Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
22 мая 2013, источник: Российская газета, (новости источника)

Анатолий Антонов: В 2014 году международные силы покинут Афганистан

Завтра в Москве начнет работу международная конференция по проблемам европейской безопасности.

Более 200 экспертов из разных стран мира будут говорить об обеспечении мира и стабильности на континенте. Что за позиции отстаивает Россия, какие новые меры доверия и контроля мы выдвигаем на повестку дня? На эти и другие вопросы в интервью «Российской газете» ответил заместитель министра обороны РФ Анатолий Антонов.

Анатолий Иванович, тема предстоящей Московской конференции — военные аспекты европейской безопасности. О чем конкретно хотите говорить с коллегами?

Анатолий Антонов: Хотел бы напомнить, что это вторая конференция по проблемам международной безопасности, которую организует наше министерство. В прошлом году мы обсуждали противоракетную оборону. На тот момент, да, пожалуй, и сейчас, это — один из главных раздражителей в отношениях России с Соединенными Штатами, а также их партнерами по НАТО. Поэтому говорить о ЕвроПРО будем и на нынешней конференции. Однако сводить тему безопасности на континенте исключительно к этой проблематике было бы неверно. В Европе накоплен позитивный опыт укрепления безопасности каждого государства. В то же время очевидна нехватка доверия между странами. По-моему, это главная проблема. Она особенно актуальна сейчас, когда военная сила выходит на первый план при решении глобальных споров. К примеру, НАТО давно и активно применяет войска за пределами национальных территорий стран — участниц блока.

Мы же считаем, что отношения в Европе должны базироваться на принципе неделимой безопасности. Безопасность одного государства не должна усиливаться или обеспечиваться за счет ослабления безопасности другого.

Тему Афганистана будете поднимать?

Увеличить инфографику

Анатолий Антонов: Обязательно. В 2014 году международные силы покинут эту страну.

Как сложится там ситуация после вывода войск коалиции, никто точно не знает. Но лично я уверен, что давление афганского террора и наркотрафика на близлежащие территории только усилится. А это — серьезная угроза для России и наших союзников по ОДКБ. Кроме того, нельзя исключать негативного влияния афганского фактора на безопасность европейских государств. Вот почему мы выступаем за тесное сотрудничество в данном вопросе. Тем более что уровень взаимоотношений между европейскими структурами, в первую очередь НАТО, и ОДКБ сегодня оставляет желать лучшего.

Еще одна тема для дискуссии — новые механизмы контроля над обычными вооружениями в Европе. Действующий договор — ДОВСЕ, по моему твердому убеждению, умирает. Значит, нужно думать о новых мерах доверия и эффективных формах международного сотрудничества. Весь этот комплекс вопросов будем обсуждать в Москве 23-24 мая.

О европейской безопасности сегодня трудно говорить, игнорируя позицию США. Американцев на конференцию позвали?

Анатолий Антонов: Разумеется, тем более что их присутствие на континенте никак не назовешь условным. США имеют здесь не только союзников, но и военные базы, тактическое ядерное оружие. Они оказывают большое политическое и экономическое влияние на наших европейских соседей. Поэтому говорить об урегулировании главных проблем Европы без участия американцев было бы неверным. Но и преувеличивать их роль в обеспечении европейской безопасности тоже не стоит. США, как и Россия, является ядерной державой, постоянным членом Совета Безопасности ООН. Поэтому, разумеется, мы пригласили представителей Соединенных Штатов на свою конференцию, и рассчитываем на их конструктивное участие в дискуссии. В том числе — по ЕвроПРО.

Рассчитываете, что у европейских союзников США наконец-то прорежется собственный голос?

Анатолий Антонов: Мы знаем, что в НАТО поддерживают американские планы. На сегодняшний день противоракетной обороны альянса не существует. Зато есть американская система, которая была «подарена» европейским государствам. Правда, там не все до конца понимают, что за этот «подарок» придется в дальнейшем платить.

Для нас главное другое — фактических изменений в позиции США по системе ПРО, к сожалению, не видно. Более того, американские планы последовательно реализуются. При этом полностью игнорируются наши озабоченности. А если и есть какие-то видоизменения, то они принимаются не потому, что так хотела бы Российская Федерация, а потому что у Соединенных Штатов Америки возникли технологические и финансовые проблемы с реализацией своей программы. Я думаю, вы не найдете ни одного реального подтверждения, что США учли или пытаются учесть наши озабоченности, и думают так выстроить систему ПРО, чтобы она не создавала угрозу нашим силам ядерного сдерживания.

