларов было выделено на оборудование российско-казахстанской границы, откуда идет львиная доля наркотрафика в нашу страну.

Полмиллиона долларов было направлено на оборудование специальными сканерами и рентгеновским оборудованием таможен новороссийского и астраханского портов, а еще 400 тысяч — на таможни Северо-Западного округа

Помимо всего прочего, в рамках соглашения выделялись деньги и на развитие уголовно-процессуальной реформы, причем, сначала на это зарезервировали 175 тысяч долларов, а потом было решено запросить под такое благородное дело еще один миллион. В расшифровке этой статьи говорится, что деньги предоставляются «на поддержку судьям, прокурорам, администраторам судов, следователям и адвокатам, которые будут вынуждены работать в условиях нового уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации». Все озвученные выше суммы были выделены на 2002 год. В общей сложности на все программы соглашения в американском бюджете было зарезервировано чуть более четырех миллионов долларов. Судя по заявлениям нашей стороны о том, что соглашение исчерпало свой потенциал – после 2002 года деньги больше не выделялись или же реализация по каким-то причинам забуксовала. Но нельзя просто взять и разорвать международные соглашения, даже если они уже не работают. В большой политической игре для этого нужен повод.

Понятное дело, что когда речь идет о заключении или расторжении международных договоренностей, особенно между такими геополитическими мастодонтами как Россия и США, каждая такая правовая транзакция помимо прикладного значения имеет еще и значение политическое. Когда одна сторона делает подачу на оппонента, другая не ответить не может, и весь этот политический пинг-понг сопровождается такой знакомой всем нам системой посылки сигналов. Причем, чаще всего эти сигналы направлены не столько вовне, сколько внутрь страны, чтобы показать электорату непреклонность перед внешними вызовами. Барак Обама уже давно находится под давлением политического истеблишмента за слишком мягкую политику в отношении России.

Именно исходя из этого давления, он на днях санкционировал выход США из российско-американской комиссии по гражданскому обществу.

Никаких серьезных последствий для двухсторонних отношений этот шаг за собой не несет, зато дает понять американским избирателям и политикам, для которых гражданские свободы это альфа и омега всего американского, что президент зорко стоит на их защите.

Подача была на нашей стороне и российскому руководству тоже надо было симметрично ответить, чтобы и соотечественникам показать, что мы тоже не лыком шиты и отношениям с заокеанскими партнерами не навредить. Вот тут-то и нашлось соглашение, которое, как чемодан без ручки – нести неудобно, а выбросить жалко.

Получается, что, выйдя из соглашений, руководство обеих стран лишь сохранили баланс и статус-кво двухсторонних отношений. А значит, о каком-либо похолодании между странами говорить преждевременно.