Mail.Ru Почта Мой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоиск
https://news.mail.ru/politics/12281123/

Венесуэле грозит курс жесткой «химиотерапии»

Преемнику Уго Чавеса придется разбираться с последствиями «социально-государственной» политики команданте

Расстрелял лишь однажды

Приход Чавеса к власти в 1998 году был предопределен. Большинство населения к тому времени устало от двухпартийной системы, являвшейся «модельной» для демократий Латинской Америки.

Свободы было хоть отбавляй, однако политическая элита погрязла в тотальной коррупции, социальное расслоение достигло катастрофических масштабов. Чавесу с его то «химией» харизмы не составило труда выиграть честно (56%), хотя за несколько лет до того он пытался прийти к власти путем военного переворота.

Во время своего почти 14-летнего правления он опирался именно на электоральное большинство (вполне жестко при этом подавляя политические претензии меньшинства), поняв, что это куда эффективнее, чем сидеть на штыках. Лидеров оппозиции не сажали в тюрьму, к выборам никто, даже главные критики Чавеса — американцы не предъявлял претензий с точки зрения их фальсификации. Однажды Чавес даже проиграл референдум по пересмотру конституции, ему не хватило пары процентов голосов, но он не стал их «натягивать». Ему пришлось отдать приказ стрелять в толпу на улице лишь однажды — в 2002 году, когда он на два дня потерял власть, чуть не став жертвой заговора. Но теперь лидер оппозиции едва ли не первым выразил свое соболезнование по поводу его кончины.

Любовь и холодильники

Чавес втолкнул в политику почти 30-миллионной страны тех, кто ранее был от нее «демократически» отчужден. Это оказались наиболее бедные и наименее образованные слои населения. Они же оказались главными бенефициарами курса Чавеса.

Также потомкам «пиратов Карибского моря», каковыми считают себя венесуэльцы, польстило, что Чавес на деле признал право всего народа на оружие. И тем более рядовому избирателю трудно отказать своему харизматическому кумиру, который умел держать толпу в напряжении на протяжении девятичасовой (как в ходе его последней избирательной кампании осенью 2012 года) речи. Или если предвыборный митинг сопровождается бесплатной раздачей стиральных машин или микроволновых печей (которые, правда, пошли в том числе в счет 43-миллиардного долга Венесуэлы КНР, но обывателя ведь это мало волнует).

Огласите весь список

Уго Чавес не был ангелом демократии. Хотя ситуация его почти никогда и не толкала к излишне жестоким методам подавления. Однако когда оппозиция собрала в 2004 году 3,6 млн подписей за отстранение его от власти, то вскоре имена всех (!) подписантов были опубликованы в газетах. Многие поплатились работой и карьерой. Когда оппозиция стала добиваться успехов на местных выборах, Чавес лишил муниципалитеты, а потом и парламент большинства полномочий, перестроив вертикаль власти под себя (впрочем, все равно оппозиции удавалось выигрывать ряд губернаторских выборов). Он почистил массмедиа, большинство метровых телеканалов вещают исключительно официальную пропаганду, подмял под себя формально независимую судебную систему, назначив туда своих людей. И хотя он создал структуры низовой демократии в лице «боливарианских комитетов», во многом эти «комитеты бедноты» носят декоративный характер: основные решения принимал сам Чавес.

Трудно сказать, что первично в правлении Чавеса, провозгласившего «боливарианскую революцию» и построение социализма ХХI века, — политика или экономика. Манера принимать важные экономические решения спонтанно, прямо в прямом эфире по телевидению (Чавес годами вел такие телепередачи по воскресеньям, они могли длиться по 12 часов) приведет в шок любого серьезного экономиста. Однако в годы правления команданте Венесуэла достигла определенных успехов.

Нацпроекты и долги

Так, «индекс неравенства» (коэффициент Джини) сократился, достигнув близкие к «скандинавским уровням» 0,39 (для сравнения: в Бразилии, стране с по-прежнему сильным расслоением, он 0,52, хотя это для нее исторический минимум; в США — 0,47, примерно такой же уровень сегодня в России). Экономический «пирог» стал распределяться более равномерно. За первое десятилетие правления команданте число бедных в стране сократилось наполовину, до 30% населения. Детская смертность — на треть, смертность от недоедания сократилась на 50%, число учащихся в колледжах почти удвоилось. Чавес инициировал 27 национальных социальных проектов для бедных, они назывались «миссиями», в медицине, образовании (в обеих сферах активную помощь оказали кубинские специалисты, медики, спортивные тренеры, которых вместе с делегированными в Венесуэлу сотрудниками спецслужб насчитывается более пяти тысяч), в других областях. Последним его «подарком бедноте» стала бесплатная раздача 240 тыс. домов.

