Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
20 октября 2014, источник: Газета Коммерсантъ, (новости источника)

Москва не сразу построилась

Как Сергей Собянин обновил столичную власть

Источник: Газета «Коммерсантъ»

20 октября 2010 года Сергей Собянин стал мэром Москвы, сменив на этом посту Юрия Лужкова. Новый глава города первым делом понизил топовых чиновников лужковского призыва и привел в городскую власть группу федеральных чиновников. Спустя четыре года люди, чья карьера не связана со старой московской бюрократией, занимают большую часть ключевых постов. Обновление городской элиты завершилось с формированием — практически без скандалов — лояльной мэру городской думы.

Старый ушел 

Юрий Лужков руководил городом на тех или иных должностях практически 20 лет (в апреле 1990 он стал и. о. главы Мосгорисполкома, а 28 сентября 2010 был уволен президентом Дмитрием Медведевым с поста мэра Москвы по «утрате доверия»). Люди на должности в московской системе власти подбирались, как правило, из нее самой. Политолог Борис Макаренко одной из заслуг Юрия Лужкова называет то, что он «из советских или даже совковых администраторов создал команду, которая научилась управлять большим мегаполисом», «капитализацией достоинств» которого занималась мэрия. Кроме того, господин Лужков в кадровом плане был достаточно консервативен, и человек, попавший в обойму, мог долго в ней оставаться. «В команде Лужкова часто были люди компетентные. Но если человек знает входы и выходы, это можно использовать во благо, а можно во вред городу, — отмечает экс-советник Лужкова Константин Затулин. — А мэр, хоть и метал гром и молнии, редко избавлялся от кадров, в этом смысле был человеком верным, причем верность была не всегда оправдана».

Как выяснилось в сентябре 2010 года, московская команда работала на мэрию, а не на Юрия Лужкова. Подобранные им руководители и сотрудники простились с прежним мэром и стали ждать распоряжений от нового.

Новый назначил 

Уже в первую неделю работы Сергей Собянин провел кадровые перестановки, логичные с учетом «естественного окостенения» старой элиты, отмечают источники «Ъ»: «Личные счеты при этом не сводились — Собянин не эмоциональный». Четверо из первых вице-мэров сразу были понижены в должности. Исключением стал куратор стройкомплекса 74-летний Владимир Ресин, который до инаугурации Сергея Собянина 21 октября был врио мэра Москвы, а после помогал ему входить в курс дел. Спустя год он покинул мэрию вместе еще с одним бывшим первым вице-мэром Людмилой Швецовой: оба получили места в Госдуме (господин Ресин возглавляет комиссию по строительству парламентского центра, госпожа Швецова — вице-спикер). Руководившего аппаратом в ранге первого вице-мэра Виктора Коробченко Сергей Собянин назначил советником, а курировавший экономполитику Юрий Росляк был делегирован в Совет федерации (в 2013 году после перевыборов мэра уступил место дважды Герою Соцтруда, секретарю ЦК КПСС 1972-1988 Владимиру Долгих). Сейчас в правительстве восемь вице-мэров, и из «лужковского призыва» только курирующий ЖКХ Петр Бирюков.

Уже в первые месяцы после появления Сергея Собянина на Тверской, 13 в мэрию пришла большая группа чиновников из федеральных ведомств, других регионов и бизнеса. По словам одного из близких мэрии экспертов, система подбора кадров во многом осталась «очень личностной». «У Собянина были разные этапы — председателя думы в Ханты-Мансийском округе, первого замполпреда в УрФО, губернатора Тюменской области, руководителя АП, главы аппарата правительства, и почти с каждого этапа пришли связанные с ним люди,-- отмечает собеседник “Ъ”. — Некоторые из них подтянули соратников. К примеру, столичная бюрократия с приходом Марата Хуснуллина была разбавлена чиновниками из Татарстана».

