Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
11 сентября 2014, источник: РИА Новости, (новости источника)

Жак Сапир: Олланд в отличие от Саркози упустил шанс стать миротворцем

По словам Жака Сапира, такой подход вынуждает президента принимать решения, которые ослабляют позиции Парижа, сокращают возможности влияния на исход конфликта и отдают право принятия решения на откуп альянсам, будь то НАТО или ЕС.

Источник: РИА Новости

ПАРИЖ, 11 сен — РИА Новости. Тесно связанная с Россией исторически, Франция могла сыграть решающую роль в организации международной дискуссии по ситуации на Украине, в сближении позиций РФ и Запада и, как следствие, преодолении украинского кризиса. Так уже бывало ранее: например, в ходе вооруженного конфликта в Южной Осетии, когда французский лидер Николя Саркози активно включился в миротворческий процесс, проводил переговоры с президентами России и Грузии и предложил план мирного урегулирования. В нынешней ситуации Париж такую возможность упустил — и виноват в этом, по мнению многих ведущих французских политиков и экспертов, президент Франсуа Олланд, позиция которого в международных отношениях определяется не здравым смыслом, а идеологическими догмами и неготовностью противоречить Евросоюзу и США.

«В случае с Олландом речь идет о явной склонности к сугубо идеологическому подходу вкупе с сервильностью по отношению к политике Запада. Он руководствуется принципом так называемой европейской солидарности, приверженностью к атлантизму и недоверием ко всему, что исходит из России», — считает директор по исследованиям Высшей школы социальных наук (EHESS), глава Центра исследований индустриализации (CEMI) Жак Сапир.

По его словам, такой подход вынуждает президента принимать решения, которые ослабляют позиции Парижа, сокращают возможности влияния на исход конфликта и отдают право принятия решения на откуп альянсам, будь то НАТО или ЕС. В результате Франция становится заложником проводимой из-за рубежа политики, которая на самом деле идет вразрез с национальными интересами страны. «Говорим мы о “Мистрале” или судим об участии в украинском кризисе в целом, мы всегда замечаем недостаток проницательности, дальновидности в действиях Олланда», — сказал эксперт.

«Во время грузинского кризиса Николя Саркози специально отправился в Москву, чтобы провести переговоры с Дмитрием Медведевым и Владимиром Путиным. У Франсуа Олланда были все возможности собрать участников конфликта, взять инициативу в свои руки. Вместо этого он предпочел встать на позиции с ЕС и НАТО, тем самым утратив право голоса», — отметил Сапир.

Бывший премьер-министр Франсуа Фийон также полагает, что Париж давно был обязан взять на себя определенный риск — риск, поскольку речь идет позиции, отличной от американской — и выступить инициатором дискуссии по Украине: предлагать решения, объединять участвующие в конфликте стороны. «Напротив, за исключением короткой встречи президентов Украины и России в ходе торжеств в Нормандии, французские власти в этом отношении не сделали ровным счетом ничего», — сказал Фийон.

Экс-премьер убежден, что Франция могла бы сыграть серьезную, может быть, решающую роль, предложив себя в качестве посредника, переговорщика, своего рода арбитра в этом споре. «Но это было бы можно сделать, лишь проводя собственную политику, а не слепо следуя за США. А сейчас мы забрели в тупик», — отметил он.

Подобную позицию разделяет лидер крайне правого «Национального фронта», евродепутат Марин Ле Пен, по словам которой избранная Олландом линия поведения и, в частности, его недавние заявления по поводу «Мистралей» свидетельствует о полном подчинении главы государства воле Вашингтона.

«С самого начала представители Нацфронта говорили, что решение по выходу из украинского кризиса не может быть найдено в том случае, если Россия не представлена за столом переговоров. Мы должны были выступить в роли миротворца, стороны, облегчающей диалог, а вместо этого лишь подливаем масла в огонь», — заявила глава Нацфронта в одном из радиоинтервью.

Она отметила, что ЕС в нынешней ситуации занял крайне конфликтную позицию, обвиняя во всем только россиян, поскольку всегда следует за Соединенными Штатами. «Прежде чем судить о действиях Владимира Путина, может быть, осудим сначала киевские власти? При полном безразличии, в полном молчании европейских СМИ и властей, сотни, тысячи граждан близкой ЕС страны — в том числе женщины, старики и дети — погибли в результате бомбардировок со стороны своего правительства», — сказала Ле Пен.

Действия Олланда критикуют и на противоположном фланге. Комментируя заявление президента по «Мистралю», сопредседатель «Партии левых», евродепутат Жан-Люк Меланшон заявил, что оно является свидетельством вассализации Франции в руках США и воинственной политики Североатлантического альянса.

«Франсуа Олланд — это катастрофа во всех ключевых областях жизни нашей страны», — сказал он.

Депутаты Национального собрания, представители «Народных правых» — одного из течений крупнейшей оппозиционной партии «Союз за народное движение» (UMP) — также заявили, что Париж обязан проводить свою политику с учетом национальных интересов, а не безвольно следовать на поводу у Европы и США, поскольку только так можно выбраться из кризиса.

«Усиление санкций против России не только неэффективно — это серьезная геостратегическая ошибка, поскольку Россия — незаменимый партнер в области безопасности в Европе, в частности, в области борьбы с терроризмом. У Франции в регионе очень много интересов, политических и экономических, поэтому не стоит горланить заодно с оголтелыми сторонниками ЕС, которые лишь настаивают на введении новых и новых санкций», — сказано в коммюнике парламентариев.

«Не считаю, что стратегия постоянно нарастающего давления в отношениях с Россией — лучшая стратегия. Я совершенно не понимаю, почему в этой истории с самого ее начала не было реальной дискуссии, реальных переговоров с Россией, с господином Путиным. Мы избрали путь давления и санкций. И теперь видим, куда эта дорога нас в итоге привела», — заявил другой представитель UMP, известный французский депутат Анри Гено.

«Когда Николя Саркози пытался уладить грузинский конфликт, он отправился в Тбилиси, затем — в Москву, затем — снова в Тбилиси. Мы не придем к решению, не ведя переговоров с российской стороной. Россия — великая держава, и мы не можем обращаться с ней бесцеремонно. Даже если нам не нравится эта ситуация, необходимо вести диалог», — сказал политик.