Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
16 мая 2013, источник: Газета Коммерсантъ, (новости источника)

При дедушке такого точно не было

В своем выступлении на третьем Санкт-Петербургском международном юридическом форуме премьер-министр Дмитрий Медведев неожиданно поставил под сомнение одно из ключевых положений закона «Об иностранных инвестициях в РФ» — так называемую «дедушкину оговорку». Премьер-министр де-факто объявил ст. 9 закона причиной использования инвесторами РФ иностранных юрисдикций и заявил как об анахронизме о положении законов, защищающих иностранных инвесторов в РФ эффективнее, чем локальных инвесторов. Происходящее — крайне негативный сигнал инвесторам: функция атакованного закона — не техническая, а политическая защита инвестиций.

В своем выступлении на форуме Дмитрий Медведев неожиданно и в достаточно провокативной форме поставил под сомнение действующую формулу так называемой «дедушкиной оговорки» — положений права, защищающих иностранные инвестиционные проекты в РФ от неожиданных изменений законодательства. Премьер-министр предложил уравнять «права внешних и внутренних инвесторов» в инвестиционном процессе, которые «должны быть одинаково защищены». «Очевидно, здесь нужны новые правовые механизмы стран--получателей инвестиций. Их разработка — наша общая задача на ближайшую перспективу»,-- объявил премьер-министр, приветствуя гостей форума на вновь открывшейся новой сцене Мариинского театра.

В данном случае речь идет о ст. 9 закона «Об иностранных инвестициях» (160-ФЗ), принятого летом 1999 года (см. "Онлайн"),-- «Гарантия от неблагоприятного изменения для иностранного инвестора и коммерческой организации с иностранными инвестициями законодательства РФ»: хотя «дедушкина оговорка» используется и в ряде других правовых актов (законе об ОЭЗ, о капвложениях), премьер-министр уточнил, что имеет в виду именно эту норму права.

По мнению Дмитрия Медведева, недостатки современного международного инвестиционного права, которое, по его словам, в основном сформировалось в 70-80-е годы прошлого века, стали особенно очевидны во время последнего экономического кризиса. По его словам, ситуация, когда внешний инвестор оказывается в более привилегированном положении, чем внутренний, несправедлива.

Впрочем, в атаке на закон «Об иностранных инвестициях» Дмитрий Медведев пошел существенно дальше, чем это могла бы допускать чисто теоретическая дискуссия. По мнению премьер-министра, именно «дедушкина оговорка» и является основным стимулом для создания «различных офшорных схем» и «создания видимости иностранного происхождения капитала» в РФ. На основании этого пункта, по его словам, «предпринимаются попытки манипулировать судебной юрисдикцией». «Все это препятствует реальным инвестициям, искажает суть международных договоров о защите и поощрении инвестиций»,-- сделал вывод Дмитрий Медведев. Он также обратил внимание собравшихся на форуме юристов на то, что права некоторых российских компаний, работающих на иностранных территориях, «откровенно дискриминируют», а судопроизводство нередко используется как инструмент политического давления на государство.

Атака на статью 9 закона об иноинвестициях крайне неожиданна — дело в ее реальной роли в российской правовой системе. Опрошенные «Ъ» юристы (в частности, российский офис Ernst & Young) утверждают, что случаи прямого применения «дедушкиной оговорки» в России исчерпываются двумя десятками некрупных дел, рассматривавшихся лишь в 2004-2007 годах арбитражными судами Северо-Западного округа. В публичной полемике и в лоббистских выступлениях апелляции к «дедушкиной оговорке» с 1999 года де-факто отсутствуют, несмотря на то что 160-ФЗ дает довольно широкие возможности российским компаниям сопротивляться пусть и немасштабным, но предпринимавшимся изменениям налогового бремени (для перехода в статус иностранного инвестора достаточно владения четвертью капитала формально нерезидентскими структурами).

Собеседники «Ъ» не смогли припомнить ни одного случая, когда российская или иностранная компания в конфликте с государственными структурами ссылалась бы на нормы статьи 9, равно как и на другие статьи закона «Об иностранных инвестициях». Тем не менее в одной из международных юридических компаний «Ъ» пояснили, что «оговорка» (ее также часто именуют «стабилизирующей оговоркой») «зачастую является основным правовым средством обеспечения стабильности условий деятельности для инвестора», несмотря на отсутствие прямого применения закона в судебной практике.

Сам по себе закон 160-ФЗ при этом сильно отличается и по форме, и по содержанию от новаций инвестиционного законодательства 2000-2012 годов — он скорее имеет политический, нежели технический смысл, его идея — в провозглашении защиты иностранных инвестиционных проектов в РФ от произвольных действий государства. Для инвестиционного климата в РФ было бы много лучше, если бы высказывания премьер-министра являлись отражением конкретного конфликта и не ставшей достоянием публики конкретной апелляции компании к нормам статьи 9 закона «Об иноинвестициях» в дискуссиях — например, в газовых и нефтяных проектах, поскольку это единственные отрасли, в которых иностранные инвесторы в 2012-2013 годах сталкивались с угрозой существенного изменения налогового режима (в виде НДПИ).

В противном случае следует предположить или готовность правительства Дмитрия Медведева, вопреки всем ранее сделанным предположениям, быстро и существенно поднять уровень налогообложения в РФ (что вызвало бы апелляцию иностранцев к закону «Об иноинвестициях»), или в целом — отрицание правительством на идейном уровне особого режима и особых технологий защиты иностранного капитала в РФ. Сложно сказать, что из этих альтернатив было бы хуже для настроений инвесторов. Скорее всего, они будут ждать конкретики: присутствовавшие на форуме иностранные юристы-содокладчики прямо вчера не комментировали высказывания главы правительства РФ.

Дмитрий Бутрин; Петр Нетреба, Санкт-Петербург