Всего в правительстве Москве 58 подразделений. Карьера руководителей 22 из них была связана с работой в московских структурах до прихода Сергея Собянина. Причем десять начальников после смены власти сохранили должности, а остальным замена мэра позволила получить повышение. Префекты также начинали работу еще при Юрии Лужкове. То, что сохранилось это управленческое звено, логично: часть чиновников должна «служить при любых политических назначенцах», уверен политолог Борис Макаренко. «Полностью сменить систему невозможно и не нужно — в ней нужны знатоки, поскольку информация о механизмах управления городом в основном в головах»,-- говорит еще один собеседник «Ъ». Вячеслав Шуленин, семь лет проработав в горизбиркоме, в 2010-2012 годах сделал карьерный рывок до начальника департамента территориальных органов исполнительной власти, то есть одного из ключевых «политических» подразделений мэрии.

И хотя в целом «руководством бюрократией» занимается давно работающая с господином Собяниным Анастасия Ракова (вице-мэр, глава аппарата), на среднем управленческом уровне мэру удается строить «современную кадровую бюрократическую модель», говорит руководитель проекта «Единой России» «Кадровый резерв» Юрий Котлер. То есть мэр старается брать людей «с рынка, со стороны», а у его предшественника система строилась «на принципах личной преданности, лифты не работали». На вопрос «Ъ», завершено ли формирование команды мэра, пресс-секретарь мэра Гульнара Пенькова ответила, что «для столь большой работы по управлению городом объективно кадровый состав меняется». «В любом случае, эффективность и результативность управления является одним из основных требований к работе в правительстве Москвы», — добавила она.

В качестве примера лифта господин Котлер называет «запуск программы отбора глав управ на конкурсной основе». По словам источника, близкого к мэрии, главы управ и стоящие над ними префекты не должны чувствовать себя «князьками». «Сейчас появились институты общественного контроля, например, общественные советники при управах», — говорит депутат Госдумы Ирина Белых, руководившая столичным отделением «Единой России» в 2012-2014 годах. Многие муниципальные депутаты и эксперты указывают, что должность главы управы при Сергее Собянине — «расстрельная».

Местное самообновление 

На муниципальных выборах 2012 года обновление депутатского корпуса составило 55%, на 60% обновились главы муниципальных образований. В депутаты на волне протестов прошли новые независимые люди, хотя большая часть кресел традиционно отошла единороссам-бюджетникам (избирались они, как правило, как самовыдвиженцы). В последнее время на уровне муниципалитетов активно обсуждается возможность укрупнения московских районов с сокращением их числа втрое (сейчас их 146), упразднения префектур и последующие досрочные выборы муниципалов в 2015 году. По сведениям «Ъ», варианты реформы уже обсуждаются в префектурах. Один из собеседников «Ъ» утверждает, что Анастасия Ракова хочет «окончательно зачистить старое чиновничество, которое ее не любит и не понимает».

Экс-префект САО Олег Митволь уверяет, что статус префектур и так «сильно урезали, теперь решения принимаются на уровне правительства». По его словам, «повод устранить префектов, которые сидят с лужковских времен, искали давно», а реформа может стать поводом для такого шага, поскольку при укрупнении районов «префектуры превращаются в рудимент». План реформы может быть готов к съезду cовета муниципальных образований Москвы в ноябре, на котором, возможно, выступит господин Собянин. Глава комиссии Мосгордуму по госстроительству и местному самоуправлению Татьяна Портнова отмечает, что некоторые проблемы в управлении городом есть: «Есть районы, где 180 тысяч жителей, есть, где 30, при этом у глав равная зарплата и ответственность». Вариант с укрупнением районов, указывает она, обсуждается «лет десять», но сейчас это не является «срочной проблемой». Источники «Ъ», близкие к мэрии, уверяют, что окончательное решение по этой теме не принято. Решения по укрупнению районов, по словам госпожи Пеньковой, нет.

Медиаторы на выход 

Выборы в Мосгордуму 14 сентября 2014 года завершили цикл обновления власти. Предыдущий созыв был избран в 2009 году, и команда господина Собянина четыре года работала с избранными при экс-мэре депутатами. Депутаты, так же как и их коллеги из исполнительной власти, демаршей против нового мэра себе не позволяли. Но обновление было неизбежно.

