Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
24 января 2014, источник: Деловая газета ВЗГЛЯД

Украина попросила Швейцарию помочь ей с Майданом

В то время, пока оппозиция захватывает административные центры все новых областей, а в Киеве располагаются вооруженные наемники из третьих стран, правительство Украины попросило Швейцарию выступить посредником при переговорах с оппозицией. Почему именно Швейцарию и чем она может помочь Януковичу, разбиралась газета ВЗГЛЯД.

Находясь на международном экономическом форуме в Давосе, премьер-министр Украины Николай Азаров заявил, что правительство Украины ищет международных посредников для урегулирования острого кризиса в стране. Таким посредником, видимо, станет Швейцария, точнее её президент Дидье Буркгальтер.

Информация эта пока не точная. В качестве «третейского судьи» Киев также рассматривает еврокомиссара по вопросам расширения и политики добрососедства Штефана Фюле и главу брюссельской дипломатии Кэтрин Эштон. Фюле уже прибыл в Киев для переговоров как с Януковичем, так и с представителями оппозиции. Эштон же посещала Украину ранее, застав попытку демонтажа баррикад на Майдане.

Другое дело, что администрация Януковича прекрасно понимает: брюссельская бюрократия полностью на стороне протестующих и уже не раз успела пригрозить Киеву и санкциями, и «дипломатическими выводами». Берн в качестве посредника и модератора украинскую власть устроил бы больше. Тем более, что Буркгальтер в данный момент является председателем ОБСЕ (этот пост перешел к Швейцарии 1 января по принципу ротации) и уже выразил готовность способствовать разрешению кризиса.

«У ОБСЕ есть необходимые инструменты и механизмы для работы в качестве беспристрастного посредника в таких ситуациях, и он готов поддержать украинские власти в целях снижения напряженности и предотвращения дальнейшей эскалации», — заявил швейцарский президент, попросив при этом все стороны воздержаться от насилия и призвав привлечь к ответственности виновных в гибели людей и эскалации конфликта.

Помимо председательства в ОБСЕ, у Швейцарии есть и другое важное основание для выступления посредником – репутация. Привлекать Швейцарию к урегулированию споров давно стало международной традицией. Именно через Швейцарию осуществляют дипломатическое общение Россия и Грузия после войны 080808. Аналогичным образом Берн используют Иран и Куба после разрыва отношений с США (в свою очередь, представители США в Гаване и Тегеране находятся в посольстве Швейцарии). Ранее Швейцария представляла интересы СССР в Ираке в 1955 году (после заключения Багдадского пакта) и Великобритании в Аргентине (во время войны за Фолкленды).

Также конфедерация регулярно предоставляет свою территорию для переговоров сторонам горячих этнических конфликтов: абхазы и осетины встречались там с грузинами, греки-киприоты с турками-киприотами, армяне с азербайджанцами (кстати, один из сопредседателей Минской группы ОБСЕ по разрешению нагорно-карабахского конфликта совсем недавно предложил активнее использовать швейцарское посредничество). Сейчас в Швейцарии проходит недельная конференция по сирийскому урегулированию, о которой газета ВЗГЛЯД писала в среду. К сожалению, по состоянию на пятницу, когда и должен был состояться раунд прямых переговоров между представителями Башара Асада и объединенной оппозиции, можно констатировать, что переговоры сорваны.

Сперва они были отложены по инициативе оппозиции, потом оппозиция стала понижать их уровень – главу Национальной коалиции сменил её генсек, а через некоторое время и он взял самоотвод. В итоге главе сирийской дипломатии предложили пообщаться с рядовым членом делегации НКОРС, после чего он пригрозил покинуть Женеву уже в субботу.

Имеет Берн и богатый опыт посредничества при внутриполитических кризисах. При его модераторстве с восставшей оппозицией в разное время вели переговоры власти Испании, Индонезии, Колумбии, Шри-Ланки и других стран. В общем, неудивительно, что именно в Швейцарии расположены офисы множества международных организаций. Даже Папу Римского, как известно, охраняют именно швейцарские гвардейцы.

Основой этого является нейтралитет Швейцарии, ставший визитной карточкой страны. Конфедерация не входит ни в один военный или политический блок и даже в ООН вступила только в 2002-м году. Такое положение вещей начало складываться еще в Средних веках и стало частью швейцарской национальной идеи, объединяющей кантоны, до сих пор сохраняющие предельно высокую степень самостоятельности. В свое время швейцарские наемники служили в разных армиях, в том числе, конфликтующих, рядовые швейцарцы могли открыто симпатизировать той или иной воюющей стороне (к примеру, в Первой мировой войне немецкоязычные швейцарцы поддерживали Центральные державы, а франкоязычные «Антанту»), правительство же никак не вмешивалось, сохраняя единство страны и осуществляя торговые отношения со всеми сторонами конфликтов. Когда же Швейцария превратилась в «банк при всей планете», это её положение только укрепилось: казначей держит нейтралитет, и казначея никто не трогает – себе дороже.

