Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
Сколько на самом деле мартышек в Удаве из «38 попугаев»?Помните первую серию кукольного мультсериала, в которой животные думают, как измерить рост Удава?
22 декабря 2013, источник: Noi.md, (новости источника)

СМИ: Молдавию заставляют стать Румынией

Решение Конституционного суда Молдавии, согласно которому официальным языком этой республики является не молдавский, а румынский, ставит под удар национальную государственность.

К такому выводу пришли российские и молдавские эксперты — участники мультимедийной видеодискуссии Москва-Кишинев «Зачем молдаванам румынский язык?»

Дискуссии о статусе национального языка в республике ведутся не один год. В последнее время этноязыковая борьба приняла агрессивный и даже взрывоопасный характер, считает доктор исторических наук, молдавский писатель Василий Стати:

«Обстановка в стране осложнилась еще с июня 1990 года, когда Второй съезд Народного фронта потребовал заменить название молдавского языка на румынский, а Молдавию считать оккупированной территорией. Сейчас же ситуация стала еще более непонятной, но с четко выраженным агрессивным, прорумынским экспансионистским вектором. Несмотря на то, что попытки отменить основной национальный признак молдавской нации — молдавский язык, идут постоянно, сегодня это стало главным политическим действом нынешней власти».

По сути, молдавский и румынский языки почти идентичны. Просто в советское время молдаване использовали кириллицу. А в 1989 году, когда в республике появился закон «О функционировании языков на территории Молдавской ССР», кириллическое письмо было заменено латинским. Конституция, принятая в 1994 году уже независимым государством Молдова, закрепила статус государственного языка именно за молдавским, а не за румынским.

Нынешнее решение Конституционного суда Молдавии противоречит самой Конституции и является беспрецедентным в мировой практике, считает ведущий сотрудник института Российской истории Российской академии наук Владислав Гросул:

«Суд, который должен охранять Конституцию, нарушил ее, причем сразу по  нескольким статьям. Например, седьмую статью, утверждающую, что Конституция республики Молдова есть высший закон в стране. Или тринадцатую статью, провозглашающую государственным языком республики молдавский, а не румынский язык.

В пятьдесят шестой статье провозглашается преданность стране, которая должна быть священна для граждан. Также в Конституции четко и ясно записано, что языком судопроизводства является молдавский. А в статье, касающейся непосредственно Конституционного суда, говорится, что последний гарантирует верховенство Конституции. К сожалению, сегодня этого нет».

Дело о смене государственного языка было начато по инициативе президента Румынии Траяна Бэсеску и поддержано представителями Либеральной и Либерально-реформаторской партий Молдавии. Последняя, кстати, входит в правящую парламентскую коалицию. Само решение принималось шестью судьями. Как минимум четверо из них имеют румынское гражданство. Наличие второго паспорта в стране не только не запрещено, но и всячески поддерживается властями.

Незадолго до вынесения приговора КС, в нескольких городах республики был проведен опрос общественного мнения. Оказалось, что стать румынами и  пользоваться румынским языком хочет лишь небольшая часть граждан Молдавии, пояснила руководитель центра Средиземноморья и Черноморья Института Европы РАН Алла Язькова:

«В общем, не более 10 процентов всех опрошенных в Кишиневе и других крупных городах республики в какой-то степени согласились с предложениями президента Бэсеску. Причем даже не об объединении Молдавии и Румынии, а по поводу названия языка или выбора языка обучения. В школах Молдавии сегодня очень активно изучается история Румынии. Поэтому речь идет только о той части жителей страны, которая составляет меньшинство».

Для молдаван вопрос существования молдавского языка – это вопрос существования нации, государства и государственности. Это вопрос самоидентификации. «Если мы не будем говорить на молдавском языке, то мы станем кем угодно, но только не молдаванами», — считает Василий Стати.

Милена Фаустова