Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
12 декабря 2013, источник: Газета Коммерсантъ, (новости источника)

Ким Чон Ын вытряхивает старину

В Северной Корее началась кампания тотальной смены военного руководства. Сигналом к этому стала беспрецедентная публичная расправа над «человеком номер два» в стране — дядей руководителя КНДР, которого обвинили в антипартийной деятельности и моральном разложении. Эксперты считают, что в КНДР создается система единоличной непререкаемой власти молодого вождя Ким Чон Ына, который избавляется от номенклатуры старого поколения. С подробностями — корреспондент ИТАР-ТАСС в Токио ВАСИЛИЙ ГОЛОВНИН, специально для «Ъ»

Сеульская газета «Чунъан ильбо» со ссылкой на южнокорейскую разведку проинформировала: в КНДР идет массовая замена военного руководства, в котором до сих пор преобладали достаточно пожилые люди. В отставку повально отправляют всех руководителей Корейской народной армии старше 65 лет. А это — костяк генералитета. Южнокорейская разведка также получила сведения, что в декабре начнется повальная замена всех командиров дивизий независимо от возраста.

Импульс к «чисткам» дало опубликованное в понедельник постановление состоявшегося накануне расширенного заседания политбюро ЦК Трудовой партии Кореи. Оно приняло решение о смещении со всех постов и лишении всех званий еще недавно всесильного «человека номер два» — Чан Сон Тхэка, мужа родной тетки молодого вождя Ким Чон Ына. Он был заместителем главы Госкомитета обороны, главного органа власти в Северной Корее. 67-летний Чан Сон Тхэк к тому же входил в политбюро и возглавлял организационный отдел ЦК, который ведал подбором кадров и курировал спецслужбы. Этот человек считался своего рода регентом при новом лидере страны, который неожиданно и, как полагают, без должной подготовки пришел к власти после внезапной смерти своего отца Ким Чен Ира в декабре 2011 года.

Теперь Чан Сон Тхэка обвинили в «антипартийной контрреволюционной фракционной деятельности». Его группировка, как было сказано, «захватила важные позиции в экономике, где занималась вредительством, распродавая по дешевке драгоценные ресурсы за границу», а сам дядя вождя «погрузился в капиталистический растленный образ жизни». В вину ему были поставлены «неподобающие связи с многочисленными женщинами», развлечения в дорогих ресторанах, употребление наркотиков, посещение казино и «растранжиривание иностранной валюты в третьих странах». Короче говоря, полный набор обвинений «врага народа» — не хватает только пункта о шпионаже или, скажем, о попытке отравить вождя.

Заседанием политбюро руководил лично Ким Чон Ын. Средства массовой информации КНДР распространили фотографии, на которых крепкие люди в военной форме за руки выводят из зала изменника Чана. Публикация таких материалов — беспрецедентное событие в истории Северной Кореи, она явно свидетельствует, что новый лидер намерен раздавить своего бывшего приближенного.

Смещенный товарищ Чан был назначен покойным отцом нынешнего лидера КНДР на роль наставника Ким Чон Ына: он объяснял ему работу аппарата и спецслужб, давал важные советы. Судя по всему, такая опека смертельно надоела молодому вождю. Раздражала его и вальяжная манера Чана, который слишком поверил в свою особую роль при пхеньянском дворе: позволял себе, например, засовывать руки в карманы брюк в присутствии вождя, не аплодировал, когда все присутствующие преданно хлопали в ответ на любые слова высшего руководителя.

Впрочем, дело не только в Чане. Есть все основания полагать, что молодой Ким Чон Ын начал повальную смену элиты — в том числе в сталинском стиле, путем физических расправ. В этом году, если верить южнокорейской разведке, в КНДР было проведено около 40 публичных казней.

28 декабря 2011 года, во время похорон Ким Чен Ира, у катафалка с гробом покойного шли восемь человек. Справа первым шагал сам Ким Чон Ын, за ним — ныне низвергнутый товарищ Чан и еще два высших партийных чина. Слева во главе с начальником Генштаба выступало руководство Корейской народной армии. За прошедшие два года из этой восьмерки «на плаву», помимо самого Кима, остались только двое партийных боссов в возрасте за 90 лет. Нет сомнений, что вскоре они тоже лишатся своих постов.

По данным правительства Южной Кореи, за время пребывания у власти «молодого Кима» сменилось уже почти 45% высшей партийной и военной номенклатуры (эксперты в Сеуле включают в нее 218 должностей). Процесс набирает обороты: Ким Чон Ыну не нужны матерые боссы, которые могут смотреть на него с высоты своих прежних заслуг перед дедом и отцом нынешнего правителя.

В решениях политбюро, кстати, есть многозначительный намек на наличие «группировки Чана» и на необходимость искоренить ее. Это значит, что «чистка» будет расширяться: СМИ уже публикуют письма простых рабочих, требующих «беспощадно покарать изменников».