Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
24 апреля 2013, источник: Время Воронежа

Чернышов сложил полномочия председателя Общественного совета по контролю за разработками никеля

Вместо него на эту должность губернатором предложена кандидатура Виктора Бочарова.

Во вторник, 23 апреля, прошло очередное заседание Общественного совета по контролю за комплексным освоением никелевых месторождений в Воронежской области. На нём огласили результаты первого этапа программы по анализу состояния окружающей среды на участках месторождений медно-никелевых руд Еланское и Ёлкинское.

В докладе, который озвучил завкафедрой почвоведения и управления земельными ресурсами биолого-почвенного факультета ВГУ Дмитрий Щеглов, обратило на себя внимание исследование загрязнённости вод в Новохоперском районе.

— Во всех отобранных пробах наблюдается превышение предельно допустимых концентраций (ПДК) по содержанию меди в 9,4 раза, никеля в 6,5, марганца, солей железа и сульфата йодов. В некоторых точках — превышение по содержанию нефтепродуктов в 1,14 раза, — подчеркнул Дмитрий Иванович.

Эксперты призвал для соблюдения режима экологических ограничений создать систему комплексного биогеохимического мониторинга района.

— Дмитрий Иванович, вы отметили, что по некоторым позициям превышены нормы. Как оцениваете, способна ли природа переработать все воздействия, чтобы мы не увеличивали дальнейшую проблематику с окружающей средой? — поинтересовался член общественного совета у профессора.

— Наша работа направлена на то, чтобы создать эталоны, по отношению к которым мы будем впоследствии, если будет разработка, сравнивать — идёт ли загрязнение или остается тот же фон, — пояснил Дмитрий Щеглов.

«В воронежских месторождениях нет ни ртути, ни урана!»

На одну из любимых страшилок «экологов», регулярно пугающих население радиацией, ответили в своём докладе ученые ВГУ. Они проанализировали радиационное состояние на территории Ёлкинского участка.

— В целом ситуация благоприятная и не вызывает озабоченности, — заявил доктор геолого-минералогических наук, профессор Виктор Бочаров. — Установлен лишь повышенный радиационный фон на месте скважины, пробуренной на участке Ёлка, — встречены бромные воды. Причина подобного явления пока не ясна. В связи с этим целесообразно повторить замеры.

Профессор подчеркнул, что, по его мнению, повышенной радиоактивности здесь быть не должно: в разрезе не встретились радиоактивные минералы, а также те, которые могут повышать радиоактивность. Да и само превышения показателей незначительное — чуть больше одного кюри на квадратный километр.

— Есть месторождения, в которых сосредоточено до 11 металлов, — пояснил ситуацию Николай Чернышов. — В воронежских же месторождениях никеля нет ни ртути, ни урана.

Оппозиция признала, что УГМК действует в рамках закона

Совет утвердил замечания экспертов, проанализировавших фоновое состояние окружающей среды в районе предполагаемой добычи никеля, и рекомендовал внести в него изменения до 26 апреля.

— Сделаны замечания, их надо учесть. Например, многие вещи «ушли». Что дает сахарный завод, спиртзавод? Как они близко расположены и почему обследовался не Новохоперский, а Борисоглебский район? — задал вопрос экспертам Николай Чернышов.

Следующий вопрос — принятие меморандума по организации поисково-оценочных, разведочных работ и дальнейших перспектив освоения медно-никелевых месторождений.

— На прошлом заседании он был принят за основу, — напомнил Николай Чернышов. — И мы попросили к нему дать замечания и направить их в секретариат. Получили их всего три! Я прошу отдать их, чтобы доработали и внесли изменения в меморандум.

Ряд членов общественного совета в ультимативной форме обратились к Чернышову с требованием доработать меморандум. Основной их аргумент: «В этом Меморандуме УГМК провозглашает то, что компания будет соблюдать закон, говорит о том, что будет делать по закону. Собственно, по большому счету, она уже выполняет условия Меморандума. А нам хотелось бы узнать — что УГМК намерена делать сверх этого?»

«Лицензия — право на использование ресурсов, а не на строительство предприятия»

Наконец, пришел черёд задавать вопросы представителям УГМК. Слово взял Константин Рубахин:

— Во время вступления в союз промышленников вы говорили, что порядка 3 млрд будет истрачено на разведку. Откуда взялась эта цифра? — поинтересовался «эколог» у замгендиректора уральской компании Евгения Брагина.

— Из утвержденной проектной документации. И это только те затраты, что будут признаваться в качестве стоимости геологической информации, которая будет нашей интеллектуальной собственностью, — пояснил Евгений Владимирович. — Сколько затраты составят в окончательном варианте, будет известно в 2016 году.

— Мы хотим получать полностью всю информацию, иметь все документы, — раздалось из зала…

— Во-первых, большинство документов носит сугубо специальный характер и к ним необходимы комментарии ученых. Иначе они могут быть неверно истолкованы. Во-вторых, Лицензию мы получили в сугубо законном порядке и также, в соотвествие с законом, определенная информация, как и у каждого предприятия является коммерческой тайной. Их могут затребовать только Роснедра. Вся же та информация, которая должна быть открыта — регулярно публикуется нами в Интернете. Что касается самих проектов проведения работ, то они разработаны нами и за наши средства. Содержат информацию, являющуюся ценной для других горнодобывающих компаний, — подчеркнул Евгений Владимирович. — Кстати, на сегодняшний день никеля в производственном смысле слова нет. Есть лишь некая геологическая информация. Ведутся поисково-оценочные работы в рамках лицензии. О том, будет ли предприятие, можно будет говорить только в 2016-м году.

— Поясните, о какой Лицензии вы говорите?

— Объясняю: сквозные лицензии появились на геологоразведку и добычу потому, что после развала СССР геологоразведкой никто не занимался. Потому что ей можно позаниматься, открыть месторождение, а потом приходили люди, поднимали лозунги и лицензия уходила к другой компании. Поэтому до появления сквозной лицензии не было геологоразведки. Наличие лицензии — наше право на использование ресурсов, которые мы откроем. Однако это не означает абсолютного права на строительство предприятия. По нашим оценкам, нам предстоит получить еще как минимум 52 государственные экспертизы.

Таким образом, все разговоры о том, что если сейчас начались поисково-оценочные работы, то значит автоматически начнется добыча никеля, не имеют под собой ни малейшего основания.

«Я должен заниматься профессией»

Завершилось заседание неожиданно для большинства присутствующих — отставкой председателя Общественного совета и выходом из организации пяти геологов.

— Я написал заявление председателю областной Думы с просьбой освободить меня от должности, — заявил Николай Чернышов. — Это предоставит мне возможность профессионального участия в исследованиях. И попросил «УГМК-Холдинг» возложить на меня ответственность руководить исследовательской группой, связанной с дальнейшими геологическими работами.

Кроме того, академик призвал повременить с тем, чтобы дать его имя горнодобывающему предприятию.

— Я благодарен УГМК за такое предложение. К этому вопросу можно будет вернуться на последующих этапах совместной работы, — улыбнулся Николай Михайлович. — А я должен заниматься профессией.

В конце заседания слово взял представитель губернатора области, и сказал о том, что на должность нового председателя Общественного Совета Алексеем Гордеевым предложена кандидатура заместителя Николая Чернышова по данной работе — Виктора Бочарова. Рассмотреть его кандидатуру членам Совета предстоит на ближайшем заседании.