Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
1 мая 2013, источник: РИА Новости, (новости источника)

Обама отмечает сближение с РФ и разногласия с конгрессом

ВАШИНГТОН, 1 мая — РИА Новости, Петр Мартынычев. Конструктивное взаимодействие США и России в борьбе с терроризмом, в том числе после теракта в Бостоне, способствует улучшению двусторонних отношений и избавлению от наследия холодной войны, заявил во вторник президент США Барак Обама.

Во внутренней же политике, по его словам, одной из первоочередных задач становится способность исполнительной и законодательной власти находить компромиссные решения.

Глава государства встретился с журналистами в тот момент, когда у них накопилось немало острых вопросов: не утаили ли российские спецслужбы часть информации о подозреваемых в теракте в Бостоне, готов ли Вашингтон применить военную силу после сообщений об использовании химоружия в Сирии и способен ли президент реализовать свою предвыборную программу в противостоянии с контролируемой республиканцами палатой представителей.

Россия предупреждает…

«Россияне очень активно сотрудничали с нами с момента теракта в Бостоне, — сказал Обама. — Конечно, тяжело избавиться от старых привычек: между нашими разведками и правоохранительными органами иногда есть взаимные подозрения, уходящие корнями во времена холодной войны. Но отношения последовательно улучшаются. Я говорил с президентом Путиным. Он привержен совместной работе, чтобы обмен информацией был полноценным не только по этому расследованию, но и по борьбе с терроризмом в целом».

По мнению главы государства, до завершения расследования рано говорить, могли ли американские правоохранительные органы предотвратить теракт в Бостоне.

«Российские спецслужбы предупреждали американскую разведку по поводу старшего брата (Тамерлана Царнаева), его матери, отмечая, что они могут симпатизировать экстремистам. ФБР провело расследование в отношении старшего брата… Они пришли к выводу, что признаков его участия в экстремистской деятельности не было… По моим данным, ФБР выполняло свою работу, и министерство нацбезопасности действовало, как положено», — сказал президент США.

Обама подчеркнул, что США, нанеся серьезный урон «Аль-Каиде» и другим террористическим сетям, теперь сталкиваются с угрозой радикалов-одиночек, уже находящихся в стране, действия которых сложнее предотвратить.

Тонкая красная линия

Говоря о Сирии, президент США признал, что данных о применении в этой стране оружия массового поражения недостаточно. Ранее Обама заявлял, что сирийские власти в случае применения химоружия пересекут «красную черту». Теперь журналисты ежедневно напоминают об этом, намекая на нерешительность администрации.

«Сейчас у нас есть свидетельства того, что в Сирии применялось химическое оружие, но мы не знаем, как, когда и кем… А когда я принимаю решения, касающиеся национальной безопасности и возможности предпринимать ответные действия, я должен быть уверен, что у нас есть все факты», — сказал Обама.

«Если мы поспешим с выводами без очевидных доказательств, мы можем оказаться в ситуации, когда мобилизовать международное сообщество не удастся. Возражения могут возникнуть даже у тех сил в регионе, которые поддерживают сирийскую оппозицию», — пояснил он.

Отвечая на вопрос о возможности военного вмешательства, Обама сказал: «Еще в прошлом году я поручил Пентагону, разведке подготовить для меня возможные варианты действий».

Президент США не считает, что непринятие новых мер после заявлений о химоружии подорвет доверие к США, и отмечает, что Вашингтон вносит активный вклад в решение сирийской проблемы.

«Это не та ситуация, в которой мы являемся посторонними наблюдателями. Моя политика с самого начала заключалась в том, что президент Асад потерял доверие, что он воюет против собственного народа, применяет военную силу против гражданского населения. И единственная возможность вернуть стране мир и стабильность — это уход Асада и передача власти. Реализуя эту стратегию, мы организовали международное сообщество, мы стали крупнейшим поставщиком гуманитарной помощи, мы поддерживаем оппозицию», — заявил Обама.

Нежизнеспособная тюрьма

Президент США прокомментировал также ситуацию с печально известной тюрьмой Гуантанамо, где содержатся подозреваемые в террористической деятельности. Многие из них объявили голодовку, выступив против неопределенности сроков своего заключения. Москва неоднократно заявляла, что в Гуантанамо нарушаются права человека, и даже включила двух бывших командующих базой в список лиц, которым запрещен въезд в РФ.

«Для меня не новость, что у нас проблемы в Гуантанамо. Именно поэтому во время избирательной кампании и после избрания в 2008 году я говорил, что Гуантанамо нужно закрыть. И я продолжаю так считать, — сказал Обама. — Гуантанамо не является необходимым с точки зрения обеспечения национальной безопасности, обходится дорого, является неэффективным, подрывает нашу репутацию на международной арене, сокращает возможности для сотрудничества с союзниками в сфере антитеррора. Ее (тюрьму) нужно закрыть».

По словам президента, конгресс не согласился с такой позицией, но администрация вновь поднимет этот вопрос.

«Моя команда проанализирует все, что делается в Гуантанамо и что может быть сделано. И я намерен вновь обсуждать эту тему с конгрессом и донести мысль о том, что это совсем не то, что нужно американцам, это нежизнеспособно», — заявил Обама.

Все бросить и уйти

О проблемах во взаимодействии с законодателями президенту США пришлось говорить не только в связи с Гуантанамо. Один из журналистов спросил, осталось ли у Обамы влияние, чтобы проводить через конгресс свои инициативы, заявленные как программа второго срока на президентском посту. Автор вопроса напомнил и о провалившемся в сенате голосовании по оружию, и о неспособности администрации предотвратить секвестр бюджета.

«Вы так излагаете, что, может быть, мне стоит просто все это бросить и уйти домой, — парировал Обама. — Как сказал Марк Твен, слухи о моей смерти несколько преувеличены».

Президент выразил надежду на то, что республиканцы и демократы продолжат искать компромиссы для достижения важных целей, в частности реализации иммиграционной реформы, решения проблемы дефицита бюджета.

«У меня было несколько встреч с сенаторами-республиканцами. Этот диалог продолжается. Мне кажется, у многих из них есть искреннее желание оставить в прошлом не только секвестр, но и в целом разбалансированность в работе властей. Сможем ли мы этого достичь, покажет время», — сказал Обама.