Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
25 апреля 2013, источник: ТАСС, (новости источника)

Японо-российские отношения — одни из самых перспективных — премьер-министр Японии Синдзо АБЭ

Россия обладает богатыми ресурсами, Япония — высокими технологиями

23 апреля премьер-министр Японии Синдзо Абэ заявил, что рассчитывает в ходе предстоящего 28-30 апреля визита в Москву договориться с президентом Владимиром Путиным о новом старте для переговоров по двустороннему мирному договору. Накануне первой за последние 10 лет поездки в Россию глава японского кабинета дал эксклюзивное интервью первому заместителю Генерального директора ИТАР-ТАСС Михаилу Гусману.

— Господин премьер-министр, большое спасибо за возможность встретиться с Вами. Насколько я понимаю, это первая за последние десять лет поездка главы японского правительства в нашу страну. С чем Вы едете в Россию? И вообще, какое место занимает сегодня Россия во внешней политике Японии?

— Я с нетерпением жду предстоящего визита в Россию. Россия для Японии — очень важный сосед. Я считаю, что японо-российские отношения — одни из самых перспективных двусторонних отношений. Япония и Россия имеют общие выгоды и общий интерес в поддержании стабильности и мира в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Россия обладает огромной территорией и богатыми ресурсами, а Япония — высокими технологиями. Поэтому наши страны естественным образом дополняют друг друга, и я уверен, что сотрудничество между нашими странами может создать новые возможности.

Два года назад, после мощного землетрясения на востоке Японии, Россия немедленно направила к нам большой спасательный отряд, и мы до сих пор помним, как глубоко нас это тронуло тогда. Затем Патриарх Московский и Всея Руси Кирилл посетил пострадавшие районы. Сейчас идут восстановительные работы, в том числе реконструкция пострадавших православных церквей.

Президент Путин поставил ясную цель — построение сильной, процветающей России. И моя цель тоже — построение «сильной Японии». Таким образом, у нас с президентом Путиным общие идеалы, и я испытываю к нему чувства симпатии. Мне довелось уже несколько раз встречаться с президентом Путиным в качестве главы правительства и в качестве заместителя генерального секретаря кабинета министров.

В ходе нынешнего визита я, во-первых, хотел бы как премьер-министр установить с ним личные доверительные отношения. Во-вторых, я бы хотел наметить возможности дальнейшего комплексного развития японо-российских отношений. В-третьих, хотелось бы договориться о возобновлении затянувшихся переговоров о мирном договоре между нашими странами. Мне хотелось бы, чтобы предстоящий визит придал новый импульс и долгосрочную направленность развитию японо-российских отношений. Хочется также подчеркнуть, что меня в рамках нынешнего визита будут сопровождать многочисленные высокопоставленные представители крупных компаний. Это крупнейшая и самая мощная в истории наших отношений экономическая миссия в составе примерно 120 человек. Они планируют наладить связи в трех перспективных областях — городская среда, медицина, а также сельское хозяйство и производство продовольствия. Надеемся представить российской публике наши высокие технологии в медицине, вкусную японскую сельскохозяйственную продукцию и установить взаимовыгодные отношения.

— Господин премьер-министр, вы уже ответили почти на все мои дальнейшие вопросы. Поэтому мне придется их детализировать. Хотелось бы начать с самого болезненного вопроса в наших отношениях. Вы упомянули, что хотели бы вести переговоры с президентом Путиными по вопросу заключения мирного договора. Через два года исполняется 70 лет со времени окончания Второй мировой войны, а между Россией и Японией нет мирного договора, это ненормально. Вы несколько раз говорили, что хотели бы добиться прорыва на этом направлении. Поэтому мне вспоминаются слова президента Владимира Путина, когда он использовал в этом контексте термин из дзюдо «хикивакэ», т.е. ничья. Это то, что предложил Владимир Путин в качестве основы для заключения мирного договора. Конечно, есть определенные проблемы, которые этому мешают. Это проблема островов Курильской гряды. И здесь я хотел бы упомянуть одного из ваших предшественников, бывшего премьер-министра Ёсиро Мори, который говорил о разделе островов. Какой концепции придерживаетесь Вы? С чем Вы едете на переговоры по этому вопросу, если это не секрет?