Нас беспокоят американские планы по ПРО, поскольку их реализация приведет к нарушению стратегического баланса. Безопасность США будет усилена в ущерб безопасности нашей страны. Мы хотим, чтобы противоракетные базы не строили рядом с российскими базами межконтинентальных баллистических ракет. Чтобы американские корабли не патрулировали те акватории северных морей, где возможен перехват наших ракет. Вот эту принципиальную позицию мы еще раз доведем до участников Московской конференции.

Вопрос в том, захотят ли нас услышать за океаном?

200 экспертов из разных стран мира обсудят на конференции в Москве проблемы европейской безопасности

Анатолий Антонов: Как раз для этого и нужны подобные конференции. Там мы хотим еще раз вместе с коллегами на профессиональном уровне рассмотреть, какие последствия для стратегической стабильности могут иметь последние решения США по противоракетной обороне. Понять, на каких условиях мы может сотрудничать в этой области. Высказать свои озабоченности и рассказать об истинном положении дел. Причем сделать это открыто, в присутствии не только официальных представителей министерств обороны стран НАТО и других государств, но и неправительственных организаций. Это очень важно.

Вы упомянули новые подходы США к построению системы ПРО. На ваш взгляд, что представляет большую опасность для России — американские корабельные системы или их наземные противоракетные комплексы?

Анатолий Антонов: Я думаю, что надо говорить о комплексе угроз, которые несет реализация американских планов. Да, нас волнует и расположение противоракет близко к российским ракетным базам, равно как и барражирование в северных морях американских кораблей. Но не в них главная проблема взаимоотношений России с Соединенными Штатами в области ПРО. Она — в отсутствии предсказуемости. Допустим, завтра с южного направления будет запущена ракета. К примеру, ракета полетит в сторону Европы. Значит ли это, что послезавтра США опять изменят свои планы, и четвертый этап развертывания ПРО возродится как Феникс из пепла? А потом пятый, шестой?

Увеличить инфографику

Вот почему Российская Федерация настаивает на том, чтобы военные и дипломаты сели и спокойно обсудили все проблемы. А совместно выработанные решения переложили на бумагу, где простым и понятным языком изложены правила взаимодействия. Речь не о новом договоре по ПРО. Скорее, об определении рамок возможного сотрудничества при соблюдении принципа неподрыва российских сил ядерного сдерживания. Ведь никто и никогда не вложит свои средства в какое-то дело, не понимая, что будет с этими деньгами. И мы не можем вкладывать свой военный потенциал в проект, который впоследствии может быть использован против России.

У вас нет ощущения, что договориться с американцами в принципе невозможно?

Анатолий Антонов: Я далек от такой мысли. Договориться с американцами о том, как вместе жить в условиях новых вызовов и угроз, как найти взаимоприемлемый вариант по ПРО, можно и нужно. А Московская конференция — это еще одна возможность посмотреть, насколько мы близки, где мы расходимся и почему, и что надо сделать для того, чтобы наши взгляды больше совпадали, чем расходились.

То же, наверное, относится и к европейским странам?

Анатолий Антонов: Нельзя отсидеться в тени, думая, что русские с американцами обо всем договорятся и решат судьбу планеты. Мир изменился, и сегодня государства Европы должны стать равноправными участниками диалога по противоракетной обороне континента. Конечно, мне бы хотелось, чтобы наши европейские друзья занимали более активную позицию в этом вопросе. Ведь, не дай Бог, если вдруг начнутся военные действия, их воздушное пространство может стать ареной противоборства.

Хорошо известно, чем Россию не устраивает Договор об обычных вооружениях в Европе. Ограничивать количество танков, боевых бронемашин, ударных вертолетов и самолетов, контролировать их перемещение имело смысл во времена «холодной войны». Теперь другие времена, и ДОВСЕ, конечно, нежизнеспособен. Но ведь есть адаптированный вариант этого договора. Чем он не устраивает Запад?

Анатолий Антонов: Его ратификацию там увязывают с решением проблем Приднестровья и Кавказа. А мы категорически против смешивания конфликтной проблематики с контролем за обычными вооруженными силами в Европе. Так проблему замороженных конфликтов никогда не решить. Эти проблемы надо разводить, что мы и предлагаем. Урегулированием ситуации в Приднестровье, Нагорном Карабахе занимаются специальные международные структуры. И Россия там играет самую активную роль.

