Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
23 апреля 2013, источник: BFM.ru, (новости источника)

Запасный выход для чиновников и парламентариев

Депутаты и чиновники, готовясь к декларационной кампании, успели «обеднеть». Кто-то перевел недвижимость на жен, некоторые из которых специально к случаю стали бывшими, и на взрослых детей и родственников. Многие активы ушли в офшоры

Декларации о доходах, поданные в этом году чиновниками и парламентариями, указали на снижение их благосостояния.

К примеру, спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко в 2012 году заработала 2,67 млн рублей, что меньше ее дохода в 2011 году (3,29 млн рублей). А супруг Матвиенко за 2012 год получил доход в размере 410,9 тысячи рублей.

У сенатора Михаила Маргелова доход — 2,7 млн рублей против 4,7 млн рублей годом ранее. Его супруга в этом году заработала 39 тысяч рублей.

Доход Павла Астахова, уполномоченного при президенте по правам ребенка, упал с 29,2 млн рублей в 2011 году до 19,2 млн рублей в 2012 году, более чем на 10 млн рублей снизился семейный доход.

Грандиозное падение дохода у Николая Федорова, министра сельского хозяйства: его личный доход снизился с 14,8 млн до 3,1 млн рублей, то есть в пять раз.

В два раза упал доход у Александра Коновалова, министра юстиции — с 6,6 млн рублей до 3,3 млн. Семейный доход при этом снизился незначительно — с 6,6 млн рублей до 4,8 млн.

Немного пострадали доходы министра здравоохранения Вероники Скворцовой, снизившись с 5,7 млн до 4,7 млн рублей. А вот вице-премьер Ольга Голодец «потеряла» почти треть своего дохода: вместо прежних 11,2 млн рублей ее доход составил 8,1 млн рублей.

Личные доходы министра обороны Сергея Шойгу выросли с 4,9 млн до 15,4 млн, а вот доход его семьи, напротив, сократился более чем в 4 раза: вместо 83 млн рублей семейная казна пополнилась лишь на 18,8 млн рублей.

Аналогичную метаморфозу претерпели доходы семьи вице-премьера Владислава Суркова. Доход семьи снизился со 130,2 млн рублей до 10,4 млн, при этом личный доход возрос с 5 до 8 млн рублей.

У министра спорта Виталия Мутко все традиционно: если доходы главы семьи снижаются, то и бюджет семьи страдает. Личный доход министра за год снизился в два раза: с 17,3 млн рублей до 9,8 млн, а доход семьи — с 18 млн до 10,5 млн рублей.

Аналогичная ситуация у Михаила Абызова, министра по делам Открытого правительства, который с 98,8 млн в 2011 году «просел» до 60,3 млн в 2012 году.

Рекордсменом по снижению дохода стал вице-премьер Александр Хлопонин. Его личный доход упал более чем в 7 раз, с 484 млн до 65,3 млн рублей. Доход семьи тоже резко пошел вниз и снизился с 488,8 млн до 68,9 млн рублей.

Из депутатов Госдумы побил рекорд по падению личных доходов Сергей А. Петров, который получил вместо 438,4 млн рублей всего 2 млн рублей. Доход его семьи, впрочем, упал не столь значительно. Вместо 1,743 млрд рублей было получено 649 млн рублей. Что всего лишь в 2,6 раза меньше. Резкое снижение доходов главы семьи на благосостояние повлияло не так сильно.

Примерно в 2,5 раза снизились личные и семейные доходы у депутата Госдумы Григория Аникеева, с 2,7 млрд до 1,1 млрд рублей в 2012 году.

Незначительно снизился доход у депутата Николая Борцова – с 1,28 млрд рублей до 970 млн, семейный доход снизился с 1,429 до 1,158 млрд рублей.

Сенатор Вадим Мошкович потерял в доходах, получив вместо 447,1 млн рублей 383 млн. Семейный доход тоже стал меньше (вместо 682,7 млн – 468,4 млн рублей).

Скоро им запретят иметь счета за рубежом

Напомним, что согласно новому закону, все лица, которые приравниваются к чиновникам и депутатам, должны ликвидировать свои счета за границей.

Напомним, что законопроект № 220675-6 «О запрете отдельным категориям лиц открывать и иметь счета (вклады), хранить наличные денежные средства и ценности в иностранных банках, расположенных за пределами территории Российской Федерации, владеть и (или) пользоваться иностранными финансовыми инструментами принят во втором чтении 19 апреля.

Как рассказал Business FM управляющий партнер юридической фирмы Goltsblat BLP Андрей Гольцблат, жены чиновников и члены семей не должны будут этого делать.

Недвижимость за рубежом выторговали

Надо сказать, что запретительный законопроект прошел второе чтение в мягкой версии. Как сообщал Forbes, министры поставили ультиматум: либо им разрешат иметь недвижимость за рубежом, либо они уволятся. Власти пошли на уступки, и запрет на зарубежную недвижимость не прошел.

