Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
22 сентября 2014, источник: Noi.md, (новости источника)

Власти Румынии провозгласили курс на второе «Великое объединение»

Премьер-министр Румынии и кандидат №1 в будущие президенты Виктор Понта, выступая на партийном форуме в Алба Юлии, объявил «второе великое объединение румынских земель» своей главной целью в случае победы на президентских выборах 2 ноября.

Источник: Noi.md

Повторение «великого объединения», по его словам, должно состояться к 2018 году.

«Моя цель — чтобы в 2018 году, на 100-летие великого объединения, мы снова были едины и могли гордиться тем, что мы румыны. Как президент, я сделаю все, чтобы румыны снова были вместе», — заявил Понта.

До сих пор главным румынским «унионистом» считался действующий президент Траян Бэсеску. Еще год назад, в преддверии саммита «Восточного партнерства» в Вильнюсе, он объявил, что объединение с Молдовой теперь является следующим, третьим по счету фундаментальным проектом Румынии (первыми двумя были вступление в НАТО и Евросоюз).

Виктор Понта в этом вопросе всегда проявлял умеренность. И год назад даже раскритиковал Бэсеску, назвав заявление президента о третьем фундаментальном проекте «безответственным популизмом». А тут вдруг сам перехватил у Бэсеску «знамя унионизма», провозгласив себя главным собирателем румынских земель.

Политологи объясняют эту трансформацию, в первую очередь, приближающимися президентскими выборами в Румынии. После того, как в ноябре прошлого года Бэсеску объявил о своем «третьем проекте», социологические опросы, проведенные в конце декабря 2013 года, продемонстрировали рост рейтинга президента Румынии на волне объявленной им унионистской кампании.

Если в 2010-2011 гг. Траян Бэсеску не мог преодолеть 10-процентного рубежа доверия жителей страны, то в декабре 2013-го его рейтинг вырос до 25%. Значит, идея «Великого объединения» достаточно популярна в румынском обществе и грех было бы ею не воспользоваться для упрочнения собственного имиджа.

Кроме того, по некоторым данным, за последние годы румынское гражданство получило около 400 тыс. молдаван. Все они – потенциальные избиратели.

То, что мал молдавский золотник, да дорог, продемонстрировали еще президентские выборы 2009 года. Тогда Траян Бэсеску с минимальным перевесом (50,37% против 49,63%) во второй раз стал президентом Румынии. Так что можно с полным основанием утверждать, что именно молдавские участники избирательного процесса (а в Молдове рейтинг румынского президента, несмотря на катастрофическое падение популярности на Родине, всегда был высоким) обеспечили Бэсеску недостающие десятые проценты голосов.

Поэтому неудивительно, что Виктор Понта в последнее время так активно «окучивает» небольшой молдавский электоральный надел: то газопровод открывает и обещает обеспечить Молдову дешевым альтернативным газом (правда, с момента открытия газопровода Яссы-Унгены прошел почти месяц, а румынского газа, как не было, так и нет). То выделяет средства на модернизацию молдавских дошкольных учреждений. То вот теперь обещает молдавской части румынского электората к 2018 году принять Молдову в «материнские» объятия Румынии. Под своим чутким президентским руководством.

Вторая причина унионистской активности действующего премьер-министра Румынии – продолжающаяся борьба с Траяном Бэсеску, которая теперь может выйти на новый уровень. Уже на молдавском электоральном поле.

Траян Бэсеску, чей второй президентский мандат истекает 21 декабря 2014 года, объявил, что свой последний, «прощальный» визит в качестве президента страны хочет нанести в Молдову. И попросить у президента Тимофти молдавское гражданство: с учетом того, что сотни тысяч граждан Молдовы за годы его президентства получили гражданство Румынии, он ждет от Кишинева положительного ответа на свою просьбу.

Впервые раскручивать тему своего молдавского гражданства Бэсеску стал летом прошлого года. Во время официального визита в Кишинев 17 июля, он бросил знаковую фразу, что после истечения срока президентских полномочий был бы рад стать гражданином РМ. Свое желание получить молдавское гражданство Траян Бэсеску объяснил «сантиментами»: мол, он очень бы хотел, чтобы все румыны жили в одной стране, и у них было одно гражданство, но если пока это невозможно, он хотел бы иметь гражданства «обоих румынских государств».

Экспертное сообщество в сантименты такого прожженного интригана, как Бэсеску не поверило, и заподозрило его в начале крупной политической игры. Возможное молдавское гражданство румынского президента было названо «бомбой замедленного действия». Политологи предположили, что Бэсеску мечтает стать новым Александром Иоаном Кузой. В январе 1859 года тот был избран сначала правителем Молдавского княжества, а 5 февраля того же года – князем Валахии, став, таким образом, первым правителем объединенной Румынии.