— Я полагаю, что ситуация, когда спустя 67 лет после окончания Второй мировой войны между Японией и Россией по-прежнему нет мирного договора, является ненормальной. Об этом говорил и президент Путин. Заключение мирного договора между двумя странами, по моему мнению, привело бы, вне всяких сомнений, к скачку в развитии наших отношений. Ответственность нашего поколения заключается в том, чтобы заключить мирный договор путем решения вопроса о принадлежности четырех северных островов. Меня очень ободряет то, что президент Путин позитивно подходит к диалогу со мной по этому вопросу. Не существует волшебной палочки для того, чтобы разрешить эту проблему одним взмахом. Однако, прежде всего построив личные доверительные отношения с президентом Путиным в ходе нынешнего визита в Россию, хотелось бы продемонстрировать, что у нас есть единая политическая воля для возобновления переговоров по мирному договору. Хотелось бы вести переговоры в спокойной обстановке, чтобы на фоне комплексного развития японо- российских отношений найти взаимоприемлемое решение вопроса.

— Я хотел бы коснуться магистральной темы нашего экономического сотрудничества — энергетики. Япония значительно расширяет закупки российского природного газа. После трагедии на Фукусиме это стало особенно актуально. Насколько в этом направлении Вы считаете перспективным наше сотрудничество, в чем Вы видите его особенный потенциал?

— Энергетика — одно из важных направлений японо-российского экономического сотрудничества. Наши отношения в этой сфере последовательно развиваются — в качестве примера можно привести добычу нефти и газа на Сахалине, начало работы всей трассы нефтепровода к побережью Тихого океана. В частности, поставки сжиженного природного газа с проекта «Сахалин-2», в котором принимают участие японские компании, составляют чуть менее 10 процентов от общего импорта природного газа Японией. Как вы отметили, после мощного землетрясения на востоке Японии 2011 года расходы Японии на закупку топлива возросли, что увеличивает дефицит внешней торговли.

В настоящее время сокращение расходов на закупку топлива, в первую очередь снижение импортной цены на СПГ является актуальной задачей для нашей экономики. Сотрудничество с Россией в сфере энергетики важно с точки зрения сокращения расходов на топливо и диверсификации источников его поступления. Считаю важным расширение взаимовыгодного сотрудничества в строительстве объектов по производству СПГ, в разведке и освоении нефтегазовых месторождений.

— Вы упомянули, что с Вами летит в Москву крупнейший десант японского бизнеса. Почти 120 представителей деловых кругов одновременно с Вами окажутся в Москве. Если учесть, что в прошлом году торговый оборот между нашими странами превысил рекордную сумму в 30 млрд. долларов, то можно представить, куда он может скакнуть после этого десанта. И все же — в чем Вы видите наибольшие возможности для нашего торгово-экономического сотрудничества, каковы наиболее важные проекты? Что Вы ждете от японского бизнеса в торговле с Россией?

— Россия обладает богатыми ресурсами, Япония — высокими технологиями. Поэтому, как мне кажется, наши страны имеют взаимодополняющие, взаимовыгодные отношения.

После формирования моего кабинета Япония стремится к выходу из дефляции и уверенному экономическому росту посредством т. н. «трех стрел» — смелой монетарной политики, гибкой финансовой политики, стратегии роста, поощряющей частные инвестиции. Постепенно начинают появляться и результаты этой политики.