В ходе избирательной кампании 2012 года он обещал построить еще 3 млн домов для малообеспеченных до 2018 года. В результате провозглашения этой и других подобных программ только за 2012 год, год выборов, госрасходы выросли на 30%. Источник этих обещаний и свершений один: нефть принесла за годы правления Чавеса более 1 трлн долл. Причем более 350 млрд поступили из США, для которых Чавес вопреки антиамериканской риторике всегда был надежным поставщиком.

Венесуэла достигла успехов. Но прежде всего по сравнению с самой собой, времен «гнилой демократии» 80–90-х годов. На фоне других стран динамично развивающегося в 2000-х континента она выглядит ниже среднего (у нее наихудший показатель проста ВВП на душу населения, произошло падение реальных доходов населения), а по сравнению с такими, тоже левыми режимами, как Перу и Бразилия, и намного хуже. Самый успешный «левый проект» в Латинской Америке — это не Чавес, а Бразилия президента Лулы да Силвы.

Нефть пошла не туда

Экономическая модель Чавеса — это крайне неэффективная и до предела коррумпированная полугосударственная экономика, безнадежно сидящая на «нефтяной игле» (более 90% доходов от импорта). Основная «дойная корова» — государственная нефтяная компания PDVSA. Она, а также полностью подконтрольный правительству Центробанк (даже дискуссии на тему его независимости в стране — ересь) — главные источники внебюджетного финансирования социальных программ команданте.

Денег на модернизацию нефтедобычи не остается. В итоге вместо обещанного повышения объема добычи до 5,8 млн баррелей в день к 2012 году, она упала с 3,5 до 2,8–3 млн. Зато бак бензина на заправке стоит меньше доллара. 400 тыс. баррелей в день по субсидированным ценам Чавес отправлял союзникам по созданным им в Латинской Америке альянсам против США (в том числе 100 тыс. баррелей в день — Кубе).

Чавес создал множество государственных «инвестиционных фондов», превратившихся в коррупционные черные дыры экономики на фоне инфляции, не опускающейся ниже 20% в год (для всей Латинской Америки — 5%), бюджетного дефицита, который по расчетам Всемирного банка достигнет в этом году 12% ВВП, угасшего роста ВВП в не более 1,8%, а то и падения его в 2013 году.

В крупнейшей госкорпорации — Fonden, которая отвечает за треть всех инвестиций в экономику страны, с 2005 года сгинуло более 100 млрд долл., предназначенных якобы для строительства заводов, фабрик, дорог и т.д. При этом инфраструктура страны в ужасающем состоянии. И хотя электростанции работают на своей нефти (PDVSA не в состоянии поставлять им газ), нескончаемые, годами перебои с электричеством, передаваемым по ветхим сетям, — норма жизни даже в столице Каракасе. Недавно на одной из главных автодорог рухнул мост. От старости. Больницы в плохом состоянии. Даже вновь открытые «миссии». Это дополняется всплеском преступности. Венесуэла — один из лидеров в мире по числу убийств (70 на 100 тыс. жителей, в США — 4 на 100 тыс.).

Бюрократы и скупщики

Бюрократия при Чавесе разрослась в два раза — до 2,4 млн человек (число занятых в общественном секторе экономики выросло с 15 до почти 20%), частный бизнес подвергается гонениям. Идеал бизнеса для Чавеса был прост: малый, неконкурентоспособный и полностью зависимый от государства. Пропаганда постоянно клеймит «спекулянтов» и «скупщиков». При регулируемых ценах на многие виды продукции в стране постоянный дефицит товаров первой необходимости. Производственный частный бизнес, в той или иной степени не связанный с чиновниками, придумывающими бесконечные нормы регулирования и лицензирования, стал невозможен.

Были конфискованы миллионы акров земель латифундистов, но потребности страны в продовольствии обеспечиваются за счет импорта. Причем доступ к валюте по льготному курсу имеют только приближенные к бюрократии фирмы-импортеры. Бизнесменам грозят внезапные проверки, штрафы и конфискации, рейды по складам в поисках «припрятанного в целях спекуляции товара», к примеру сахара.

