Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
«Сюрприз для Рамзана»: как живут русские в ЧечнеКак живут русские, которые там остались, и что мотивирует людей из других регионов приезжать сюда жить.
5 апреля 2013, источник: Вести.Ru, (новости источника)

Россию ждет новая тюремная реформа

Программа по модернизации системы исправительных учреждений, запущенная в 2009 году, не достигла результатов. Тюрьмы и колонии не перестроены, ФСИН понесла серьезные кадровые потери. Президент поручил выработать новую концепцию реформы.

Полностью отказываться от прежней программы, вероятно, не будут. Она расписана до 2020 года, и еще есть время на то, чтобы реформа все же свершилась.

Однако уже сейчас ясно, что механизм не работает. Вот почему будет создана межведомственная комиссия, которой предстоит выработать новые направления действий. Старые направления ни к чему положительному не привели.

То ли не хватило денег, то ли направления были выбраны неверно. Как бы то ни было, учесть ошибки прошлого и предложить новую концепцию было решено еще в конце марта, во время встречи президента с уполномоченным по правам человека Владимиром Лукиным.

На заседании Совета по правам человека, в котором примут участие представители ФСИН, Минюста, администрации президента, Генпрокуратуры, а также правозащитники и сотрудники аппарата уполномоченного по правам человека, будут рассмотрены детали провальной реформы и способы ее корректировки, пишут «Известия».

Главная задача, стоявшая перед реформаторами, состояла в наведении порядка на территории российских колоний, а также формировании системы тюрем, где содержание осужденных могло бы контролироваться сотрудниками исправительной системы, а не сообществом заключенных, как это зачастую происходит сейчас. Для выполнения поставленных целей было решено построить, как предполагалось, комфортабельные тюрьмы вместо полуразрушенных бараков нынешних колоний. К слову сказать, заключенные именно в колониях сегодня отбывают свои сроки, так как на всю Россию действует только 7 тюрем и то, по большей части, как места временного пребывания с дальнейшей пересылкой. Таким образом, лица совершившие правонарушения различной тяжести, порой оказываются в одной среде, что противоречит избранным судом условиям содержания, разницу в которых и призваны обеспечить тюрьма и колония.

В колониях же, по признанию министра юстиции Александра Коновалова, творятся ужасные вещи, — «совершенно невообразимые, о которых мы с вами даже не подозреваем», заявил министр в конце года на встрече с депутатами Госдумы. Фактически, это было признание того, что порядок и уклад в российских колониях определяется не исправительной системой, а сообществом, сформированным самими заключенными, и говорить не только о законности, но и о соблюдении элементарного порядка в сложившейся ситуации не приходится. Примером стала акция протеста в колонии № 6 Копейска, обнажившая кризис в системе ФСИН.

«Необходимо сделать абсолютно прозрачным и абсолютно подконтрольным весь процесс пребывания человека в заключении от начала до конца. Это возможно только при тюремном режиме», – высказывался тогда же Коновалов. Однако эксперты обращают внимание, что в своем стремлении сделать процесс отбытия наказания для заключенных более цивилизованным, российская исправительная система упускает из виду тот факт, что именно колонии, как форма совместного пребывания за решеткой, рассматриваются западными специалистами в числе наиболее прогрессивных. То есть европейский опыт указывает на то, что заключенные должны пребывать в организованном социальном сообществе, в то время как российские задачи формулируются напротив, исходя из необходимости отделить заключенных друг от друга и поместить их под более жесткий контроль, что возможно обеспечить только в условиях тюрьмы.

План тюремной реформы изначально предполагал развести по разным местам заключенных-рецидивистов и тех, кто впервые оказался в местах ограничения свободы за нетяжкие преступления. Для последних планировалось создание колоний-поселений. Заключенных со стажем намеревались содержать в тюрьмах. Всего предполагалось построить 721 учреждение нового типа: 58 тюрем особого режима и 180 — усиленного, 210 — общего режима для мужчин и 55 — для женщин, сообщают «Известия». Необходимые для этого по расчетам 1,8 триллиона рублей так и не были выделены и планы остались на бумаге.

Реформа обернулась для ФСИН и кадровой чехардой. По приблизительным подсчетам свыше 50 тысяч сотрудников были уволены или добровольно покинули свои рабочие места. На их место приходят люди без опыта, что сказывается на выполнении профессиональных задач. Растет коррупция и статистика правонарушений в колониях, указывают эксперты.

Не обходит стороной и проблема поддержания здоровья в местах заключения. По данным директора ФСИН Геннадия Корниенко, сейчас за решеткой находится 59 тысяч психически нездоровых людей. Это вдвое больше, чем больных, к примеру, туберкулезом. Всем им требуется медицинская помощь, как в стенах исправительных заведений, так и после их освобождения.