Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
3 октября 2014, источник: Газета Коммерсантъ, (новости источника)

Позывные не меняются

Владимир Путин пообещал форуму «Россия зовет!» отсутствие отклонений от курса.
Все отклонения от объявленного еще в 2012 году экономического курса вынужденны, случайны или временны, власти в России намерены отвечать на санкции, тяжесть которых переоценивается, соблюдением этих правил игры, которые для инвесторов не предполагается ни усложнять, ни упрощать. Таково краткое резюме выступления президента Владимира Путина на пленарной сессии инвестфорума «ВТБ Капитала» «Россия зовет!». Рынки, не реагировавшие на тезисы президента ни взлетами, ни обвалами, с ним в итоге оказались согласны — как и руководство Sanofi Pasteur и Huawei, посчитавшее выступать с Владимиром Путиным в одной панельной дискуссии необходимым.

Источник: Газета «Коммерсантъ»

Пленарная сессия 6-го Инвестиционного форума «ВТБ Капитала» «Россия зовет!» закрывала одну из самых влиятельных негосударственных инвестконференций в России, а выступление на ней Владимира Путина было самым ожидаемым событием дня, тем более что сессия предполагала вопросы из зала. «Многие из вас практически работают в России, вы хорошо понимаете возможности и долгосрочные перспективы работы в нашей стране. И конечно, мы высоко ценим ваш настрой на содержательный откровенный диалог, на конструктивное сотрудничество — независимо от текущей политической, да и экономической конъюнктуры» — уже этих слов Владимира Путина было достаточно, чтобы понять, что ничего неожиданного произойти не должно. Главной задачей форума «ВТБ Капитала» и выступления на нем президента России в 2014 году стала демонстрация того, что внешние обстоятельства (их Владимир Путин перечислил сразу: это схожесть экономической ситуации с 2009 годом и ограничения во внешней торговле, то есть торговые санкции против РФ и контрсанкции) долгосрочно ничего не меняют в курсе Кремля и Белого дома. К ним, как и к остановке роста ВВП, относятся как к хотя и серьезному, но рядовому изменению конъюнктуры.

Рынки на выступление Владимира Путина почти не реагировали ни в момент речи, ни в течение сессии ответов на вопросы. Президент сразу же подтвердил намерение практически следовать «бюджетному правилу» в 2014 году, что на практике будет означать стерилизацию значительной части профицита бюджета за январь--август (2% ВВП, около 900 млрд руб.) в Резервном фонде. Владимир Путин также оценил как незначительные отклонения инфляции от прогноза Минэкономики (порядка 8% годовых, в измененном прогнозе на конец года — 7,5%), подчеркнув, что «монетарная инфляция не превышает запланированный по итогам года показатель в 5%». Президент отверг предположения о введении в будущем в РФ «валютных ограничений или ограничений по движению капитала», повышении налоговых ставок, пообещал создать «дополнительный запас прочности в финансовой сфере» и принятие всех законопроектов в рамках Национальной предпринимательской инициативы (пакет дерегуляции экономики, разрабатывавшийся при участии структур консультативного совета по иноинвестициям).

Не слишком благоприятные новости Владимир Путин представлял тем, чем они являются на самом деле,-- отсутствием новостей, то есть буквальным исполнением ранее данных обязательств. Даже ожидаемого давления на «отстающие» в области улучшения инвестклимата регионы Владимир Путин не обещал: вместо него будет работать «конкуренция региональных управленческих практик».

Даже когда Владимиру Путину наконец был задан вопрос о «деле “Башнефти”», подразумевающий в первую очередь домашний арест совладельца АФК «Система» Владимира Евтушенкова, президент пояснил: «Надеюсь, что все решения будут лежать не в уголовной, а в гражданско-правовой, в арбитражной плоскости». По словам Владимира Путина, само это дело не означает, что государство «нацелено на то, чтобы в массовом порядке начать пересмотр итогов приватизации: такого не будет точно». Все же остальное (в необщем порядке) возможно в рамках действующего законодательства, в том числе и с «Башнефтью». «Один случай от другого всегда системно и качественно может отличаться»,-- пояснил глава государства.

