Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
Атака в Барселоне: террорист ушел с Рамблы через рынок СМИ опубликовали фотографии бегства подозреваемого в атаке на улице Рамбла в Барселоне
13 августа 2014, источник: RIGMA.INFO

Мы учим летать самолеты — Вячеслав Шпорт

В канун 80-летия КнААЗ о расцвете самолетостроения в Хабаровском крае и о трудных временах завода рассказал губернатор Хабаровского края

Источник: RIGMA.INFO

В канун Дня Воздушного флота России Комсомольский авиационный завод имени Гагарина отпразднует свое 80-летие. О истории не понаслышке знает губернатор Хабаровского края Вячеслав Шпорт, прошедший путь от рабочего до главного инженера – технического директора завода.

О расцвете самолетостроения в Хабаровском крае и о трудных временах завода рассказал Вячеслав Шпорт. Ведь при его участии были освоены и запущены в серийное производство новые образцы авиационной военной техники серии Су-22, Су-27, Су-35, поставлены на боевое дежурство и на экспорт уникальные военные истребители Су-33, Су-30МКК  и Су-27СМ.

— Юбилей, действительно, солидный. И прежде всего, за счет результатов пройденного пути. Без прикрас можно сказать, что все восемь десятков лет Комсомольский-на-Амуре завод – на службе Отечеству.

Сегодня даже представить трудно, как прибывшая в глухую тайгу молодежь, полураздетая и полуголодная, возвела будущий гигант мирового авиастроения. За два года неимоверного самоотверженного труда были подняты на крыло семь первых самолетов-разведчиков Р-6. И сразу же началась подготовка к выпуску дальних бомбардировщиков, которые в годы войны оправдали свое назначение. Под девизом «За станком – как в бою» наши земляки передали фронту более двух с половиной тысяч боевых самолетов ИЛ-4. При этом им довелось работать и в суровых климатических условиях, и во времена репрессий. Для меня показательно, что давали перевыполнение норм на 1300 процентов!

Вот так начинал свой путь флагман авиационной промышленности России. Так в Комсомольске-на-Амуре строилась школа российского самолетостроения, которой доверяли осваивать и серийно выпускать самолеты выдающихся конструкторов нашего времени.

— Вячеслав Иванович, это трудно представить, но объяснимо – время было такое.

— Да не скажите. И в мирное послевоенное время завод жил в условиях особого напряжения и ответственности. Вы знаете, что наши авиастроители в числе первых в стране освоили выпуск реактивной техники? Именно Комсомольску-на-Амуре было доверено производство самых известных самолетов мира – МИГ-15 и МИГ-15 БИС. Они стали большим сюрпризом для знаменитых американских реактивных самолетов F-86 Seiber, которые считались лучшими в то время в мире. Считали до тех пор, пока наши МИГи не появились в небе.

А как мы строили ракеты для атомных подводных лодок, открывая, по сути, эру крылатых ракет для атомного флота. Немало заводчан получили за это почетные медали ВМФ «300 лет российскому флоту». И я в том числе. А самое главное – наша страна получила уверенность в своих силах.

Я счастлив, что мне довелось быть причастным к созданию оплота страны, что я выбрал самолетостроение. Более четверти века – мой трудовой стаж на авиационном заводе имени Гагарина и срочная служба в Армии. Помню, как впервые пришел на завод и ахнул. Какая мощь, какие масштабы! Считаю наш завод уникальным.

— В чем его уникальность?

— В свое время, когда в КБ Сухого проектировали фронтовой истребитель СУ-27, подбирали такой завод-изготовитель, где бы разработчики вместе со специалистами могли машину довести до ума. Тогдашний министр авиационной промышленности Дементьев убедил всех, что такая задача по силам только комсомольским авиастроителям. Несмотря на то, что даже взлетной полосы для такой машины на тот момент у нас не было. Но посыл был в другом: именно комсомольчане умеют работать самостоятельно и ответственно. Здесь работают высококлассные профессионалы, будь это фрезеровщик, сборщик-клепальщик или сварщик. И труд каждого ценен, потому что от его качества зависит жизнь машины.



