Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
16 мая 2013, источник: Газета Коммерсантъ, (новости источника)

Российские парламентарии оправдались перед европейскими за иностранных агентов

Закон о некоммерческих организациях—иностранных агентах действует уже полгода, но ни одна НКО пока не удостоилась такого статуса и не прекратила своей деятельности. Этот факт зафиксировали вчера участники круглого стола, на который депутаты Госдумы пригласили коллег из Европарламента. Европейцы убедились, что у россиян есть проблемы с трактовкой понятий «политическая деятельность» и «иностранный агент».

Думский комитет по делам общественных объединений устроил круглый стол, чтобы сравнить «опыт применения российского законодательства с общеевропейской практикой». Но «опыта применения» в РФ пока нет. Замдиректора департамента Минюста по делам НКО Татьяна Вагина напомнила, что лишь в ноябре прошлого года вступил в силу закон, который предписывает НКО, занимающимся политической деятельностью и получающим зарубежные гранты, регистрироваться в качестве иностранных агентов. По ее словам, в реестр пока не занесена ни одна НКО, есть лишь судебное решение в отношении ассоциации «Голос», признанной таки агентом, но и оно еще «не вступило в силу».

Российские парламентарии доказывали европейским, что отечественные требования к НКО не жестче европейских. Любая страна заинтересована в развитии гражданских инициатив, однако «не игнорирует вопросы национальной безопасности», заявил вице-спикер Госдумы от «Единой России» Сергей Железняк. По его словам, авторы закона стремились не к тому, чтобы «запрещать политическую деятельность НКО, имеющим иностранное финансирование», а чтобы получить «достоверную информацию об объемах получаемых средств и их расходовании». Поэтому НКО «вызвали удивление своими заявлениями о том, что они будут саботировать это закон», сообщил глава думского комитета по делам общественных объединений Ярослав Нилов (ЛДПР).

Правда, никто из думцев не сообщил европейцам, что все российские НКО с 2005 года ежегодно отчитываются перед Минюстом о полученных средствах, в том числе из-за рубежа, и их расходовании. Не уточнил никто из депутатов и то обстоятельство, что НКО, которые заявили о «саботаже», лишь отказываются добровольно называть себя иностранными агентами. Поэтому европейские гости решили, что НКО отказываются раскрывать свои доходы. Представители Нидерландов, Италии, Чехии, Франции подчеркивали, что в их странах тоже действуют жесткие требования к прозрачности средств НКО, в том числе поступающих из-за рубежа.

Впрочем, депутат Европейского парламента от Франции Бруно Гольниш заметил, что, к примеру, французское законодательство не предусматривает каких-либо специфических требований к НКО, ведущим политическую деятельность. «Нет особой разницы, занимается ассоциация культурными вопросами или политическими. Хотя некоторые НКО достаточно сильно вмешиваются в политические дела государства»,-- заметил он. А парламентарий из Латвии Александр Саковски, отметив «негативное мнение всей Европы» по поводу этого закона, попросил пояснить, «что вообще является политической деятельностью и в какой момент деятельность общественной организации перестает быть общественной и становится политической». Господину Саковски также непонятно, зачем требовать с НКО отчеты, когда спецслужбам известно, кто сколько получил и на что потратил. «Вопрос не в спецслужбах, а в обществе,-- возразил единоросс Михаил Маркелов.-- Люди должны знать, откуда организация получает деньги, чтобы либо доверять ей, либо не доверять».

«Чем больше полномочий, тем больше ответственности и подотчетности»,-- сказал член президентского совета по правам человека Игорь Борисов (в 2007-2011 годах — член Центризбиркома, который курировал международные вопросы, в том числе в период скандала по вопросу наблюдения за российскими выборами с Европейским бюро по демократическим институтам и правам человека). Заявив, что часть организаций «старается остаться в тени», он привел в качестве примера ассоциацию «Голос», назвав ее «спрутом, сетевой организацией, имеющей подразделения во всех регионах и на 100% действующей за счет иностранных финансовых потоков». Он сравнил «Голос» с «комитетами политического действия» в США, через которые обычно «на 70% финансируются избирательные кампании американских кандидатов в президенты». Никто из депутатов Госдумы, партии которых не раз прибегали к услугам «Голоса», не пояснил европейцам, что сравнение некорректно, поскольку «Голос» не финансирует выборы, а помогает работе наблюдателей из числа российских граждан.

Игорь Борисов попросил «не преувеличивать масштабы бедствия». В России, по его словам, действует более 224 тыс. НКО. «Проверено усилиями правоохранительных органов меньше тысячи — 0,5%», а привлечено «к административной ответственности — 0,01%», пояснил он. Дело не в количестве, заявила в ответ глава совета некоммерческого партнерства «Юристы за гражданское общество» Дарья Милославская, а в том, что «проверкой занимается прокуратура, подменяя собой основного правоприменителя — Минюст». По ее мнению, прокуратура «не имеет ни малейшего понятия», что такое НКО, и поэтому обращает внимание лишь на один критерий — иностранное финансирование". А в самом законе, отметила госпожа Милославская, есть «расплывчатое определение “политическая деятельность” и словосочетание “иностранный агент”, которое для русского человека имеет абсолютно отрицательную коннотацию».

«Я не вправе что-либо рекомендовать Госдуме,-- заявил “Ъ” Бруно Гольниш по окончании круглого стола.-- Но я понял, что есть проблемы с толкованием понятий “политическая деятельность” и “иностранный агент”».

Виктор Хамраев