Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
«Сюрприз для Рамзана»: как живут русские в ЧечнеКак живут русские, которые там остались, и что мотивирует людей из других регионов приезжать сюда жить.
4 апреля 2013, источник: Вести.Ru, (новости источника)

Тень на корону: испанскую инфанту вызвали в суд

Дочь короля Испании Хуана Карлоса инфанта Кристина 3 апреля была вызвана да допрос по делу о коррупции. 

Источник: Reuters

Кристина вместе со своим мужем Иньяки Урдангарином была членом правления института Noos, который обвиняют в многомилионных хищениях. Пока неясно, как это отразится на репутации королевского дома Испании, но уже сейчас смело можно сказать, что популярности монархии уголовное расследование явно не прибавит.

В 1997 году Кристина сочеталась браком с профессиональным гандболистом Иньяки Урдангарином. По случаю венчания супругам были пожалованы титулы герцога и герцогини Пальма-де-Майоркских. В 2001 году Урдангарин оставил профессиональный спорт и перешёл работать в Олимпийский комитет Испании. В 2003 году он начал сотрудничать с Диего Торресом, основавшим в 1994 году Институт прикладных исследований. Сам институт реорганизуется и получает название Института Noos (от лат. Noos – знание) – он становится некоммерческой организацией, «миссия которой состоит в том, чтобы реализовывать общие исследования процессов формулировки и осуществления меценатства и покровительства». Главной сферой деятельности института становится организация спортивных мероприятий и встреч со спортсменами, чему помогают связи Урдангарина в Олимпийском комитете.

Структура института Noos выглядит следующим образом: Урдангарин становится его президентом, Диего Торрес – вице-президентом, секретарь инфанты Кристины назначается казначеем, а она сама получает место члена правления с решающим голосом. При этом, несмотря на заявленную неприбыльность, Институт Noos получает от правительства деньги за невыполненные либо сильно переоцененные работы, которые через счета Noos и подконтрольных ему структур попадают в банки Великобритании и Белиза. По данным следствия, таким образом за рубеж было выведено 5,8 миллионов евро бюджетных средств.

В 2005 году Урдангарин покидает Олимпийский комитет Испании, а в 2006 году получает место в совете директоров компании Telefonica International с ежегодным окладом 1 миллион долларов и переезжает в Вашингтон. После этого герцог и герцогиня оставляют свои посты в Noos, однако, согласно электронным письмам, предоставленным суду его бывшими партнёрами, Урдангарин продолжает негласно руководить институтом. За это время Noos выходит на новый уровень – он организует ряд крупных саммитов, в том числе три «Саммита Валенсии» и два «Форума Балеарских островов» – крупнейших дискуссионных мероприятий на спортивную тематику, стоимость каждого из которых превышает миллион евро.

Сомнения относительно деятельности Noos появились уже в 2007 году, когда новый министр спорта Балеарских островов, в прошлом профессиональный бегун Матео Каньеллас заявил, что в 2005 правительство города переплатило 1,2 миллиона евро за проведение Форума туризма и спорта, организованного при участии института Noos. А в 2010 году суд города Пальмы-де-Майорка затребовал документы о проведении мероприятий на городском велодроме. В ходе расследования выяснилось, что Урдангарин в 2004-2005 годах добился от правительства подписания нескольких контрактов, обеспечивших крупную растрату государственных средств. В ходе расследования всплыло множество новых фактов, в числе которых — отмывание денежных средств и дача взяток должностным лицам.

До какого-то момента королевский двор Испании во главе с Хуаном Карлосом никак не комментировал происходящее. Однако в рождественской речи в 2011 году король заявил, что «закон одинаков для всех», что было воспринято многими как отсылка к делу Института Noos. По некоторым данным, после начала следствия Урдангарин вернулся в Вашингтон, прервав все контакты с королевской семьёй. В январе 2013 года его досье было удалено с официального сайта королевского дома Испании. В случае вынесения обвинительного приговора Урдангарину грозит до 4 лет лишения свободы и штраф в 3 миллиона евро. Впрочем, срок могут снизить, если он согласится признать свою вину и возместить ущерб, нанесённый казне.

Дело института Noos сильно подмочило и без того не самую благоприятную репутацию короны в глазах испанцев. В более сытые годы люди были готовы мириться с роскошным образом жизни короля и его семейства, считая его частью имиджа страны. Спустя четыре года после начала экономического кризиса, когда большинство простых испанцев вынуждены жить в стеснённых средствах, уровень безработицы перевалил за 23%, а знаменитая сиеста ушла в прошлое, показная роскошь королевского двора не вызывает ничего, кроме раздражения. Это хорошо заметно по общественному резонансу, вызванному прошлогодней охотой на слонов в Ботсване, за которую испанскому монарху в итоге пришлось извиниться перед гражданами и пообещать, что такое больше не повторится.

Хуан Карлос ассоциируется для старшего поколения испанцев с переменами и мирным демократическим транзитом от франкистской диктатуры к современному испанскому государству. Однако молодому поколению такой пиетет несвойственен, поэтому наследному принцу Фелипе необходимо изо всех сил держаться подальше от любых скандалов, способных даже теоретически запятнать его репутацию. В противном случае цена может оказаться слишком высокой: на карту поставлено будущее многовековой испанской монархии, которая, похоже, становится для испанской нации слишком дорогостоящим атрибутом.