Теоретически Бэсеску вполне может повторить этот путь. В 2014-начале 2015 года он получает молдавское гражданство и активно включается в политическую жизнь РМ. Полномочия Николая Тимофти истекут в 2016 году (он уже заявил, что не собирается досрочно покидать президентский пост). А новые президентские выборы в Румынии пройдут в 2019 году. Так что, почему бы Траяну Бэсеску действительно не попробовать стать новым Кузой, став одновременно президентом РМ и Румынии и объединив, таким образом, оба «румынских государства»? На требование Конституции о 10-летнем проживании кандидата в президенты на территории Молдовы можно и не обратить внимания.

Другое дело, позволят ли Бэсеску стать новым «объединителем» не менее амбициозные политики с обоих берегов Прута, в том числе и Виктор Понта, который сам не прочь примерить эту роль на себя.

Некоторые политологи считают, что нынешние унионистские заявления румынского руководства, хоть и имеют ярко выраженный предвыборный характер, тем не менее, имеют куда более дальний прицел.

Для части румынской и молдавской политэлиты 2018 год – это сакральная дата. 100 лет с момента присоединения Бессарабии к Румынии. И многие политики с обоих берегов Прута не прочь повторить этот политический опыт. И хоть одна из правящих в Молдове партий сейчас, перед выборами, активно и обещает электорату к 2018-2020 году присоединить Молдову к Евросоюзу, этот проект (даже учитывая принятые в ЕС процедуры) выглядит весьма утопично.

С каждым годом вероятность вступления в Евросоюз новых членов уменьшается. Европейские чиновники уже не раз открытым текстом заявляли официальному Кишиневу, что перспектива присоединения Молдовы к Евросоюзу практически равна нулю. Что только играет на руку Бухаресту, который настойчиво дает понять молдавским политикам, что единственный путь евроинтеграции РМ лежит через интеграцию с Румынией.

Еще два года назад эксперты украинской аналитической группы «Da Vinci AG» предположили, что процесс т.н. «мягкой интеграции» Молдовы с Румынией может быть педалирован Бухарестом и «Румыния в перспективе ближайших полутора лет может начать форсировать события и попытаться ускорить процесс сближения государств на экономическом и социально- культурном уровне».

Официальный Бухарест, писали в 2012 году украинские аналитики, будет стараться создать в Молдове определенную социально-экономическую модель, основными направлениями которой станут унификация законодательной базы Молдовы и Румынии, активизация сотрудничества на уровне правительств и парламентов, диверсификация поставок энергоносителей, совместные проекты в сфере обороны и охраны границ, активная пропагандистская кампания в Молдове европейской интеграции страны параллельно с активизацией внедрения тезиса о «Великой Румынии». В связи с чем, украинские эксперты расценили возможность реализации сценария интеграции Молдовы с Румынией как «вполне вероятную».

Так, собственно, и произошло. А параллельно с реализацией этой социально-экономической модели, Бухарестом активно задействовались и т.н. «агенты влияния». Например, Конституционный суд РМ.

Нынешний состав КС уникален: все шесть его судей являются гражданами Румынии со всеми вытекающими отсюда последствиями. Например, своим решением от 5 декабря 2013 года Конституционный суд де-юре уже лишил Республику Молдова государственности. Когда поставил Декларацию о независимости – документ, не имеющий юридической силы и в своей преамбуле ставящий под сомнение саму государственность РМ, выше Конституции – основного закона страны. Ни в одной стране мира нет правового акта важнее Конституции. Судьи КС решили, что в Молдове такой документ есть.

В общем, официальный Бухарест в последние годы целенаправленно выстраивает юридическую, институциональную и даже техническую основу для реализации идеи «Великого объединения». И даже (на всякий случай) у него имеется подписанное и в 2013 году продленное соглашение о введении в РМ румынских внутренних войск в случае массовых беспорядков в Молдове. Хотя согласно ст.11 Конституции, «Республика Молдова не допускает размещения на своей территории вооруженных сил других государств». Но ведь Конституционный суд уже продемонстрировал, что при большом желании конституционные нормы всегда можно проигнорировать и обойти.

Примечательно, что ни президент, ни правительство, ни руководство парламента, ни правящие партии Республики Молдова никак не прореагировали на «унионистское» заявление Виктора Понты, который фактически назвал сроки ликвидации молдавской государственности. Единственная реакция последовала лишь от российского МИДа и молдавских социалистов. Получается, что официальный Кишинев разделяет призывы Понты и Бэсеску и согласен на демонтаж молдавской государственности в 2018 году?