Я уверен, что развитие Транссибирской магистрали и портов на Дальнем Востоке имеет большие потенциалы сотрудничества наших стран, а Япония может внести большой вклад в развитие Сибири и российского Дальнего Востока. Как я уже говорил, со мной едет большая экономическая делегация лидеров японского бизнеса. Думаю, что это послужит импульсом для полномасштабной активизации деятельности японских компаний в России, а также для расширения инвестиций из Японии. Президент Путин ставит цель к 2018 году поднять до 20-й позиции место России в международном рейтинге инвестиционной привлекательности. Улучшение инвестиционного климата на пути продвижения к этой цели дает надежды на создание условий для еще более активных инвестиций из Японии в Россию.

— Вы упомянули сотрудничество между нашими странами на Дальнем Востоке. Но в этом регионе сейчас достаточно напряженно. Есть угроза конфликта на Корейском полуострове, Япония неоднократно критиковала Китай за его политику. Каким Вам видится сотрудничество Японии и России в Азиатско-Тихоокеанском регионе? И хотелось бы Вас попросить отдельно рассказать о вашем видении разрешения северокорейской проблемы.

— Я считаю, что сейчас сложилась очень опасная ситуация в сфере обеспечения безопасности в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Превращение его в регион мира и стабильности, вне всякого сомнения, отвечает общим интересам Японии и России. С этой точки зрения, расширение нашего сотрудничества на этом направлении соответствует не только национальным интересам двух стран, но и внесет вклад в развитие всего региона.

Действия и заявления Северной Кореи носят крайне провокационный характер, она провоцирует международное сообщество. Нужно, чтобы мировое сообщество, включая Японию и Россию, дало четко понять Северной Корее, что такое поведение ни в коем случае не пойдет ей на пользу. И я считаю, что сотрудничество наших стран в этом направлении, и, далее, сотрудничество Японии, России, США, Китая и Южной Кореи в качестве участников шестисторонних переговоров имеют крайне важное значение для поддержания мира и стабильности в регионе.

Если говорить о Китае, то не только Япония, но и многие другие страны испытывают озабоченность по поводу его действий в Южно-Китайском и Восточно-Китайском морях. Однако я еще семь лет назад, в бытность свою премьер-министром, посетил Китай, где мы пришли к единому мнению по вопросу построения стратегических взаимовыгодных отношений между Японией и Китаем. Особенно в сфере экономики наши отношения носят неразрывный характер. Важно, чтобы обе стороны это понимали. Мы всегда держим дверь для диалога открытой, и важно, как мне кажется, вернуться к исходной точке стратегических взаимовыгодных отношений.

Кроме того, мы стоим и перед новыми угрозами и вызовами — такими, как международный терроризм и кибербезопасность. Исходя из этого, я считаю очень важным продвигать японо-российское сотрудничество в сфере обеспечения безопасности. В последнее время сотрудничество Японии и России в этой сфере развивается на глазах. Морские силы самообороны Японии и ВМФ России с 1998 года по прошлый год провели уже 13 совместных учений по отработке поисково-спасательных операций. Идет углубление диалога в сфере обеспечения безопасности по различным каналам.

— Ваша семья, г-н премьер-министр, известна своим интересом к развитию отношений ранее с Советским Союзом, а сейчас с Россией. Ваш замечательный отец, Синтаро Абэ, в бытность министром иностранных дел бывал в нашей стране и не скрывал своих симпатий к ней. И в этом плане было бы очень интересно узнать Ваше личное отношение к России. Тем более, что Вы, насколько я знаю, в ней бывали. Если память мне не изменяет, вы были у нас с визитом вместе с премьер-министром Коидзуми. Итак, что значит для Вас Россия?

— Мой отец, Синтаро Абэ, был министром иностранных дел с 1982 по 1986 год, а я был его секретарем. Он как министр иностранных дел сумел тогда возобновить переговоры с СССР, которые до этого были прерваны в течение десяти лет. Примерно за год до своей смерти он посетил Советский Союз, несмотря на болезнь. Мне кажется, не будет преувеличением сказать, что для моего отца заключение мирного договора с СССР и решение проблемы силами его поколения, было его страстным желанием как политика. Мой отец за месяц до смерти встречался с президентом Михаилом Горбачевым, который стал последним зарубежным лидером, с которым он беседовал.

