Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
29 января 2015, источник: Русская служба Би-би-си

HRW: наступление на права человека в России продолжается

Российские власти пошли на «драконовские» меры против независимых НКО, СМИ и интернета, стремясь контролировать подачу информации об Украине, говорится в ежегодном отчете Human Rights Watch.

Российское правительство в 2014 году усилило политику ущемления прав и свобод, говорится в ежегодном отчете правозащитной организации Human Rights Watch.

«В условиях стремления властей контролировать подачу информации о событиях на Украине принимались дополнительные драконовские законы о регулировании деятельности неправительственных организаций, СМИ и интернета, что сопровождалось публичными кампаниями по дискредитации предполагаемых критиков власти», — констатируют в HRW.

При этом в организации отмечают позитивные шаги в отношении прав инвалидов в России, а также доступа к паллиативной медицине.

25-й доклад HRW, насчитывающий 656 страниц, посвящен обзору ситуации с правами человека более чем в 90 странах.

Как написал во вступительном эссе к докладу исполнительный директор HRW Кеннет Рот, нарушения прав человека сыграли важную роль в формировании кризисных ситуаций, которые наблюдаются в мире в настоящее время.

Говоря об аннексии Крыма и конфликте на востоке Украины на пресс-конференции в Бейруте, Рот отметил, что к этой ситуации отчасти привело недостаточное внимание западных стран к ограничению свобод в России и усилению власти Владимира Путина.

При этом, как отмечается в отчете, действия, противоречащие международному праву, на востоке Украины совершают как пророссийские сепаратисты, так и украинские войска.

«Запад игнорировал»

Как заявил руководитель HRW на пресс-конференции, «Запад, по сути, игнорировал услиливающееся подавление прав человека Путиным», считая, что Россия нужна для оказания давления на Иран и Сирию.

По словам Рота, в отсутствие давления со стороны Запада у Путина была возможность построить закрытую информационную систему, в которой большинство граждан получают одностороннюю информацию, что позволяет Путину подавлять права человека в России и идти на обострение отношений с Украиной и Западом, при этом сохраняя крайне высокий рейтинг в обществе.

Российские официальные лица и государственные СМИ грубо искажали информацию, манипулировали ей, а иногда распространяли вымышленную информацию о конфликте, говорится в отчете. При этом там отмечается, что в ответ украинская сторона также чрезмерно ограничивала свободу СМИ, запрещая российские телеканалы и препятствуя въезду в страну иностранных журналистов.

«Кремль пытается оградить широкую аудиторию от определенного рода информации. Власть фактически приравнивает своих критиков к врагам государства и всеми средствами пытается либо заглушить их голоса, либо поставить их вне закона», — отмечает Татьяна Локшина, программный директор по России Human Rights Watch.

В отчете говорится, что в Крыму жители, которых заподозрили в проукраинских взглядах, сталкивались с преследованием со стороны так называемых «отрядов самообороны». С усилившимся преследованием сталкиваются и крымские татары, чьим лидерам Мустафе Джемилеву и Рефату Чубарову был запрещен въезд в Россию.

В качестве примера давления на критиков власти HRW приводит также приговор в отношении Олега Навального — брата оппозиционера Алексея Навального, приговоренного к трем c половиной годам лишения свободы по делу о мошенничестве.

В HRW преследование Олега Навального называют политически мотивированным и предполагают, что «это было сделано с целью оказать давление на его брата».

В числе примеров усилившегося давления в докладе также указано внесение поправок в июне в закон об НКО-"иностранных агентах", принятый в 2012 году, который позволяет министерству юстиции вносить организации в соответствующий реестр без их согласия, а также давление на неправительственные организации «Голос» и «Мемориал».

СМИ и ЛГБТ

Говоря о свободе самовыражения, HRW отмечает, что в России в 2014 году был заблокирован доступ к нескольким независимым новостным сайтам («Грани», Kasparov.ru, «Ежедневный журнал»), а также к блогу Алексея Навального.

«Блогеров с ежедневной аудиторией свыше 3 тысячи человек обязали регистрироваться наравне со СМИ, запретили коммерческую рекламу на кабельных и спутниковых телеканалах, значительно ограничили долю иностранного участия в СМИ и запретили хранить персональные данные российских пользователей на зарубежных серверах», — перечисляет организация.

Были также ужесточены санкции за участие в несанкционированных мирных собраниях — вплоть до пяти лет лишения свободы за повторное нарушение. Максимальная санкция по статье «массовые беспорядки» была увеличена с 8 до 15 лет лишения свободы.

«Около десятка человек остаются за решеткой, осужденные по необоснованным обвинениям в “массовых беспорядках” в связи с событиями на Болотной площади накануне инаугурации Владимира Путина в 2012 году», — отмечают в HRW.