Новый созыв избирался также по-новому. В Москве не было партийных списков — всех 45 депутатов выбирали в одномандатных округах. Федеральное законодательство было подправлено таким образом, чтобы заксобрания городов федерального значения на 100% можно было избирать по одномандатным округам. Гарантий, что поправки пройдут сразу, не было, поэтому их вносили через депутатов, напрямую с Москвой не ассоциирующихся. Их принятие в конечном счете усилило автономию столицы от федерального руководства партии. «Когда выборы проходят по мажоритарке, получается, что ему не с федеральным руководством партии нужно вопросы обсуждать, а лишь с каждым конкретным депутатом», — сказал источник «Ъ», близкий к мэрии.

Уже в начале кампании стало известно, что далеко не все депутаты будут работать на профессиональной основе. В итоге в новом составе Мосгордумы только 18 — старожилы. Многие депутаты, включая возглавлявшего с 1994 году Мосгордуму Владимира Платонова, и главу бюджетно-финансовой комиссии Игоря Антонова, не подходили по «формату» новой мэрии. «Когда дума лояльна губернатору, создается впечатление, что депутаты мало что решают. На самом деле они делают много, но в конструктиве,-- заявил “Ъ” один из единороссов.-- А вот если парламент решит упереться, то ты ни одно финансовое решение провести не сможешь, включая бюджет, ни одно полномочие перераспределить».

Спикером стал глава совета муниципальных образований Москвы, сын уже экс-депутата Мосгордумы Валерия Шапошникова Алексей Шапошников. Среди кандидатов на этот пост, по информации «Ъ», был и бессменный префект ЮВАО Владимир Зотов. Но он проиграл выборы в избирательном округе коммунисту Андрею Клычкову. Владимир Платонов же, оставшись депутатом, занял должность советника президента Банка Москвы Михаила Кузовлева. Усилиями мэрии в думе был сформирован костяк депутатов, на которых она сможет опираться ближайшие пять лет: это не только традиционное большинство «Единой России», но и объединение «Моя Москва», созданное из непартийных депутатов и предельно лояльное мэрии. Состоит оно в основном из представителей бюджетной сферы — образования и медицины. По словам Ирины Белых, в Мосгордуме оказались люди, которые «аккумулируют опыт и знания определенных профессиональных сообществ, общественных групп, знают Москву».

Остались в думе и старожилы, которые зарекомендовали себя за время работы с новым мэром. Многие из них даже сохранили свои посты во главе комиссий — например, Степан Орлов или Евгений Герасимов. Депутат в Мосгордуме с 1997 года Олег Бочаров возглавил департамент промполитики, сменив на этом посту Алексея Комиссарова (назначен советником мэра). Бывший глава комиссии по экономполитике Игорь Протопопов избран аудитором Контрольно-счетной палаты Москвы. Единоросс Алексей Рябинин устроен заместителем руководителя департамента труда и занятости населения. Ирина Великанова стала главой Музея современной истории России. Иван Новицкий, как говорит близкий к нему источник «Ъ», теперь работает в департаменте топливно-энергетического хозяйства Москвы. С обновлением думы в Москве сменился уполномоченный по правам человека — Александра Музыкантского, у которого не сложились отношения с командой Сергея Собянина, сменила бывшая замглавы департамента соцзащиты Москвы Татьяна Потяева.

Политолог Михаил Виноградов считает, что Мосгордума в нынешнем виде будет «не лучше и не хуже предыдущей»: она не станет ни «площадкой для выхлопа пара или хотя бы концентрации внимания на городской повестке дня», ни «мозговым центром», ни точкой поиска компромиссов между элитными группами. Впрочем, для Сергея Собянина Мосгордума, выбранная по мажоритарным округам, может быть полезна: «Если у него самого меньше вкуса к публичной политике, ему нужны медиаторы между ним и населением», говорит политолог Борис Макаренко.

Максим Иванов, Таисия Бекбулатова