В 1986 году во время его визита в Москву мой отец впервые посадил саженцы сакуры в японском саду Ботанического сада Академии наук СССР. Я тогда сопровождал отца и присутствовал при посадке этих деревьев. Тогда это было всего несколько саженцев, однако сейчас, через 27 лет, как я слышал, там растут уже 250 деревьев сакуры. И каждую весну, как мне рассказали, они расцветают. Наследуя волю покойного отца, мне хотелось бы добиться такого развития отношений с Россией, чтобы сакура в Москве вошла в пору полного цветения.

Уже после окончания советской эпохи и создания современной России я в 2001 году присутствовал на встрече премьер-министра Ёсиро Мори и президента Путина в Иркутске, а в 2003 году принимал участие в качестве заместителя генерального секретаря кабинета министров в рамках официального визита премьер- министра Дзюнъитиро Коидзуми в Москву. Я до сих пор помню, как мы тогда вместе с премьером Коидзуми смотрели балет «Щелкунчик». Оба этих визита проходили в очень холодное время, я такого холода никогда до тех пор не испытывал, однако россияне принимали нас очень тепло. Тогда мне удалось насладиться и балетом, и Россия произвела на меня сильное впечатление как страна с глубоко укорененной богатой культурой, такой как литература, музыка и искусство, которые очень близки и японцам.

— Я хочу Вас успокоить — в Москве сейчас установилась теплая погода, там Вас встретит весеннее солнце. Я не знаю, будет ли у Вас возможность на сей раз посетить тот мини-сад в Ботаническом саду, который посадил Ваш отец, Но мы, перед тем, как ехать в Японию, побывали там и убедились, что посаженная вами сакура прекрасно цветет. Там очень красиво. В этой связи возникает вопрос — это первый официальный визит японского премьера за десять лет. Будет, конечно, много официальных мероприятий, но все же хотелось бы спросить, какой главное послание о Японии везете вы в Россию? Каково, на Ваш взгляд, место Японии в современном мире?

— Япония очень стремится к развитию отношений с Россией. Как я уже говорил, у наших отношений большой потенциал. Например, я слышал, что сейчас в России — бум японской кухни. И в ходе нынешнего визита мы хотели бы познакомить россиян со вкусными японскими блюдами. Хотелось бы, чтобы как можно больше россиян попробовали вкусной высококачественной японской еды, которая, к тому же, очень полезна для здоровья. Сейчас в японской экономике появились признаки улучшения благодаря проводимой нами экономической, финансовой и монетарной политике. Я надеюсь на то, что в процессе улучшения нашей экономической ситуации, в процессе развития японо-российских отношений обе страны смогут далее развиваться в экономической сфере, а в процессе развития региона и углубления сотрудничества на международной арене мы внесем свой вклад в дело процветания и мира нашего региона и международного сообщества в целом.

— Вынужден прервать плавное течение моих вопросов, поскольку вы упомянули одну из наиболее интересных для меня тем — японской кухни. У нас действительно сейчас бум японской кухни, и в связи с этим хотелось бы спросить — в чем ее секрет? Мне кажется, что японская кухня — это целая философия. Вы сказали, что собираетесь угощать москвичей японской кухней. Как Вы будете это делать?

— Одна из особенностей японской кухни — это ее продукты. Рыба, овощи. Важно использовать их особенности, оживить их. В этом, как мне кажется, и заключается особенность японской кухни. Поэтому она очень полезна для здоровья. И нам хотелось бы, чтобы россияне попробовали подлинную японскую еду. У нас тоже много русских ресторанов, и хотя я в этом не очень разбираюсь, точно есть рестораны, где можно отведать настоящую русскую еду, а есть и такие, где блюда далеки от подлинника.

— Ненастоящих, к сожалению, больше, чем настоящих.

— Поэтому, возлагая надежды на то, что в будущем россияне смогут наслаждаться настоящей японской кухней, мы везем с собой из Японии продукты и хотели бы, чтобы россияне могли непосредственно в ходе нынешнего визита отведать настоящей японской кухни.

