Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
11 октября 2014, источник: Русская служба Би-би-си

Женя из Луганска: людям с оружием в глаза не смотреть

Женщина из Луганска рассказала о жизни в городе, который контролируют сепаратисты

Жительница Луганска Женя (имя изменено — Ред.) уехала из своего родного города в Киев еще летом, когда Луганск обстреливали. Недавно она ненадолго приехала домой.

 О двух неделях жизни в городе, контролируемом сепаратистами, она рассказала Украинской Службе Би-би-си.

Би-би-си: Почему вы решили вернуться в Луганск?

Женя: Мы вернулись в Луганск за вещами. Там осталась моя квартира. Провели там две недели. Собрали вещи и перевезли их в Киев. В Луганск ехали на частной машине, обратно возвращались на поезде. Доехали хорошо, без приключений.

У нас луганская прописка, но документы никто не проверял. В поезде милиции не было. Они подсели на станции Красный Лиман и у всех мужчин в поезде проверяли документы.

В Луганск приезжают много людей и обратно тоже много едут с целыми баулами вещей и даже с мебелью. Билеты купить очень трудно. Нужно брать заранее.

Би-би-си: Где вы жили все это время, где покупали продукты?

Женя: Я жила дома. Моя квартира находится в Артемовском районе Луганска. Это многоквартирный дом. Не во всех районах города есть свет и вода. У меня дома не было ни того, ни другого. Свет дали только недавно. Но с перебоями.

Магазины работают не все. Некоторые подключают генераторы. В продаже есть овощи, появилась недавно курятина, а также сельдь. В городе работает много стихийных рынков. Иногда можно увидеть тушенку и консервы. Похоже на то, что из гуманитарных пайков люди кое-что распродают. За продуктами стоят очереди.

В городе я видела 3 или 4 аптеки, которые открыты и работают. Многих лекарств там нет. Особенно не хватает препаратов для больных сахарным диабетом. Цены несколько завышены. В нескольких аптеках я видела, как раздают гуманитарную помощь. Это были спирт, бинты и вата.

Уже сейчас в городе можно купить хлеб, хотя говорят, что еще за неделю до того, как я приехала, купить его было трудно.

Би-би-си: Какая атмосфера в городе, чувствовали ли вы себя в безопасности?

Женя: Люди потихоньку начинают выходить на улицы. Хотя по вечерам после 17:00 город вымирает.

Городской транспорт, маршрутки ходят редко и только до 15:00 — 16:00. Но я не видела в городе ни одной открытой заправки. Все закрыты. Где заправляются маршрутки, я не знаю.

В городе я не чувствовала себя в безопасности. И думаю, что спокойно там никто себя не чувствует. Я девушка молодая, и вечером на улицу вообще боялась выходить.

Когда я видела вооруженных людей, то старалась не встречаться с ними взглядами. Я не видела своими глазами, что они кому-то делают что-то плохое, но тем не менее, рядом с вооруженными людьми спокойно себя не чувствуешь. Многие люди ходят с оружием, с закрытыми лицами.

У нас появилось новое слово — «отжать». Вот эти вооруженные люди живут в «отжатых» домах. Это красивые дома, и я знаю, что их владельцами были другие люди. Эти вооруженные люди ездят на дорогих машинах без номеров или с номерами «ЛНР» или «Новороссия».

По городу может спокойно проехать танк, и не один. Люди уже спокойно на это реагируют.

Если выходишь на улицу, обязательно нужно иметь при себе паспорт. Могут проверить документы на улице. Я видела своими глазами паспорт «ЛНР» — он выглядит как лист размера А4, сложенный вдвое, в который вклеили фото.

Би-би-си: Как живут люди в поврежденных домах?

Женя: Люди пытаются отремонтировать жилье кто как может. Некоторые строительные материалы только недавно начали продавать на рынке. А вообще для того, чтобы что-то продать, нужно зарегистрироваться в «ЛНР».

Начинают открываться некоторые строительные магазины — там уже сейчас можно купить дерево, стекло, шифер. Ранее стекла вообще нигде не было. Люди им приторговывали. В городе можно было увидеть объявления, о том, что продается стекло такого-то размера. Какие у кого были запасы — все продавалось. Много окон закрыты пленкой. Как будут зимовать, я не знаю. Но, с другой стороны, есть проблемы с деньгами. Нет ни зарплат, ни пенсий. Последние выплаты люди получали в июне, некоторые еще успели получить в июле.

Би-би-си: Из вашего дома многие уехали? Что говорят те, кто остался?

Женя: Очень много моих соседей осталось. В основном из города выехала молодежь, люди с маленькими детьми. У моих соседей преобладает настроение в поддержку «ЛНР». Меня так удивленно спрашивали: «Ты что, в Киев будешь возвращаться, ты что, с ума сошла? Там же нелюди живут».

Слова «каратели», «звери» слышны на каждом углу. Я почувствовала, что все мои знакомые также поддерживают «ЛНР» — они верят, что у них все будет хорошо, они уже не хотят жить в Украине. Мне соседи говорили: «Оставайтесь, у нас здесь будет хорошо».

Би-би-си: Где люди работают, чем они занимаются?

Женя: В первую неделю моего пребывания в городе вообще ничего не работало. В Луганске вещает одно-единственное радио, которое все слушают. Я слышала объявление, что открылся завод и приглашают людей на работу. Также призывают медперсонал возвращаться в больницы. Объявляли о каких-то социальных выплатах.

BBC В данном материале на законных основаниях могут быть размещены дополнительные визуальные элементы. "Русская служба Би-би-си" не несет ответственности за их содержимое.