Еще до первых вопросов Владимир Путин поинтересовался у модератора сессии, главы ВТБ Андрея Костина, кто выступал на форуме утром до него. Узнав, что выступали министр экономики Алексей Улюкаев, министр финансов Антон Силуанов, руководитель ЦБ Эльвира Набиуллина и руководитель Сбербанка Герман Греф, президент заметил: «Я даже и не знаю, что после таких выступающих можно еще добавить. Вы всех их хорошо знаете, это как раз те люди, которые и формулируют, и осуществляют экономическую политику в России, причем много лет». Но на замечание господина Костина о том, что формулирующие могут спорить, «а точку все равно вы ставите», возражать не стал, в шутку пообещав выражать свою позицию без слов, исключительно мимикой — улыбкой и движением бровей.

Интерес президента к предыдущим выступавшим не был праздным. Выступление Германа Грефа на утренней сессии форума было впечатляющим даже для тех, кто слышал главу Сбербанка на деловых завтраках, организуемых крупнейшим госбанком страны на всех крупных бизнес-форумах страны. Последнее такое выступление Германа Грефа, о котором «Ъ» писал, состоялось в середине сентября на форуме в Сочи. Но в Москве 2 октября он был еще более резок. В частности, глава Сбербанка объявил инфляционное таргетирование ЦБ «стопятидесятой проблемой», которую нужно решать, а заодно и «лечением рака аспирином». Дело господина Евтушенкова Герман Греф прокомментировал лозунгом «Нельзя пугать людей ГУЛАГом!», а приоритетной задачей на будущее объявил изучение причин распада СССР и исследование неэффективности госпрограмм.

Сами по себе мысли Германа Грефа мало бы кого удивили, если бы не два обстоятельства. Форум «ВТБ Капитала» для главы Сбербанка — внешняя площадка, а рассуждение о лечении рака аспирином велось в присутствии двух профильных министров и главы регулятора денежного рынка — они никак не могли считать себя непричастными. Правда, ответных резкостей не стали себе позволять ни Эльвира Набиуллина (подтвердившая запуск валютного фондирования банков, в том числе и Сбербанка), ни Антон Силуанов (категорически отвергавший возможность даже говорить о возможном контроле за движением капитала), ни Алексей Улюкаев. Но категоричность и министров на форуме выглядела не менее эффектно, чем метафоры от главы Сбербанка. А Алексей Улюкаев даже немного подогрел ситуацию, чуть позже объявив уже согласованный правительством законопроект о судебной компенсации при нанесении ущерба иностранными судебными органами российским собственникам невозможным.

Владимир Путин 2 октября имел возможности и для опровержений, и для подтверждений в последней инстанции — но предпочел другое, и любому присутствующему в зале было понятно без слов, почему это так. В одной панели с президентом России выступали не только ожидаемый глава совета директоров Pirelli Марко Провера, но и CEO китайского телекоммуникационного гиганта Huawei Ванчжоу Мэн, и зампред набсовета индийской Essar Group Рави Руйя (агрессивно скупающей с 2012 года на миллиарды долларов западные корпоративные активы), и заместитель главы китайского инвестгиганта Fosun Group Льян Синь Чжунь. И, что особо важно, президент концерна Sanofi Pasteur Оливье Шармей, одного из крупнейших игроков фармрынка и в ЕС, и в мире.

Ярких выступлений эти люди не заготовили, поскольку в России их многое устраивает. Да и не только их: согласно блицопросу Ernst &Young к форуму, 66% из опрошенных 128 руководителей иностранных компаний в РФ не намерены пересматривать размер инвестиций в РФ, треть готовы перенести планы вложений на более поздние сроки, 48% ожидают, несмотря на все сложности, достичь плановых финансовых показателей. Чтобы все эти люди отказались от России, явно нужно что-то большее, чем текущий уровень санкций.

Дмитрий Бутрин