Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
3 февраля 2014, источник: Noi.md

Дмитрий Чубашенко: Три гагаузских удара — по ВП, КПП и ДП

Референдум в Гагаузии может иметь гораздо более серьезные последствия, чем это кажется сейчас, когда избирательные участки только закрылись.

Власти Кишинева говорят, что референдум незаконный, и он не будет иметь никаких правовых последствий. Они занимаются самообманом.

Может быть, по законам Молдовы, референдум и незаконный, но он точно легитимный, в том плане, что прошел в полном согласии гагаузского народа с гагаузской властью. И последствия у него точно будут, сначала политические, а потом, не исключено, и правовые.

Референдум в Гагаузии — это тройной удар, в порядке убывания, — по программе «Восточное партнерство» (ВП) Европейского союза, по правящей в Молдове Коалиции проевропейского правления (КПП), и по одной из его составляющих — Демократической партии (ДП).

Выбирая между Европейским союзом и Таможенным союзом, гагаузы однозначно предпочли союз с Россией союзу с Европой. После того, что случилось на Украине, это еще один тревожный звонок для брюссельской бюрократии.

Выбор в пользу ТС надо рассматривать в увязке с поддержкой закона об отложенном статусе Гагаузии. В этом законопроекте говорится, что если Молдова потеряет незвисимость, Гагаузия может сама стать независимым государством. Обычно это трактуется так, что если Молдова будет присоединена к Румынии, Гагаузия с этим не согласится. Но можно пойти в толковании этого документа, который станет законом, принятым на референдуме, дальше.

Подписав Соглашение об ассоциации с ЕС, Молдова, формально оставаясь независимым государством, теряет значительную часть своего суверенитета. По этому соглашению, не имея никаких перспектив членства в ЕС, Молдова переходит под его полный контроль. Должен быть создан Совет ассоциации — наднациональный орган, который будет принимать обязательные решения для парламента и правительства Молдовы и следить, чтобы ни один закон, принимаемый в республике, не противоречил СА с ЕС. И тогда можно будет поставить вопрос, а не изменился ли статус Молдовы как независимого государства, не перешла ли она полностью под внешнее управление ЕС, не стала ли его колонией, и если изменился, и перешла, и стала, не имеет ли Гагаузия право, в соответствии с итогами референдума от 2 февраля, на собственную независимость?

После подписания СА с ЕС, которое прямо запрещает ориентацию Молдовы на ТС и означает переход Молдовы в разряд условно независимых стран, связь между первым/вторым вопросами референдума (об ориентации на ЕС или ТС) и третьим вопросом (о независимости Гагаузии в случае утраты Молдовой своей независимости) может приобрести совсем неожиданный, и очень неприятный для ЕС, смысл.

Второй удар гагаузского референдума направлен против действующей кишиневской власти.

Ее представители и раньше не имели мандата избирателей на то, чтобы подписывать программу ВП. В предвыборных платформах партий КПП говорилось об европейской интеграции, но ВП — это не европейская интеграция, это не присоединение к ЕС. Статус участника ВП не предполагает членства в ЕС. Тема расширения ЕС закрыта, и представлять ВП как шаг на пути к присоединению к ЕС — это наперсточничество.

Теперь, когда кто-то из КПП будет говорить, что у них есть мандат народа на движение в сторону ЕС, им ответят, что Гагаузия — против, что Гагаузия — за движение в другую сторону, в сторону ТС. А вместе с ней за это выступила на этом конкретном референдуме и крупнейшая оппозиционная Партия коммунистов, за которую голосовали сотни тысяч избирателей, и множество других партий.

Конечно, лидеры КПП могут просто все игнорировать и поступать так, как им кажется единственно правильным. Мол, я начальник — ты дурак, мне на твое мнение наплевать, и делай, как я сказал. Но такое высокомерие уже сыграло с молдавскими политиками злую шутку в Приднестровье. Они хотят, чтобы Гагаузия стала вторым Приднестровьем? А потом по всей Молдове начали появляться третье, четвертое, пятое Приднестровье?

Третий удар референдума пришелся по ДП. Эта партия потратила много сил и денег, чтобы поставить под свой контроль Гагаузию, ее политиков и органы власти. В результате референдума все эти усилия и деньги пошли прахом.

Референдум сплотил всех гагаузских политиков, которые до этого воевали друг с другом, Формузала с Дудогло и Константиновым, последних — с коммунистами, коммунистов — с Формузалом. Может быть, потом, на башканских выборах, они снова разругаются, но по вопросу референдума они забыли все противоречия и объединились.

Лидеры ДП в автономии не смогли пойти против референдума, потому что это означало подписать себе смертный политический приговор. Это также означает, что идея референдума — не искусственная, не вымученная, а настоящая. Между гагаузским народом и партийным начальством в Кишиневе Дудогло и Константинов выбрали свой народ.

2 февраля 2014 года был плохим днем для ДП, КПП и ВП. Насколько плохим, еще предстоит понять.