Я и сейчас преклоняюсь перед родным заводом, перед людьми, работающими на заводе. Вот вроде бы встречаешь заводчанина – обычный, кажется, человек. Пожимаешь руку, разговариваешь. А видишь этого человека в цеху и понимаешь – он строит самолеты, значит – это необычный человек.

— Чувствуется, что душой вы и сегодня на заводе.

— Чувство причастности к делу исключительной важности живет во мне все сознательные годы: и когда был сборщиком-клепальщиком на заводе, и когда стал главным инженером – техническим директором крупнейшего авиационного производства. Оно не покидало меня и во время работы депутатом Государственной думы. Не оставляет и сейчас на посту губернатора края, потому что авиация была и будет локомотивом не только промышленности, но и многих других сфер экономики.

— А ведь были времена, когда завод чуть не попал под конверсию.

— Был такой период в нашей жизни. У некоторых была идея акционирования завода, не учитывающая интересы ни предприятия, ни города, по большому счету, и страны. О чем можно говорить, если в те годы было ликвидировано министерство авиационной промышленности страны. У нас дело дошло до того, что сверхиндустриальный завод вынужден был выпускать кастрюли. Чтобы сохранить производство и специалистов, нам приходилось принимать нестандартные решения, искать союзников на федеральном уровне, предлагать продукцию соседствующим странам. Так у нас появился в 1992 году контракт с КНР на экспортный СУ-27СК. Работники завода в короткие сроки исполнили контракт, а летчики авиационного истребительного полка, вопреки всем трудностям и наперекор конверсии, перегнали партию самолетов в Китай.

Мы тогда поняли, в чем наша сила. Нам надо быть на голову выше, чтобы производственная база могла соответствовать завтрашнему дню. Так мы начали коренную реконструкцию завода, создание инженерно-технического центра. Одновременно искали поддержку у первых лиц государства.

Не буду долго рассказывать, как это мы делали, сколько писали, доказывали, важен результат. В 1999 году состоялся визит на завод председателя правительства РФ Владимира Путина. Затем, встав у руля страны, Владимир Владимирович отменил указ об акционировании предприятия в том грабительском варианте. С 1 декабря 2002 года предприятие было преобразовано в открытое акционерное общество и все 100 процентов акций принадлежали государственным структурам.

Теперь предстояло поднять предприятие на ноги. Нужны были прорывные проекты. На бумаге они существовали: региональный пассажирский лайнер RRJ, ставший впоследствии «Суперджетом-100», и перспективный боевой авиационный комплекс пятого поколения. А между ними переходная модель поколения «4++» – СУ 35С.

Пришлось немало походить по коридорам власти, чтобы именно на Комсомольском авиазаводе появился «Суперджет-100». Это первый за 20 лет гражданский самолет нашей страны, который удовлетворяет международным правилам. Лично я его расцениваю как ровесника новой России. И в этом вопросе нас тоже поддержал президент страны. И не только в этом. В 2009 году, в приезд Путина в Комсомольск-на-Амуре, был подписан протокол о начале строительства самолетов СУ-27 СМ, СУ-30 М2, Су-35 С. Мы расправили крылья.

Когда в этом году завод передавал самолеты СУ-35С министерству обороны страны и их лично принимал министр Сергей Шойгу, трудно передать то чувство гордости, которое я испытал. Это гордость за нашу страну, за людей, живущих и работающих здесь, в Комсомольске-на-Амуре, в Хабаровском крае.

— Чего вы бы хотели пожелать юбиляру?

— Эти дни богаты на юбилеи. В конце июля исполнилось 75 лет нашему ведущему разработчику боевых авиационных комплексов «Сухой» ОКБ Сухого. 75 лет отмечает авиационный истребительный полк, базирующийся в Дземгах. 80 лет исполнилось авиационному заводу имени Гагарина. Всех нас объединяет особая любовь. Как поется в известной песне, «мы учим летать самолеты…». За восемь десятилетий со взлетной полосы нашего завода поднялись в небо более 12 тысяч самолетов.

От всего сердца поздравляю коллективы юбиляров! Желаю всем крепкого здоровья, счастья, благополучия, чистого неба над головой, новых побед во славу Отечества.