Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
24 апреля 2013, источник: Вести.Ru

Энрике Каприлесу грозят тюрьмой

Ирис Варела, занимающая в венесуэльском правительстве пост министра по делам исправительных учреждений, обрушилась с резкой критикой на бывшего кандидата в президенты Энрике Каприлеса.

Она возложила на него ответственность за гибель демонстрантов в ходе столкновений с полицией, а также обвинила оппозиционера в употреблении запрещённых веществ – по мнению министра, об этом свидетельствует его полный ненависти взгляд.

«Единственная хорошая новость для тебя, Каприлес: в тюрьме будет возможность работать. Посмотрим, сможем ли мы изменить твое фашистское мышление и превратить тебя в человека», — заявила министр. Впрочем, Каприлес, предки которого были жертвами Холокоста, уже не в первый раз сталкивается с подобными заявлениями: незадолго до выборов избранный президент Николас Мадуро назвал его «наследником Гитлера» за призывы прекратить субсидировать Кубу нефтью в обмен на квалифицированную помощь кубинских медицинских специалистов. «Наследники Гитлера хотят развязать против народа Кубы кампанию, подобную той, которая была развязана против евреев в гитлеровской Германии», — возмутился Мадуро.

Напомним, на прошедших 11 апреля президентских выборах Мадуро набрал 50,7% голосов, обогнав Каприлеса, набравшего 49%, менее чем на 200 тысяч голосов. Оппозиционный кандидат потребовал пересчёта голосов, на который согласились как глава национального избирательного совета Винсенте Диаз, так и победивший Кандидат Николас Мадуро. По словам преемника Чавеса, пересчёт лишь подтвердит его победу, так что никаких опасений он не испытывает. Стоит уточнить, что речь шла не о полном пересчёте голосов, а лишь об аудите, причём, не ручном, тех 46% голосов, которые не были проверены в день выборов. Как бы то ни было, Каприлес согласился.

Вопреки ожиданиям оппозиционера, 15 апреля национальный избирательный совет подтвердил победу Мадуро, а уже 20 апреля он торжественно принёс присягу на конституции, стоя между портретами Симона Боливара и Уго Чавеса. Церемония была омрачена оппозиционным активистом в красной рубашке, который выскочил на трибуну и, оттолкнув Мадуро, прорвался к микрофону и прокричал в него несколько слов. Впрочем, его послание к нации так и осталось загадкой – охрана скрутила нарушителя буквально через пару секунд. Посетовав на непрофессионализм службы безопасности, Мадуро пообещал встретиться с неизвестным после церемонии и выяснить, чего он хотел.

Однако этот случай стал далеко не единственной акцией протеста со стороны сторонников Каприлеса. После того, как победа Мадуро была официально подтверждена, тысячи сторонников проигравшего кандидата, обвиняющих власти в фальсификации выборов, вышли на улицы Каракаса и других крупных городов Венесуэлы. Акции протеста довольно быстро переросли в столкновения с полицией, в ходе которых погибли 7 человек, ещё около 60 были ранены. 135 человек были арестованы по подозрению в организации массовых беспорядков. Судя по заявлениям Ирес Варелы, она считает, что вина за случившееся лежит не на полиции и не на самих демонстрантах, а исключительно на Каприлесе.

При этом массовыми акциями проблемы нового президента не ограничиваются. Главными вызовами для нового кабинета министров, сформированного 22 апреля, являются высокая инфляция, чёрный курс валют, а также традиционно плохие отношения с Соединёнными Штатами, на которые приходится около 45% экспорта венесуэльской нефти. Для нормализации этих отношений 24 апреля Мадуро назначил нового поверенного в делах с США. «Каликсто Ортега имеет признание в США, и мы знаем, что он сможет привнести очень много для улучшения нашего диалога», — объяснил своё решение президент.

Несмотря на тесные торговые и экономические связи, дипломатические отношения между странами продолжают оставаться напряжёнными, особенно после дипломатического скандала в 2010 году, который закончился взаимным выдворением послов. Правда, масла в огонь подливают и антиамериканские заявления Мадуро, поэтому для улучшения отношений с Вашингтоном смены поверенного вряд ли будет достаточно — самому президенту также придётся быть более сдержанным.