Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
31 января 2013, источник: Вести.Ru

«Я передам это Владимиру»: Обама готовит для Путина новый договор по ПРО

30 января председатель подкомитета Сената США по стратегическим вооружениям Майк Роджерс обратился с посланием к вице-президенту Джо Байдену. В нём он приводит цитату из письма Байдена Колину Пауэллу, который тогда занимал пост государственного секретаря

«За исключением договора ПРО, все значительные соглашения о контроле за вооружениями на протяжении последних трёх десятилетий передавались в соответствующие органы Сената в соответствии с Конституцией… Господин Секретарь, мы не видим какой бы то ни было причины отступать от этой практике», — писал Байден в 2002 году, в котором произошёл заявленный годом ранее выход США из договора ПРО, подписанного в 1974 году. Роджерс попросил вице-президента подтвердить, что он по-прежнему верен своим словам десятилетней давности и не будет принимать важные решения по противоракетной обороне в обход Сената.

Такие сомнения появились у сенаторов ещё в марте 2012 года, когда на саммите в Сеуле Обама в не вовремя включившийся микрофон пообещал Медведеву проявить «большую гибкость» в вопросах противоракетной обороны. Его визави пообещал «передать это Владимиру». Теперь Обама через главу Совета национальной безопасности Тома Донилона собирается передать Владимиру свои предложения об ограничении вооружений, в том числе, элементов противоракетной обороны. В письме сенатора также заявляется о незаявленных переговорах Донилона с Лавровым и Медведевым на Мюнхенской конференции по безопасности и о его визите в Москву, запланированном на февраль.

После инцидента в прошлом марте Барак Обама столкнулся со шквалом критики в свой адрес, в первую очередь, со стороны республиканцев, обвинивших его чуть ли не в предательстве национальных интересов. Его соперник по президентской гонке Митт Ромни назвал такое развитие событий «тревожным и удручающим», а сенаторы, как и в этот раз, потребовали у президента согласовывать все свои предложения с парламентом. Но президентская гонка миновала, и вопрос ПРО вновь превратился из разменной монеты в главную причину озабоченности и недовольства России американской внешней политикой. На фоне заметного охлаждения российско-американских отношений разработка нового договора по ПРО могла бы помочь в очередной раз «перезапустить» двухсторонний диалог.

Предыдущая попытка такого «перезапуска», известная также как «перезагрузка» имела определённый успех. Её главными успехами можно считать подписание договора СНВ-3, сокращающего российский и американский ядерные потенциалы до 5,5 тысячи ракет, а также вступление России в ВТО, причём, на довольно выгодных условиях. Создаётся впечатление, что как в Москве, так и в Вашингтоне сейчас озабочены поиском новой повестки дня. Вопрос ПРО подходит для этого идеально – именно эту проблему российские и американские дипломаты пытаются решить с момента выхода США из договора по ПРО в 2002 году.

1 февраля в США поменяется государственный секретарь, а также министр обороны и ряд других ключевых политических фигур. Обама, получивший мандат ещё на четыре года, формирует новую команду, которая сможет помочь ему в выполнении поставленных целей. Американский президент понимает, что при дальнейшем ухудшении отношений и негативном сценарии вокруг ПРО, Россия может пойти на радикальные меры вроде выхода из международных договоров о безопасности, например, из договора о Договора о всеобъемлющем запрете ядерных испытаний (ДВЗЯИ) или Договора о запрете ракет средней и малой деятельности (РСМД).

Как в первом, так и во втором случае, это станет заметным ударом по режиму нераспространения, который является одним из важнейших приоритетов американской внешней политики. В условиях неконтролируемого развития ядерной программы Ирана и ситуации, сложившейся вокруг Северной Кореи, потеря такого важного партнёра по поддержанию режима нераспространения как Россия будет означать крах политики стремления к «безъядерному миру», заявленной Обамой в 2009 году в Праге.

Разумеется, полный отказ от ядерного оружия – это утопия, однако, стоит напомнить, что переговоры о сокращении ядерных вооружений ведутся только по ракетам наземного размещения и не охватывают стратегические бомбардировщики и ядерные ракеты на подводных лодках. Вопрос ПРО (то есть, вопрос защиты от российского ядерного оружия) будет актуальным для Соединённых Штатов всегда. Однако поскольку вероятность крупномасштабного ядерного конфликта войны ничтожна мала, а вероятность спасти мир от ядерного Апокалипсиса с помощью противоракет ещё меньше, руководство Соединённых Штатов вполне может пойти на уступки, чтобы получить ответные уступки со стороны России по другим важным вопросам. Первым пунктом в этом списке стоит Сирия – не так давно премьер-министр России Дмитрий Медведев заявил, что Москва не считает сохранение режима Асада своей целью и добавил, что «с каждым месяцем у президента Сирии остаётся всё меньше шансов» сохранить власть.

Если Том Донилон привезёт в Москву новые предложения по ПРО, которые впоследствии смогут стать основанием для нового договора по ПРО, у российско-американских отношений появится серьёзное наполнение, причём, именно в той области, в которой его больше всего ждут российские власти. Эта тема, например, может стать ключевой в ходе визита нового государственного секретаря Джона Керри. В случае, если в этой проблеме удастся найти решение, которое будет устраивать всех, из российско-американских отношений исчезнет главный раздражитель, некогда ухудшивший их едва ли не до уровня холодной войны. А там недалеко и до новой «перезагрузки».