Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
23 декабря 2013, источник: Газета.Ру

Активность не вернулась

Михаил Ходорковский не намерен заниматься бизнесом или отсуживать компенсацию за бывшие активы ЮКОСа, чем сейчас занимаются миноритарии компании. Однако вины своей бизнесмен так и не признал, вопреки заверениям главы поглотившей активы ЮКОСа «Роснефти» Игоря Сечина

Экс-глава ЮКОСа Михаил Ходорковский провел первую после своего освобождения пресс-конференцию. Она состоялась в воскресенье в Берлине. Бывший заключенный заявил, что не собирается заниматься бизнесом. По его словам, этот вопрос для него закрыт.

«В борьбе за активы участвовать не буду», — добавил экс-глава ЮКОСа.

Ранее в интервью телеканалу «Дождь» Ходорковский рассказал, что пообещал президенту России Владимиру Путину не бороться за бывшие активы ЮКОСа.

Ходорковский считает, что «в ходе своей бизнес-карьеры достиг всего, чего хотел добиться». «Мое финансовое положение не ставит меня перед необходимостью работать ради зарабатывания денег», — признал бывший предприниматель. (Кстати, после освобождения из колонии Ходорковский получил зарплату за декабрь — 1,2 тыс. рублей). Теперь, по словам Ходорковского, он намерен сосредоточиться на защите прав политзаключенных в России.

Экс-глава ЮКОСа особо отметил, что не признавал своей вины. Он пояснил, что если бы признал вину, это могло бы грозить судебными исками в адрес его бывших партнеров по ЮКОСу и поэтому так поступить он не мог.

Бывший глава ЮКОСа был осужден в том числе по статьям «Хищение» и «Легализация денежных средств, полученных преступным путем».

Между тем глава «Роснефти» Игорь Сечин в пятницу заявил, что Ходорковский свою вину признал.

«В прошении о помиловании он признал вину, — уверял Сечин. — И с точки зрения юридического законодательства компания (“Роснефть” — “Газета.Ru”) стала более защищенной».

Опасения Сечина в отношении дела Ходорковского неслучайны. Именно «Роснефть» владеет основными нефтяными активами ЮКОСа. Крупнейшую добывающую структуру компании Ходорковского, «Юганскнефтегаз», «Роснефть» получила еще в декабре 2004 года, до официального признания ЮКОСа банкротом (это произошло в 2006 году). Аукцион по продаже «Юганскнефтегаза» был организован государством для покрытия налоговой задолженности ЮКОСа, его победителем стала компания «БайкалФинансГрупп», которую через несколько дней после торгов приобрела «Роснефть».

Именно приобретение «Юганскнефтегаза» вывело «Роснефть» в лидеры российской нефтяной отрасли. Позднее госкомпания приобрела большую часть энергетических активов ЮКОСа на торгах 2007 года, когда компания уже была объявлена банкротом. Ходорковский ранее прямо заявлял, что атака на ЮКОС была спланирована и осуществлена в интересах «Роснефти».

Более того, Сечин заявил, что «Роснефть» готова принять Ходорковского на работу, однако места топ-менеджеров уже заняты. «Я думаю, он шутит», — ответил на это в ходе пресс-конференции Ходорковский.

Помилование Ходорковского — персонально для Сечина новость не слишком приятная, отмечают эксперты. Даже с учетом его отказа от претензий на бывшие активы ЮКОСа, сам факт присутствия бывшего владельца одной из успешнейших компаний на свободе не может радовать нынешнего топ-менеджера нефтяной госкомпании. Впрочем, именно чтобы исключить возможные иски, власти могли заключить с Ходорковским специальные договоренности.

«Отношения Путина и Ходорковского — это нерв всего правления Путина, — говорит профессор Высшей школы экономики, политолог Николай Петров. — И если бы Ходорковский мог нанести какой-то вред “Роснефти” или Сечину, это был бы и ущерб для Путина». «Очевидно, что экс-главе ЮКОСа были поставлены условия, которые он будет выполнять (например, не заниматься политикой и не пытаться отсудить активы ЮКОСа). И если Ходорковский нарушит договоренности, у властей есть рычаги влияния на него. Например, в тюрьме в качестве заложника остается Платон Лебедев», — считает Петров.

По словам политолога Дмитрия Орешкина, договоренности, которые заключил Ходорковский с властями, могли быть даже оформлены юридически.

«Кремль ничего не делает без стопроцентной гарантии, без нее Ходорковского бы просто не отпустили, — говорит политолог. — Но Ходорковский не может запретить бороться за активы ЮКОСа его другим акционерам, например главе Group Menatep (учредитель ЮКОСа) Леониду Невзлину».

Источник в российской нефтяной отрасли говорит, что юридически у потенциальных истцов очень мало перспектив. «С точки зрения юриспруденции, оформлено все было в полном соответствии с законодательством, — отмечает собеседник “Газеты.Ru”. — Другое дело, что судили не столько Ходорковского, сколько компанию ЮКОС. А по предъявленным обвинениям можно было судить любую российскую компанию, все они уклонялись от уплаты налогов. В бухгалтерии той же “Роснефти” до прихода Богданчикова (Сергей Богданчиков возглавлял госкомпанию в 1998-2010 годах, — “Газета.ru”) творился откровенный хаос, а сама компания представляла из себя экономическую развалину».

По словам источника, сейчас сделать что-то с «Роснефтью» на российской территории малореально.

Акционеры ЮКОСа неоднократно пытались судиться с российским правительством и «Роснефтью». Первые иски были поданы еще до банкротства компании. ПозднееYukos Capital S.a.r.l (представляющая интересы топ-менеджмента ЮКОСа), отсудила у «Роснефти» 12,9 млрд рублей и намерена отсудить еще 4,6 млрд рублей в качестве процентов, набежавших с первой суммы за время судебных разбирательств. «Это единственное на что могут рассчитывать бывшие акционеры ЮКОСа, — комментирует один из миноритариев “Роснефти”. — Возможно, будут еще иски по менее значительным суммам. Активы отсудить нереально — для этого придется выиграть множество судов, доказывая, что банкротство ЮКОСа было незаконным, а ЮКОС банкротили как раз в соответствии с законом».

Зато, полагают эксперты, обратной стороной договоренностей властей с Ходорковским стал перенос информационных акцентов в российской политико-экономической действительности. «С одной стороны, помилование Ходорковского — это отвлечение внимания от российских банковских проблем, замедления экономического роста и выделения Украине щедрой помощи в $15 млрд, с другой — улучшение имиджа России заграницей перед Олимпиадой, полагает Кирилл Петров из Minchenko Consulting.

Автор: Алексей Топалов