Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты

Кто осуществил привязку к Азии? Путин

В среду это наконец случилось — поворот в сторону Азии. Но речь вовсе не о США. Это Россия повернулась на Восток. В Шанхае российский президент Владимир Путин и китайский председатель Си Цзиньпин подписали впечатляющее энергетическое соглашение. За тридцать лет Россия экспортирует в Китай сибирского природного газа на 400 миллиардов долларов.

Более тысячи оленей погибли на ЯмалеРанее массовый падеж оленей в ямальской тундре был зафиксирован в январе 2014 года, от бескормицы в оленеводческих хозяйствах тогда погибли около 70 тысяч животных
Источник:Reuters

В среду это наконец случилось — поворот в сторону Азии. Но речь вовсе не о США. Это Россия повернулась на Восток.

В Шанхае российский президент Владимир Путин и китайский председатель Си Цзиньпин подписали впечатляющее энергетическое соглашение. За тридцать лет Россия экспортирует в Китай сибирского природного газа на 400 миллиардов долларов.

Цифры колоссальные. Прочно связав производителя и потребителя (только трубопровод стоит 70 миллиардов долларов) это соглашение выпустило воздух из западных угроз о прекращении импорта российского газа в Европу, зазвучавших в связи с украинскими событиями (они в основном были пустыми, но тем не менее, очень громкими). Путин вызывающе продемонстрировал Европе, что ему есть к кому обратиться.

Российско-китайская сделка также превращает в посмешище хвастливые американские заявления о том, что из-за Украины США изолировали Россию. Даже Германия не хочет рисковать и идти на серьезное обострение с Россией (а поэтому не вводит существенные санкции). А теперь Путин выставил напоказ знаковое соглашение об энергетическом партнерстве сроком на 30 лет со второй экономикой мира. Да уж, изоляция.

Контраст с хваленой привязкой к Азии президента Обамы сбивает с толку и вызывает неловкость (не говоря уже о трубопроводе «Кистоун» между Канадой и США). В прошлом месяце Обама отправился в Японию, нацелившись на заключение крупного торгового соглашения, которое должно было стать символом важного стратегического альянса. И вернулся домой с пустыми руками.

Да понимает ли вообще внешнеполитическая команда Обамы, что происходит? По ее мнению, российско-китайский альянс — это просто отступательные маневры образца 19-го века с его балансом сил, которые осуществляют два человека, не понимающие реалий века 21-го, где правят законы и нормы. Обама даже выговаривает России и Китаю за то, что они не выполняют свои обязательства как ведущие заинтересованные стороны в этом новом взаимозависимом мире.

А китайцы с русскими только посмеиваются. Эти нормы и правила ничего для них не значат. Конечно, они вступили во Всемирную торговую организацию ради обретения коммерческих выгод — но потом все равно активно продолжили свой кибершпионаж и интеллектуальное пиратство. Они видят в этих нормах своеобразную форму империализма в бархатных перчатках, хитрое распространение западной гегемонии, нацеленное на сохранение России в ее ослабленном и стесненном постсоветском состоянии и на сдерживание Китая при помощи мощной военной машины США.

Обама говорит о современных правилах. Россия и Китай, вдохновляемые своим усиливающимся национализмом, руководствуются древними картами. Путин называет восточную и южную Украину старым царским словом Новороссия. А китайский министр иностранных дел обосновывает обширные территориальные притязания КНР, идущие вразрез с морским правом, давними картами (карта девяти пунктирных линий), оправдывающими китайское владычество над Восточно-Китайским и Южно-Китайским морями.

Из-за этого совпадение позиций двух ведущих антизападных держав мира становится еще более значимым. Оно означает важные изменения в глобальном балансе сил.

Визит Путина в Шанхай — это ответ на визит Никсона в Китай. Конечно, это не тот сюрприз, который тайком подготовил Генри Киссинджер. Но это кульминационный пункт постепенного, а теперь ускорившегося сближения между Россией и Китаем, которое по сути дела сводит на нет достижения Киссинджера и Никсона.

В результате их стратегического заговора, осуществленного в 1972 году, геополитическая ситуация в мире радикально изменилась в ущерб Москве. А теперь Путин повернул ту же самую ситуацию против нас. Вместе Китай и Россия представляют сердцевину новой коалиции антидемократических автократий, которая оспаривает навязанный Западом после холодной войны статус-кво. Развитие партнерства между ними символизирует появление первой после падения Берлинской стены глобальной коалиции против американской гегемонии.

На состоявшейся на этой неделе конференции по сотрудничеству в Азии Си Цзиньпин предложил совершенно новую систему континентальной безопасности, включающую Россию и Иран (чтобы никто не сомневался в ее антиимпериалистической сущности), но исключающую Америку. Это открытый вызов миру после холодной войны, где доминируют США, и который унаследовал Обама — а потом невообразимо ослабил.

Если это предложение будет принято и реализовано, то оно положит конец четвертьвековому периоду однополярности. И возвестит о возврате к двухполярности с двумя глобальными коалициями: одна из которых свободная, а другая нет. Но поскольку коммунизм мертв, у этой двухполярности не будет столь жесткой структуры, и она будет не настолько опасна идеологически, как двухполярность времен холодной войны. Это не будет борьба до победного конца, и тем не менее, это будет борьба — за господство и владычество.

Однако Обама, как-то объявивший, что «ни одна нация не может и не должна пытаться доминировать над другой нацией», проявляет полную пассивность и даже блаженное неведение. Его привязка к Азии остается пустым звуком. А вот отступление Америки с Ближнего Востока, где влияние США находится на самой низкой отметке за 40 лет (от Египта до Саудовской Аравии и от Ливии до Сирии) — это свершившийся факт.

Это отступление усугубляется предложенными Обамой масштабными сокращениями военных расходов (менее трех процентов ВВП к 2017 году), хотя в то же самое время Россия перевооружается, а Китай создает современные вооруженные силы, которые скоро смогут воспретить Америке доступ к Тихоокеанскому региону.

Упадок — это не состояние. Упадок — это результат выбора. В нашем случае это выбор Обамы. И в этой области он добился выдающихся успехов.

Чарльз Краутхаммер (Charles Krauthammer, «The Washington Post», США)

Пока ни одного комментария, будьте первым!
Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться.
подписка действует  дней
подписка действует  дней
31 деньподписки за59рублей
Оплатите подписку, чтобы участвовать в обсуждении новостей
Новости Mail.Ru