Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
Что известно о человеке, купившем самую дорогую картину в миреПокупателем самой дорогой картины Леонардо Да Винчи "Спаситель мира" стал саудовский принц Бадер бин Абдулла бин Мухаммед бин Фархан Аль Сауд.
5 апреля 2013, источник: Деловая газета ВЗГЛЯД, (новости источника)

Главный медик ФСИН уволен из-за умирающих заключенных

Представители Совета по правам человека в пятницу на специально созванном заседании заявили о провале реформы уголовно-исполнительной системы.

Сразу после высказанной критики работы главного медика ФСИН Сергея Барышева глава ведомства Геннадий Корниенко принял решение о его увольнении. Между тем наблюдатели назвали громкие заявления СПЧ преждевременными.

В Совете по правам человека в пятницу состоялось спецзаседание по участию гражданского общества в реформе уголовно-исполнительной системы.

В начале заседания правозащитники поинтересовались у главы ФСИН Геннадия Корниенко судьбой ряда заключенных, которые умирают за решеткой. При этом члены совета сообщили, что не смогли связаться с начальником управления организации медико-санитарного обеспечения ФСИН России Сергеем Барышевым, который постоянно «отсутствовал на рабочем месте».

«Что касается названных вами фамилий, по ним мы принимаем меры, и товарища Барышева мы увольняем», — принял моментальное решение Корниенко.

К заседанию представителями СПЧ был подготовлен доклад на тему «Гражданское участие в реформе уголовно-исполнительной системы». В нем отмечается, что реформа ФСИН не оправдала себя, ее цели не достигнуты.

«На фоне определенных успехов и достижений в деятельности УИС сохраняется недопустимо высокий уровень коррупции, насилия и жестокости; оплата труда значительного числа осужденных является недопустимо низкой», — цитирует ИТАР-ТАСС документ.

Правозащитники отмечают, что «учреждения ФСИН переполнены лицами, наиболее эффективное исправление которых было бы возможно без изоляции от общества, а значительное число положительно характеризующихся осужденных не могут добиться досрочного освобождения; смертельно больные заключенные и заключенные, жизнь которых могла бы быть спасена в случае освобождения и лечения на свободе освобождаются слишком поздно».

Правда, первый замминистра юстиции РФ Александр Смирнов еще до начала заседания отреагировал на документ, назвав выводы о провале тюремной реформы как минимум преждевременными. «Утверждение о том, что концепция провалена, это как минимум преждевременно. Полагаю, что конструктивное взаимодействие с представителями гражданского общества, безусловно, предполагает наличие критики, но критики обоснованной и по существу», — сказал он и напомнил, что соответствующая концепция реформы рассчитана до 2020 года, передает РИА «Новости».

Член Общественной палаты, председатель ОНК Республики Северная Осетия-Алания Александр Кучер также отметил, что считать реформу провальной пока рано: «Не могу сказать, что реформа провалилась. Это все может показать только время. Многие отмечают, что уголовно-исполнительная система стала более открытой. О том, что изменения произошли в лучшую сторону, говорят не только наблюдатели, но и сами осужденные. В настоящее время законом определено почти все: питание, прогулки, получение медицинской помощи и реабилитация после отбывания срока. Процесс идет, конечно, не так быстро, как хотелось бы. Но ситуация стала гораздо лучше. Нужно, конечно, прежде чем предпринимать какие-то шаги в реформе, тщательно их просчитывать на бумаге», — сказал газете ВЗГЛЯД Кучер.

По его словам, одним из ярких показателей перемены к лучшему, является то, что у заключенных появилось больше возможностей, например, получать высшее образование.

«Если раньше посылки от родных приходилось ждать очень часто, то теперь с этим тоже проблем нет. Каждый квартал в колониях, даже строго режима, проходит День открытых дверей. Приходят родственники с детьми, могу передать любую посылку, если в ней нет запрещенных вещей. Кроме того, заключенные за время отбывания срока наказания могут получить высшее образование, заработать деньги», — отметил правозащитник.

Председатель ОНК пообещал, что через некоторое время иностранцы еще будут приезжать к нам, чтобы научиться, как работать в уголовно-исполнительной системе. «Сказать, что реформа оказалось провальной? Я бы такого никогда не сказал. Были какие-то неудачные моменты, когда переходили на электронные браслеты. Ну, неудачный получился эксперимент, ну ничего страшного. Учтут ошибки и все исправят. Скажу так, пройдет 10-15 лет, и представители Евросоюза будут считать гордостью приехать к нам и поучиться у нас работе в уголовно-исполнительной системе. Потому что мы ищем пути решения и мы обязательно их найдем».

В свою очередь эксперт рабочей группы Совета по правам человека при президенте России Игорь Каляпин заметил, что реформа УИС не просто провались, а она вообще остановилась. «Реформа не провалилась, а остановилась: ее начали, но не довели до конца. Сейчас и сами сотрудники уголовно-исполнительной системы не понимают, будет ли она продолжаться, и в каком направлении. Концепция уголовно-исполнительной системы, которая была принята постановлением правительства и предусматривала раздельное содержание осужденных, грандиозное строительство в системе УИС: должны были быть построены специальные учреждения для содержания осужденных на строгих условиях — все это требовало огромных средств. И если при Реймере никто не понимал, откуда возьмутся средства, сейчас просто стало очевидно, что они уже ниоткуда не возьмутся. Было начато это “великое переселение народов”, очень многие осужденные были переведены в другие места. Сейчас все это встало, и никто не понимает, как это будет продолжаться дальше», — сказал газете ВЗГЛЯД Каляпин.

