Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
Строй, владей, эксплуатируй: Россия строит в Турции АЭС В Турции началось строительство первой в стране атомной электростанции. Это совместный проект Москвы и Анкары
9 декабря 2013, источник: ИноСМИ.Ру, (новости источника)

Отношения Франции и Германии станут только хуже

Чтобы там ни думали французские лидеры, отношения с Германией во время третьего мандата Ангелы Меркель неизбежно станут напряженнее: ее правительство пока еще не приступило к работе, а коалиция ХДС-ХСС/СПДГ не утверждена…

Признаков ужесточения немецкой позиции по Европе становится все больше день ото дня не только в Берлине, но и в Брюсселе и даже в совете ЕЦБ во Франкфурте.

Немецкая пресса не отказывает себе в удовольствии показать недовольство немцев и их лидеров по поводу попустительского отношения стран, которым не удается следовать ответственной линии. Такая перспектива начинает беспокоить французское руководство, которому не обойтись без немецких гарантий на переговорах с финансовыми рынками. В будущем году Франции потребуется найти на рынках почти 170 миллиардов евро для финансирования своей долговой нагрузки. Кроме того, Парижу нужно смягчение установленных Берлином условий нормализации бюджета, не говоря уже о возможности выпуска еврооблигаций для финансирования крупномасштабных проектов.

Франция искренне верила, что новая ситуация в политике позволит Ангеле Меркель сделать шаг в сторону расширения федерализма на уровне государственного управления. Это благотворно отразилось бы на ее солидарности с другими членами ЕС. Кроме того, обязательство найти компромисс по минимальной зарплате рассматривалось как первый признак готовности Германии хотя бы немного поступиться своей конкурентоспособностью. Увеличение зарплат означало бы и рост внутреннего потребления, который в свою очередь привел бы с снижению экспортного давления. Все это дало бы большую свободу для маневра экономикам других стран и в частности Франции. Однако на самом деле события не стали развиваться по такому сценарию. Причем сразу по трем причинам.

Во-первых, во время предвыборной кампании Ангела Меркель поняла, что немецкий народ в своем большинстве не желает расплачиваться по счетам других европейских стран. И, следовательно, готов внести лишь минимальный вклад. Смягчение политики Европейского центрального банка под руководством Марио Драги (Mario Draghi) навлекло на себя самую резкую критику немецкого руководства, примеру которого последовала и немецкая пресса. Последнее решение ЕЦБ о снижении процентных ставок было принято вопреки мнению представителей Германии в его управляющем совете.

Вторая причина касается деловых кругов. Немецкой промышленности нужны сбалансированные европейские рынки, но она не готова заплатить за это любую цену. Все наблюдатели единогласно признают, что немецкая модель еще очень долго сможет сохранять преимущество в конкурентоспособности. Тем более что это преимущество касается не цены, а качества продукции. Люди по всему миру покупают Audi и BMW вовсе не потому, что они дешевле других автомобилей.

Поэтому и речи не может быть о продолжении субсидирования Греции и Италии, а завтра еще и Франции. На прошлой неделе немецкий министр финансов позволил себе совершенно открыто выступить с критикой Франсуа Олланда, заявив, что у того нет ни курса, ни последовательной экономической политики. Прозвучали эти слова на заседании Совета по экономическим и финансовым вопросам. Чтобы сохранить лицо, Пьеру Московиси (Pierre Moscovici) пришлось публично поддержать главу Казначейства Рамона Фернандеза (Ramon Fernandez), о котором, как говорили, нелестно отзывался в Париже премьер Жан-Марк Эро (Jean-Marc Ayrault). Все это только плодит беспорядок и никак не свидетельствует о стремлении к глубоким реформам французской системы.

Третья причина связана с одним малоизвестным событием. Изначально Германия недвусмысленно выступала за укрепление европейского руководства вплоть до формирования федеральных инстанций. Сегодня же она кардинально изменила мнение и отступает на позиции с явным национальным уклоном.

Как утверждают источники из окружения канцлера, именно Франсуа Олланд убедил ее в том, что Европа к этому пока не готова, и что кризис сделал невозможной любую открытость. Ранее Ангела Меркель рассчитывала на Францию с лидерами, вскормленными на молоке Жака Делора (Jacques Delors), чтобы продвинуть вперед свои федеральные идеи. Во время избирательной кампании Франсуа Олланд окончательно забросил эти стремления, которые, тем не менее, были одной из главных традиций Соцпартии.

Уже на первой после президентских выборов встрече Ангеле Меркель стало ясно, что Франция никогда не будет на ее стороне. В таких условиях ни один глава правительства не пошел бы на риск референдума по формированию Соединенных Штатов Европы.

Поэтому она разработала проект с минимальными подвижками в общеевропейских вопросах. В результате Берлин не будет вкладываться в Западную Европу, но вполне может повернуться на восток, к Польше и бывшим советским республикам. Начиная хотя бы с Украины, которой Германия уже строит глазки.

Жан-Марк Сильвестр, бывший специалист по экономической информации на TF1, LCI и i>TÉLÉ, автор редакционных материалов на Atlantico.fr.

Жан-Марк Сильвестр,"Atlantico", Франция