Что же нужно сделать в Европе? Нужно определить, какие сегодня есть вызовы и угрозы для континента с точки зрения обычных вооружений. Решить, какова сегодня роль танков в современном бою. Она совсем другая, чем это было 20 лет назад. Кроме того, появились новые вооружения, в частности, беспилотники. Нужно разобраться с их ролью в боевых действиях. Видимо, настало время пересмотреть пять категорий вооружений, контролируемых пресловутым договором. Надо ли вообще смотреть друг на друга через прицел танка, самолета, вертолета? Если мы партнеры, как заявляется на самом высоком уровне, тогда стоит говорить о новых мерах доверия и сотрудничества между европейскими государствами.

Тем более что есть опыт удачного сотрудничества. Например, Договор по открытому небу, когда международные инспекторы свободно летают, снимают и фотографируют с воздуха военные объекты на чужой территории.

Анатолий Антонов: Этот договор Россию в целом устраивает. Но и там существуют определенные перекосы. Например, квота воздушных инспекций над Россией и Белоруссией составляет 42 полета в год. Аналогичная картина с контролем территории США. Однако в прошлом году нас проверяли 37 раз (больше не получилось по погодным и техническим причинам), а американцев — только восемь. Великобританию инспектировали трижды, Германию и Францию — дважды.

Они что, не пускали к себе международных инспекторов?

Анатолий Антонов: Да нет, решили, что среди «своих» и такого контроля достаточно. То есть главную нагрузку в выполнении этого Договора несет Россия. Мы не отказываемся от своих обязательств по ДОН, но призываем использовать такие инспекции для проверки действительно чувствительных моментов. Например, сосредоточения группировок и перебросок войск. То есть факторов, которые действительно влияют на безопасность государства. Мы считаем, что нужно отказаться от идеи контроля ради самого контроля и дополнить его мерами реального сотрудничества — совместных учений, взаимных визитов и других форм взаимодействия.

Досье «РГ»

Семь причин, по которым Россию не устраивает ДОВСЕ

1. Договор об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ) был подписан 19 ноября 1990 года в Париже, вступил в силу 9 ноября 1992 года. Его цель — установить равновесие между НАТО и Организацией Варшавского Договора. С распадом последней и приемом в Североатлантический альянс ряда восточноевропейских государств договор утратил свое основное значение. Более того, после приема в НАТО Болгарии, Венгрии, Польши, Румынии, Словакии и Чехии у стран альянса де-факто увеличился разрешенный суммарный уровень вооружений.

2. Для изменения ситуации государствами — участниками ДОВСЕ 19 ноября 1999 года в Стамбуле было подписано «Соглашение об адаптации Договора об ОВСЕ», трансформирующее зонально-групповую основу договора в систему национальных и территориальных уровней. Однако процесс ратификации этого соглашения был заморожен членами НАТО.

3. В настоящее время часть государств, входящих в НАТО, не участвует в реализации ДОВСЕ, что образует так называемую «серую зону» договора (Латвия, Литва и Эстония).

4. Имеющиеся в ДОВСЕ фланговые ограничения ущемляют право России размещать и свободно перемещать собственные Вооруженные силы в пределах национальной территории. В нынешних условиях эта ситуация лишена здравого смысла.

5. Явно не в пользу России складывается ситуация с контролем ДОВСЕ. После распада Организации Варшавского Договора инспекционная деятельность НАТО по этому соглашению была в основном направлена на тотальный контроль наших Вооруженных сил и наиболее боеготовых частей государств СНГ.

Кроме того, инспекционный режим ДОВСЕ по своему объему является явно избыточным (30-40 инспекций) и представляет значительную нагрузку для Российской армии, которая вынуждены выполнять несвойственные ей задачи, расходовать на это деньги и отвлекать личный состав от боевой учебы и повседневной деятельности.

6. На сегодняшний день устарел и адаптированный вариант ДОВСЕ. Это связано с тем, что там сохранились фланговые ограничения, отсутствуют ограничения для военно-морских сил, включая корабельную авиацию. Между тем опыт военных конфликтов последних лет показывает, что именно военно-морские группировки играют решающую роль в достижении успеха в операции.

7. Параметры ДОВСЕ включают только пять традиционных категорий вооружений — танки, боевые бронированные машины, артиллерия, боевые самолеты, ударные вертолеты. Там не учитывают современное высокоточное вооружение, в т.ч. крылатые ракеты и управляемые авиабомбы. Количество традиционных обычных вооружений сейчас уже не гарантирует поддержания военного баланса сил. Решающее значение в современных войнах имеют высокоточные ударные средства, а также информационные системы разведки и боевого управления

Фланговые ограничения ДОВСЕ лишали наших генералов возможности свободно маневрировать войсками на юго-западе и северо-западе страны.