В отчете также говорится, что российские власти не принимали мер ни по предупреждению насилия на почве гомофобии, ни по привлечению виновных к ответственности. В России отмечается рост числа таких нападений после принятия в 2013 году федерального закона об ответственности за «пропаганду нетрадиционных сексуальных отношений» среди несовершеннолетних.

Северный Кавказ

Доклад также отдельно останавливается на нарушениях прав человека на Северном Кавказе, где, по данным HRW, в 2014 году «сохранялась устойчивая практика задержаний в виде похищений, пыток и насильственных исчезновений, а также нападений на критиков власти».

В числе репрессивных мер организация отмечает публичное одобрение главой Чечни Рамзаном Кадыровым политики коллективного наказания в отношении семей боевиков, в результате чего было уничтожено по меньшей мере 15 домов, принадлежавших, предположительно, семьям подозреваемых в нападении на центр Грозного в декабре.

«В Дагестане силовики проводили рейды домов и мечетей салафитов, а также длительные спецоперации, сопровождавшиеся серьезными нарушениями. Многочисленных мусульман-салафитов задерживали, брали у них объяснения и в ряде случаев принуждали сдавать образцы ДНК», — говорится в докладе.

Позитивные сдвиги в 2014 году HRW зафиксировала в области защиты прав инвалидов и доступа к паллиативной медицине. Так, был введен прямой запрет дискриминации по признаку инвалидности, а также расширен перечень требований к приспособлениям для людей с сенсорной и физической инвалидностью.

«В то же время десятки тысяч детей с инвалидностью остаются запертыми в стенах специализированных интернатов, где страдают от насилия, отсутствия заботы и других нарушений», — добавляют в организации.

Хотя отсутствие доступа к качественному обезболиванию и паллиативной медицине остается системной проблемой, в 2014 году, в частности, были прописаны правила доступа к обезболивающим тяжелобольных детей.

HRW также отмечает, что в прошлом году после долгой судебной тяжбы была оправдана врач Алевтина Хориняк, которая выписала рецепт на наркотическое обезболивающее смертельно больному пациенту и попала под преследование по статье о распространении наркотиков.

Борьба с «Исламским государством»

Правительства стран совершают большую ошибку, когда игнорируют права человека ради борьбы с угрозами национальной безопасности, отмечает в своем эссе Кеннет Рот.

Как говорится в отчете, один из глобальных вызовов, которые «подталкивают правительства к переводу вопросов прав человека в разряд второстепенных», — это подъем группировки «Исламское государство».

Однако к самому появлению этой проблемы способствовали вакуум безопасности, образовавшийся после американского вторжения в Ирак, и нарушения со стороны властей Ирака и Сирии, которое международное сообщество игнорировало.

«Нарушения прав человека сыграли важную роль в зарождении и ухудшении многих из сегодняшних кризисных ситуаций», — говорится в эссе Рота.

Так, премьер Ирака Хайдер аль-Абади обещает расширить участие всех слоев общества в управлении государством, однако его правительство, как отмечают в HRW, продолжает опираться преимущественно на шиитское ополчение, а суннитское население подавляется.

«Искоренение коррупции и произвола в судебной системе и переход к такой конфессиональной политике, в рамках которой сунниты смогут ощутить себя полноправными гражданами Ирака, сыграли бы в противодействии “Исламскому государству” не меньшую роль, чем меры военного характера», — говорится в отчете.

США и пытки ЦРУ

Говоря о ситуации в Сирии, правозащитная организация отмечает, что Совет безопасности ООН в значительной степени отмалчивается по этому вопросу, поскольку Россия и Китай, используя свое право вето, блокируют согласованные усилия международного сообщества по прекращению кровопролития.

«С другой стороны, США и их союзники настолько увлеклись военной операцией против “Исламского государства”, что забросили попытки принудить Дамаск к прекращению нарушений, — говорится в докладе. — В Сирии правительственные силы целенаправленно и безжалостно наносят удары по гражданскому населению на контролируемых оппозицией территориях».

Тем временем в Кении, Египте и Китае властные структуры «отвечают на реальные или мнимые террористические угрозы произволом, который, в конечном счете, только усугубляет кризис», говорится в докладе.

HRW также обращает внимание, что в США президент Барак Обама отказался проводить формальное расследование применения пыток в ходе допросов агентами ЦРУ подозреваемых в терроризме.

«Такое уклонение от предписываемых законом обязанностей лишь увеличивает вероятность того, что будущие президенты будут считать пытки, скорее, допустимым вариантом политики, нежели уголовным преступлением. Одновременно существенно сужаются возможности Вашингтона требовать судебного преследования за пытки в других странах», — отмечают в HRW.

Рот в своем эссе призывает политиков всего мира «перестать относиться к правам и свободам, как к досадной обузе, и начать использовать их в качестве морального ориентира, обеспечивающего выход из кризиса и хаоса».

BBC В данном материале на законных основаниях могут быть размещены дополнительные визуальные элементы. "Русская служба Би-би-си" не несет ответственности за их содержимое.