Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
16 декабря 2013, источник: Известия, (новости источника)

Заключенным разрешат сообщать близким об этапировании

Сенаторы вносят поправки, которые в случае принятия позволят заключенным информировать родственников о переезде из одной колонии в другую еще до этапа

Чтобы заключенные не «терялись» при этапировании из одной колонии в другую, как произошло в ноябре с активисткой панк-группы Pussy Riot Надеждой Толоконниковой, в Совете Федераций подготовили законопроект — в случае принятия, этапируемый заключенный получит право сообщить о готовящемся переводе одному из родственников.

Авторы законопроекта предлагают внести поправку в статью 17.1 Уголовно-исполнительного кодекса и обязать органы ФСИН либо администрации колоний предоставлять заключенным такое право не позднее чем за 10 дней до отправки в другое исправительное учреждение (копия есть в распоряжении «Известий»).

— Отсутствует всякий правовой смысл этого запрета, кроме умаления достоинства личности и нарушения ст. 21 Конституции и ст. 10 Уголовно-исполнительного кодекса, — сказал «Известиям» один из авторов законопроекта — сенатор от Архангельской области Константин Добрынин (вместе с ним поправки готовили Андрей Клишас и Вадим Тюльпанов). — Наша пенитенциарная система до сих пор страдает карательным синдромом, когда осужденные граждане, помимо самого наказания, дополнительно поражаются в конституционных правах, причем без всякой на то причины.

На сегодняшний день заключенные не имеют ни права, ни возможности сообщить о своем грядущем переводе. Родственников информируют об этом уже постфактум — по действующим нормам администрация учреждения должна поставить их в известность не позднее 10 дней после прибытия в новое место заключения.

Как следствие, близкие могут находиться в неведении о судьбе своего родного человека довольно продолжительный срок. Эксперты рассказали «Известиям», что этап может растянуться на несколько месяцев — и все это время никто из близких не знает про судьбу этапируемого. В начале ноября с бывшей участницей панк-ансамбля Pussy Riot Надеждой Толоконниковой случилась похожая история, когда ее адвокаты и супруг Петр Верзилов в течение нескольких недель не могли выяснить ее местонахождение. В СМИ появилась информация о том, что Толоконникову этапировали из Мордовии, но куда ее везут, понятно не было. Назывались варианты с переводом в одно из исправительных учреждений Красноярского края и Челябинской области. Представители ФСИН эту информацию никак не комментировали. Также высказывались опасения по поводу состояния ее здоровья. В итоге в середине месяца Толоконникова «нашлась» в одном из исправительных учреждений Красноярского края (она была помещена помещена в местную туберкулёзную больницу).

Оповещение родственников о прибытии по месту назначения тоже не стоит затягивать на 10 суток, посчитали члены СФ. Во второй поправке они предлагают внести изменения в ч. 2 ст. 92 кодекса, где исключить фразу «в течение 20 суток» и заменить ее словами «по прибытии».

Это нужно, поскольку в нынешней ситуации положительного эффекта нет ни для кого: заключенный «не перевоспитывается, а озлобляется», а кроме того, страдает его семья, которая имеет право знать о судьбе своего близкого, считает член Совфеда.

— В конце концов, это просто не по-человечески, давно пора законодательно этот пробел устранить. А вероятным противникам инициативы я рекомендую думать философски о жизни, она порой такая непредсказуемая, — добавил Добрынин.

Муж Толоконниковой Петр Верзилов считает, что заставить ФСИН и колонии информировать родственников за 10 дней не удастся хотя бы просто потому, что решение об этапировании часто принимается за несколько дней, а то и за несколько часов. Нужно узаконить, чтобы право сообщить было у заключенного непосредственно перед отправкой.

— Безусловно, я поддерживаю. Достаточно было хотя бы права на звонок, телеграмму или электронное письмо перед самим переводом. Следует принять эту норму и следить за ее неукоснительным соблюдением администрациями, — сказал муж Толоконниковой.

Глава Совета при президенте по правам человека Михаил Федотов согласен, что принятие такой нормы было бы полезным для повышения открытости пенитенциарной системы. Она давно стала анахронизмом, поскольку сегодня караулить конвоиров, чтобы освободить этапируемого, как это было в XVIII–XIX веках, вряд ли кто-то станет.

— Сегодня это, конечно, смысла никакого не имеет. Но, возможно, есть какие-то другие причины, которые мешают отменить эту норму. Прежде чем принимать поправку, нужно обсудить вопрос с криминалистами. Они хорошо знают нравы и обычаи этого мира и скажут, не будет ли такая информация вредна для пользы дела, — резюмировал Федотов.

Такой же точки зрения придерживается член Общественной палаты Ольга Костина. Исключение стоит сделать только для членов организованных преступных группировок и осужденных за терроризм. В этом случае самому осужденному и конвоирам может угрожать опасность, считает она.

По мнению члена Общественной палаты, председателя президиума Совета общественных наблюдательных комиссий Марины Каннабих, предложение сенаторов правильное и не найдется ни одного человека, кто бы его не поддерживал. Тем не менее она считает, что в ближайшей перспективе убедить пенитенциарную систему принять такой порядок «вряд ли получится».