Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
5 апреля 2013, источник: Газета Коммерсантъ, (новости источника)

Алексею Кудрину не хватает межличностного доверия

Новый политический лидер в России может появиться «только с санкции нынешнего президента», несмотря на то что в российском обществе самый существенный запрос — на демократию. Такой прогноз на ближайшие пять лет дал Комитет гражданских инициатив (КГИ), отметивший вчера первый год своей работы. Иной сценарий эксперты считают маловероятным, так как российские элиты «неспособны решать общенациональные задачи», а состояние общества неблагоприятно для развития гражданской активности.

Комитет гражданских инициатив подвел итоги событий 2011-2012 годов

В каком состоянии сейчас находятся российские власть, элиты и общество, выясняли по заказу КГИ эксперты Центра политических технологий и социологи «Левада-центра». Результатом совместного исследования стал доклад «Власть—элиты—общество: контуры нового общественного договора», который был презентован вчера. Экспертов интересовали процессы, начавшиеся под воздействием политических событий 2011-2012 годов.

Роль председателя КГИ Алексея Кудрина в тех событиях вчера никем не оценивалась. Между тем в декабре 2011 года господин Кудрин выступил фактически посредником между Болотной и Кремлем. Он заявлял о возможных досрочных выборах в Госдуму, в связи с чем эксперты не исключали создания при его участии новой либеральной партии на базе СПС. Но диалог с Болотной Кремлю не потребовался, а господин Кудрин в итоге создал КГИ для выработки законопроектов либеральной направленности. Продвигать проекты КГИ, как сообщил вчера его председатель, будет с помощью «нового механизма законодательных инициатив путем сбора ста тысяч подписей». При этом Алексей Кудрин поддерживает близкие отношения с президентом Владимиром Путиным и премьером Дмитрием Медведевым. За минувший год, как сообщил «Ъ» вчера господин Кудрин, он «несколько раз виделся с президентом и два раза — с премьером». С премьером он обсуждал «экономические проблемы», а о сути бесед с президентом глава КГИ говорить не стал.

Основным же следствием событий 2011-2012 годов эксперты КГИ считают то, что «перестает существовать “путинский консенсус”, когда большинство голосовало за власть или привычную оппозицию, не проявляя политической активности между выборами». В обществе созрел «запрос на видоизменение строя». Выяснилось, что самый «крупный кластер» в обществе (22,8%) составляют «умеренные прогрессисты», среди которых есть сторонники как демократии, так и «путинского пути». Еще 20,5% составляют «путинские консерваторы». «Демократов-нигилистов», среди которых только сторонники демократии, в стране 19,4%. «Принципиальных оппозиционеров» — 18,8%: среди них самая высокая доля сторонников «железной руки» и «социализма». И есть еще «кластер скептических лоялистов» (18,5%), среди них тоже немало сторонников «жесткой руки», и они «поддерживают все начинания власти, потому что это — власть».

Власть сделала ставку на «консерваторов» и «лоялистов», судя по «консервативной волне» инициатив, которыми она реагировала на события 2011-2012 годов. Эксперты КГИ считают это неизбежным в условиях «ручного управления» и уверены, что такое управление не обеспечит России качественного обновления. Оптимальна, по их мнению, ставка лишь на «прогрессистов» и «демократов», то есть запуск полноценных политических реформ на базе либерализма. Но власть на это не пойдет, так как «российский политический режим остается стабильным». А общество воздействовать на власть не сможет. Эксперты подчеркивают, что общество становится гражданским, когда высок «уровень межличностного доверия». Тогда и возникают «движущие силы коллективных действий», а в России уровень доверия «слишком низкий».

Российские элиты не станут воздействовать на власть, поскольку сами «встроены в “пирамиду власти”, предполагающую лояльность, а не пересмотр основ режима». В силу этого, как считают эксперты, «российские элиты неспособны решать задачи общенационального масштаба, так как действуют исходя из тактических, а не стратегических соображений».

Тем не менее возможные перемены в ближайшем будущем КГИ связывает именно с элитами. Потому что «ручное управление» в изменившихся за последний год условиях чревато серьезными рисками. Один из них — «нарастание управленческой неэффективности», что неизбежно приведет к «имиджевой ущербности режима» с последующим «падением общественной поддержки Владимира Путина и его авторитета в элитах». А затеянная «национализация элит» и «антикоррупционные дела» понизят лояльность элиты и расшатают «властную пирамиду». В итоге вопрос «о преемственности власти» может быть жестко поставлен уже в 2018 году (перед очередными выборами президента).

Правда, и в этом случае, по прогнозу экспертов, новый лидер может появиться только с санкции нынешнего президента. От 2008 года ситуация будет отличаться только тем, что элиты потребуют «полноценной передачи власти: вариант тандема будет невозможен».