— В свое время, в политико-экономический словарь вошло такое понятие, как «рейганомика». Потом — такое понятие, как «тэтчеризм». Сейчас все большую популярность приобретает понятие «абэномика». Если можно, объясните мне, человеку несведующему, что это такое?

— Если говорить об этих понятиях, то как раз во времена Рейгана экономика США находилась в состоянии застоя, страдала от т.н. стагфляции, высокого уровня безработицы и инфляции. Для преодоления этого явления Рейган провозгласил новую экономическую политику.

Когда премьер-министр Тэтчер приступила к исполнению своих обязанностей, Великобритания тоже длительное время переживала застой, т.н. «английскую болезнь». Япония тоже пятнадцать лет страдала от дефляции. Еще ни одна развитая страна не испытывала дефляцию на протяжении столь длительного периода. И дело не только в экономике — это привело к понижению роли Японии и в мировом сообществе. И наш народ постепенно терял надежду на то, что в следующем году мы сумеем создать лучшее общество, чем в этом году.

Наша политика направлена как раз на то, чтобы в корне поменять такое положение. В первую очередь, нужно изменить ход мышления — надо поверить, что в будущем году Япония станет лучше, что Япония вырастет больше, чем в этом году. Для этого предпринимаются меры в области монетарной и финансовой политики, стратегии роста. Мы называем это «тремя стрелами» нашей политики. Самое главное — это вернуть японцам желание и стремление к экономическому росту, вернуть им мечту. В этом суть нашей политики.

— Мне кажется, что Ваш путь жизни был предопределен предками. Ваш отец по материнской линии был премьер-министром, отец, как мы уже говорили, — министром иностранных дел. Вы, конечно, какое-то время работали в бизнесе, но, как я понимаю, Ваша политическая судьба была предопределена. И в этой связи расскажите, какие главные уроки от деда, от отца Вы получили? Как Вы их используете в своей жизни и политике? Есть ли у Вас какой-то любимый девиз?

— Мой девиз и урок от деда и отца одинаковы. Это был девизом одного героя моего родного региона, как это был и у моего деда и отца — человек по имени Сёин Ёсида. Это выражение он позаимствовал у древнего китайского мудреца Мэн Цзы. «Если ты проверил себя и уверен в своей правоте, то иди вперед, даже если против тебя десять миллионов человек». Если ты пришел к определенной мысли, хорошенько её обдумав и приобретя уверенность в своей правоте, то сколько бы человек ни было против тебя, ты должен идти своим путем. От отца и деда я научился тому, что для политика необходима такая железная воля.

— В свое время Вы были самым молодым премьер-министром в истории Японии, первым премьер-министром, родившимся после Второй мировой войны. Вы и сейчас — в прекрасной спортивной форме. Что позволяет Вам ее поддерживать? Как Вы проводите свободное время в условиях, когда график премьер-министра — плотный до предела?

— Где-то раз в две недели хожу в фитнес-клуб и занимаюсь тренировками. Раз в месяц играю в гольф. И по возможности, не съедаю целиком все, что мне подают.

— Честно сказать, раз в две недели — тренажер, и раз в месяц гольф, это не слишком большие достижения.

— Но, увы, деваться некуда. Если хочешь заниматься спортом каждый день, то придется уйти с поста премьер-министра.

— Господин премьер-министр, наша программа называется «Формула власти». Вы уже второй раз премьер- министр, Вам уже знакомо понятие — «власть». Что это для Вас? Какова власть на вкус?

— Власть — это ответственность. Ну, а вкус… Может быть, вы считаете, что это вкус меда, но на самом деле это далеко не так. Это очень горький вкус. Тому, кто не имеет власти, этого не понять.

— Могу только пожелать Вам еще долгое время испытывать этот вкус горького меда. Удачи Вам и хорошей поездки в Россию.

Михаил Гусман

(ИТАР-ТАСС)