Берн отдельно подчеркивает, что вся швейцарская дипломатия обеспечивает не связи между правительствами, а связи между странами. Тут не смотрят – идейно свои или идейно чужие, демократические или тоталитарные, близкие или далекие. Швейцария нейтральна, и точка.

При этом переманить её на свою сторону весьма тяжело даже технически: все более-менее важные решения, в том числе, в области внешней политики принимаются на референдумах, а президент по сути является номинальной фигурой. По большому счету, у Швейцарии нет даже главы государства, точнее, он коллективный – это семь членов Федерального совета, которые относятся к разным политическим силам.

Президент же ротационным принципом меняется каждый год (самих членов Совета в индивидуальном порядке избирает парламент сроком на четыре года), причем он не главный, а как бы первый среди равных – для удобства международного общения. Упомянутый выше Буркгальтер стал президентом 1 января, сохранив при этом пост главы международного департамента (каждый член совета возглавляет какой-либо департамент).

В общем, модератор выбран профпригодный, что и говорить. Одна проблема: в целом, не очень понятно, с кем Янукович и Азаров попытаются через Швейцарию договориться. Назвать Виталия Кличко, Арсения Яценюка и Олега Тягнибока лидерами оппозиционных выступлений можно с большой натяжкой.

Скорее, они из кожи вон лезут, чтобы толпа считала их хотя бы формальными лидерами и не послала куда подальше. На Украине сейчас нет такой политической силы, которая с полным правом может говорить от имени восставших. Если в 2004-м это были Ющенко и Тимошенко, то сейчас «оппозиционное трио» идет на поводу у толпы.

Собственно, накануне все трое уже побывали у Януковича и кое о чем договорились: оппозиция не применяет силу и уходит из правительственного квартала, а власти амнистируют задержанных за беспорядки, которые откровенно напугали и заставили призывать всех к спокойствию даже всегда боевитого националиста Тягнибока. Однако Майдан встретил своих гонцов недовольным свистом, а через голосование постановил компромисса с властью не принимать. Получается, договариваться Януковичу нужно с разгоряченной толпой, что невозможно.

В регионах восставшие и вовсе живут своей жизнью. Накануне газета ВЗГЛЯД писала о захвате областных администраций во Львовской и Ровненской областях, сопровождавшихся изгнанием губернатора в одном случае и вице-губернаторов в другом. Как мы и предсказывали, к пятнице оппозиционеры захватили областные центры в еще нескольких регионах на западе страны: сейчас законную власть выжили из центральных административных зданий также в Тернополе, Ивано-Франковске, Черновцах и Хмельницком. Местные парламенты и мэрии в большей или меньшей степени контролировались оппозицией изначально, сейчас же рапорты об отставке всё чаще пишут не только чиновники, но и бойцы силовых структур, реализуя тем самым «переход на сторону народа».

В каждом случае захват осуществлялся под руководством местных оппозиционных элит, получается, Януковичу – хоть с швейцарцами, хоть без них – придется вести переговоры с каждым восставшим городом? Может, конечно, это и преувеличение, но то, что своих позиций оппозиционеры просто так не сдадут ни по просьбе Кличко, ни по просьбе Тягнибока очевидно. Разве что в Киеве (в том числе, и стараниями майданного трио, тут надо отдать им должное) уже двое суток держится мир, но все понимают – мир этот хрупок. Янукович на этот счет иллюзий тоже не питает. Он уже заявил, что в столичном конфликте принимают участие вооруженные иностранцы, имеющие за плечами опыт боевых действий. «Они все прячутся в захваченных зданиях. Мы знаем, что там есть оружие, — подчеркнул он. — В страну в последнее время намеревались въехать представители радикальных групп и криминальные авторитеты из других стран». Словом, достаточно искры (призыва, провокации, выстрела), и опять прольется кровь. Причем наличие искры обязательным условием уже не является, может полыхнуть и на ровном месте.

При этом президент со своей стороны демонстрирует готовность к множественным компромиссом. Янукович уже повторил свое обещание амнистировать задержанных участников беспорядков, кроме того, Верховная Рада готовится внести поправки в принятые недавно «репрессивные законы» и «переформатировать правительство» (при том, что оппозиция едина в требовании не о переформатировании, а о полной отставке кабмина).

Экс-президент Польши Александр Квасьневский, предложивший свой план урегулирования, считает, что в результате компромисса должно быть создано «правительство украинского единства, которое подготовит президентские выборы».

Фактически это означает для Януковича сдачу формальным лидерам Майдана ряда министерств. Вероятность же его победы на президентских выборах (особенно досрочных) рассматривается всеми политическими аналитиками как крайне низкая.