Он отметил, что многое из проделанного за время реформы, не работает. «Чтобы эту реформу реализовать, нужно было готовить кадры, нужна была целая революция в плане систем контроля за осужденными, нужна была революция в плане нормативной базы. Насколько я понимаю, предусматривалось, что от поведения осужденного будут зависеть какие-то льготы, которые он будет иметь, находясь в местах лишения свободы. Единственное, что сейчас есть у осужденного, – это так называемое право на условно-досрочное освобождение, либо есть либо нет. Для подавляющего большинства осужденных это не работает, потому что это очень далекая перспектива, которая наступит через несколько лет. И то, допустит он сегодня какое-то правонарушение или не допустит, на его жизнь завтра не повлияет. Это было не очень правильно и не очень эффективно, — пояснил представитель СПЧ.

Во всех западных странах есть растянутая шкала различных поощрений: человек знает, что если он месяц не имеет никаких правонарушений, он получает какое-то маленькое послабление, получает какую-то дополнительную свободу: имеет право на дополнительные звонки, дополнительные свидания, на то, чтобы покидать камеру в определенные часы. Там есть много ступенек, по которым можно подниматься или спускаться в зависимости от того, насколько законопослушно осужденный себя ведет. У нас ничего этого нет».

«Предполагалось, что это появится. Но ничего не меняется, кроме этого “великого переселения народов” ничего сделано не было. Насколько я понимаю, угроблены были огромные средства, люди были переведены из одних колоний в другие, осужденных рассортировали, и как показывает моя практика посещения разных колоний, и те правила, которые существуют, и которые никто не отменял, начинают повсеместно нарушать. Во многих колониях ситуация такая, что осужденные разной категории находятся в одной колонии, но просто в разных отрядах», — заявил Каляпин.

«На мой взгляд, проблема современного ФСИН заключается в том, что очень многие вопросы находятся на персональном усмотрении начальника места лишения свободы, как его по-старому называют – “хозяин”. И я думаю, никогда начальник учреждения не был хозяином настолько, насколько он является сейчас. И в разных колониях очень разная ситуация, и она зависит не от режима, не от того, как данное учреждение или Главное управление финансируется, а от того, как себе представляет организацию конкретной системы конкретный начальник. Мы можем в одном и том же регионе наблюдать колонии, которые формально относятся к одному и тому же режиму, но в которых абсолютно разная обстановка: одни колонии считаются пыточными, и осужденных еще на стадии предварительного следствия пугают, что их отправят в эти колонии, другие колонии считаются вполне приемлемыми для существования.

Это зависит от того, как начальник колонии представляет себе организацию этой своей работы, этой своей системы: в чем он видит задачу своего учреждения, как он представляет себе материальное обеспечение. Мы встречали начальников колоний, которые всерьез думают, что нет ничего плохого в том, чтобы учреждение содержали родственники осужденных, и всеми правдами и неправдами собирают средства на строительство. Это просто правда, и начальники колоний откровенно нам говорили: “да, колония на 90% существует за счет средств родственников осужденных. Ну и что?” Все это, к сожалению, есть, и все это говорит о том, что de facto отсутствует государственная политика в этой области», — добавил правозащитник.

Как сообщала газета ВЗГЛЯД, ранее СМИ распространили информацию о том, что реформу ФСИН по сути признали провальной. «Известия» прогнозировали, что на специальном заседании Совета при президенте России по развитию гражданского общества и правам человека будет объявлено о создании межведомственной комиссии по реформе уголовно-исполнительной системы и кардинальном пересмотре основных положений тюремной реформы, рассчитанной до 2020 года.

Сообщалось, что реформа, задуманная в 2009 году, признана экспертами проваленной, противозаконной и изначально невыполнимой. Кроме того, на ее реализацию — например, на переделку почти 500 колоний в тюрьмы — необходимо 1,8 трлн рублей, которых нет в бюджете.

Корректировка нынешней тюремной реформы была одобрена Владимиром Путиным во время встречи с уполномоченным по правам человека Владимиром Лукиным. Она состоялась 28 марта, но на ней были согласованы лишь общие положения и сама идея создания межведомственной комиссии.

Напомним, в январе глава Минюста Александр Коновалов заявил о "невообразимых" вещах в колониях. Полный контроль над осужденными возможен только в тюрьмах, в колониях же зачастую творятся жуткие вещи, говорил он, выступая в Госдуме. По его словам, каждая колония сегодня – закрытое пространство, в котором происходят вещи «совершенно невообразимые, о которых мы с вами даже не подозреваем».

А в конце прошлого года разгорелся скандал вокруг слов первого замглавы ФСИН генерал-лейтенанта Эдуарда Петрухина о «провальности» реформы ведомства. Он высказал мнение, что реформа Федеральной службы исполнения наказаний России оказалась несостоятельной.