С середины 2000-х, когда начался резкий поворот Чавеса в сторону огосударствления экономики и укрепления собственной властной вертикали, было национализировано около 100 крупных компаний и почти 900 более мелких. При этом венесуэльский фондовый рынок взмыл в небеса: рост составил 870% с 2000 по 2010 год (в Чили — на 275%, в Бразилии — на 299%, Мексике — на 554%). Это обычное дело для коррумпированной и приватизированной бюрократией экономики.

Новый революционер

Во внешней политике команданте Чавес был не менее «искрометен», возглавив эдакий революционный поход против США. Его резкая риторика нашла сторонников, ему удалось создать несколько региональных союзов против США (к примеру, ALBA — Боливарианская альтератива для Америк). Все они держались в основном на венесуэльских подачках режимам. Так, Гаити получала не менее 400 млн долл. в год дотаций, примерно столько же доставалось Никарагуа и т.д. Не говоря о Кубе, дотации которой от Чавеса достигали 3–4 млрд долл. в год. Он заменил Гаване СССР. Теперь любые новые власти скорее всего от этого откажутся под давлением тяжелых обстоятельств венесуэльской экономики.

С другой стороны, риторика Чавеса была остра, но вполне безобидна для США. Он никогда не переходил грань, за что заслужил лишь «условное наказание» — эмбарго на импорт американского оружия (но не полновесные экономические санкции). В то же время определенная солидарность латиноамериканских стран против США уже никуда не денется. В том числе она будет подкреплена успешностью ряда «левых проектов» (типа Перу и Бразилии), а также дискредитацией теорий неолиберальной экономики в самих США.

Оружие же Чавес в избытке купил в других местах — на более чем 15 млрд долл., в основном у России. Теперь опять же при любых властях подобная щедрость пойдет на убыль. Стране попросту не нужно столько оружия, а воевать особо ей не с кем. Не менее тревожна судьба российских нефтяных проектов в Венесуэле. Россия вошла в один из крупнейших проектов страны «Хунин-6». Инвестиции составят 20 млрд долл. за 40 лет. Для участия в нем создан Нефтяной национальный консорциум в составе «Роснефти», «Лукойла», «Сургутнефтегаза», ТНК-ВР и «Газпромнефти». «Роснефть» в свою очередь совместно с PDVSA обещает вложить 16 млрд долл. в разработку блока «Карабобо-2». Тут есть несколько вопросов, учитывая «верхушечный» характер всяких подобных договоров в такой коррумпированной и ориентирующейся на лидера стране, как Венесуэла (ExxonMobil тоже вынашивала большие планы, но Чавес ее выгнал без всяких компенсаций): можно ли загадывать на 40, да даже и на пару лет в нынешней ситуации? Не говоря уже о том, что в краткосрочном плане любые компании, работающие в стране в столь неопределенном инвестиционном климате, будут испытывать не столько проблемы с вложением своих денег, сколько с репатриацией полученной прибыли.

Из сочувствия к ушедшему

Пока наиболее вероятным преемником Чавеса выглядит назначенный им вице-президент Николас Мадуро, бывший глава МИД, тесно связанный с Кубой. Лидер оппозиции Энриеке Каприлес отстал от Чавеса осенью всего на 11% (правда, потом деморализованная оппозиция полностью провалила губернаторские выборы, сохранив только три из 26 провинций), он показал свою политическую силу.

Но на предстоящих выборах скорее всего сыграет роль «сочувственное голосование» за наследника. Его основной соперник внутри Объединенной соцпартии спикер Национальной ассамблеи Диосдадо Кобейо, соратник Чавеса по военному прошлому, пользующийся поддержкой военных и сросшимся с бюрократией бизнесом, отступает в сторону. Сейчас не лучшее время схватиться за наследие Чавеса — именно преемнику предстоит расхлебывать последствия «социально-государственной» политики Чавеса. Мадуро уже девальвировал национальную валюту на 30%. Венесуэльской экономике неизбежно грозит курс жесткой, возможно, даже шоковой «химиотерапии». Обычно такие врачеватели политически долго не живут.

Обнаружив в тексте ошибку, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter
Новости по теме
Власти Венесуэлы пригрозили США ответными санкциями в случае, если те пойдут на подобные меры. Ранее в Белом доме не исключили, что Вашингтон может ввести санкции в ответ на отказ Каракаса пересмотреть итоги президентских выборов. Наблюдатели напоминают, что от торговой войны проиграют в первую очередь сами США, добавляя, что дело до санкций вряд ли дойдет.