По опубликованным данным, заграничные недвижимые активы есть у замруководителя администрации Антона Вайно (Эстония), супруга Павла Астахова указала квартиру в Монако в пользовании, Шуваловы арендуют три дома в ОАЭ, Австрии и Великобритании, у Голодец в долевой собственности квартира в Италии и дача в Швейцарии. У Хлопониных в Италии земля и дом. Супруга министра образования Дмитрия Ливанова имеет недвижимость в Испании, супруга главы Минтруда Максима Топилина — в Болгарии. Зарубежная недвижимость есть у 19 сенаторов, сообщают “Ведомости”.

Уйти с поста, развестись или спрятать

Непростой выбор стоит перед чиновниками и депутатами в преддверии вступления в силу закона о запрете иметь счета и активы за рубежом.

Кто-то уже ушел с поста — Пехтин, например.

Другие слуги закона поспешили развестись, чтобы не указывать жену уже в декларации за 2012 год. Владимир Жириновский и еще три десятка народных избранников развелись буквально перед новым годом.

“Депутаты пользуются тем, что закон просит указать состояние и активы членов семьи по факту на день подачи сведений. В то же время понятно, что такое массовое „расторжение браков“ накануне подачи информации свидетельствует о попытке каким-то образом утаить истинное состояние дел, но ничего противозаконного с формальной точки зрения нет, и депутаты как законодатели об этом прекрасно осведомлены. Данная ситуация лежит в плоскости морали”, — считает Константин Трапаидзе, председатель коллегии адвокатов “Вашъ юридический поверенный”.

“Депутаты пытаются найти выход из положения, как тот же Жириновский, который утверждает, что церковный брак не является зарегистрированным, а потому и отражать информацию об активах „жены“ он не обязан. Такие поступки на Западе означали бы закат политической карьеры, но в России это способ избежать обвинений в коррупции”, — добавил эксперт.

Третий путь тоже имеется: скрыть свои активы так, что никто из жаждущих разоблачений не найдет, тоже возможен. Этому поможет доведенное до совершенства искусство правильно “шифроваться” в офшорах. И никакие разоблачения о владельцах офшорных компаний тому не помеха, считают эксперты.

Отметим, что среди владельцев офшоров, обнародованных International Consortium of Investigative Journalists, был найден Владимир Маргелов, брат сенатора Михаила Маргелова, который был акционером и директором двух компаний в 2005-м и 2008-м годах.

Почему не всплыло компромата на российских чиновников? “Во-первых, российское законодательство не запрещает владеть офшорами. Во-вторых, в опубликованной журналистами информации речь идет об акционерах (владельцах) офшорных компаний. Но эта информация не дает понимания, кто реально распоряжается средствами. И третье — вскрытые данные относятся к Британским Виргинским островам, где россиян достаточно мало”, — поясняет директор московского офиса компании TaxConsulting U.K. Эдуард Савуляк.

“Простая схема, известная еще лет тридцать назад, состоит в следующем: офшорная компания (юридическое лицо) открывает счет в кипрском банке или любом другом банке, и на самого бенефициара выписывается доверенность — по сути, он не является собственником компании. Только банк знает бенефициара”, — рассказал BFM.ru Игорь Индриксонс, управляющий инвестициями в недвижимость, основатель консалтингового портала Indriksons.ru.

Он пояснил, что известны два способа скрыть имя бенефициара: дорогой и дешевый. “Дорогой способ заключается в том, что при открытии офшорной компании необходимо иметь номинального директора. Это может быть местный гражданин или же, как это обычно бывает, другое юридическое лицо, которое предоставляет такие услуги за 300-400 долларов в год. Открывает счет и подписывает все документы этот номинальный директор. Когда появится необходимость в совершении каких-то операций со счетом, распоряжение подпишет номинальный директор. За каждую подпись нужно отдельно доплачивать. В этой схеме есть небольшое ответвление: когда сам счет открывает номинальный директор, а коды и пароли доступа к этому счету находятся у бенефициара и он управляет этим счетом от имени номинального директора”, — рассказал Игорь Индриксонс.

По его словам, второй способ более рискованный. “Второй способ — генеральная доверенность на момент открытия счета, выписанная на любое другое физическое лицо, например, на родственника. Открывается банковский счет, потом это физическое лицо делится всеми паролями и кодами доступа, после чего генеральная доверенность аннулируется и дальше можно свободно распоряжаться этим счетом”, — пояснил эксперт.

Если есть желание спрятать недвижимость, на всякий случай

“Вряд ли те из чиновников, которые оформили свою заработанную „тяжким трудом“ недвижимость на себя, будут продавать ее за бесценок. Они, скорее всего, поступят до смешного просто — продадут свою недвижимость какому-то такому офшору, о котором шла речь раньше. Причем дешево, долларов так за 100-200, вне зависимости от реальной стоимости объекта. Ведь владелец вправе сам решать, какую цену выставлять. Так что практически безо всякого риска и за мизерную сумму собственник сохранит в своем полном распоряжении имущество”, — пояснил Игорь Индриксонс.

По его словам, на оформление всех документов по сделке о продаже недвижимости офшорной компании требуется порядка месяца.