Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
5 февраля 2015, источник: Ведомости, (новости источника)

МВД, ФСКН, ФМС: вместе или раздельно

В администрации президента, по данным СМИ, обсуждается возможность упразднения Госнаркоконтроля (ФСКН) и Федеральной миграционной службы (ФМС) как самостоятельных служб и передача их в МВД.

Сокращение числа силовых структур и ликвидация лишних управленческих подразделений выглядят здраво, но возможны и отрицательные последствия.

Необходимость упразднения ФСКН и передача ее функций полиции давно обсуждается в экспертных кругах. Существование двух ведомств, занятых контролем над одним и тем же типом криминального поведения, ведет не только к дублированию работы, но и к нездоровой конкуренции. ФСКН оправдывает свою самостоятельность тем, что в отличие от МВД она выявляет крупные потоки наркотиков, работает с оптовым рынком. Однако совершенно непонятно, что могло бы помешать оставить тех же оперативников делать эту же работу в рамках МВД, а все их многочисленное начальство попросту сократить. Что же касается функций ФСКН, которые связаны с контролем гражданского оборота разрешенных наркотиков (в медицине, ветеринарии и т. п.), то в этих сферах давно существуют и активно работают свои надзорные и контрольные органы, которые следят и за оборотом наркотических препаратов.

В действительности ничем принципиально работа ФСКН от работы МВД не отличается — те же родовые пороки плюс некоторое количество дополнительных дефектов. Полевые исследования полиции показали, что за пределами региональных центров межрайонные и районные отделы ФСКН испытывают существенные проблемы с кадрами, по сути, они выключены из реальной работы. Что же касается остальных пороков — в ФСКН действует точно такая же «палочная» система, как в МВД, отчетность мотивирует сотрудников выбирать самые легкие дела и более слабых подозреваемых — сделать дело на директора аптеки гораздо проще, чем выявлять сложную сеть наркосбытчиков. Передача этого органа и его функций в МВД вряд ли радикально улучшит ситуацию, но уж точно ничего не ухудшит, при этом позволит сэкономить какое-то количество бюджетных средств. Логичное решение в нынешней экономической ситуации.

Что касается ФМС, то здесь ситуация противоположная. Это ведомство окончательно освободилось от контроля со стороны МВД лишь ко второй половине 2000-х гг. (указ о его создании был подписан в 2004 г.). Его основные функции отнюдь не контрольные и силовые, а гражданские. По сути, это оказание государственных услуг: выдача паспортов, оформление документов, прием и обработка заявлений на гражданство. Контроль над нелегальной миграцией, рейды по выявлению незаконно используемой иностранной рабочей силы — все это на виду, но в общей структуре работы ведомства играет не самую большую роль. Возможно, как раз эти «силовые» функции и стоило бы отдать МВД, оставив ФМС чисто гражданским ведомством.

Понятно, что рядовые сотрудники миграционной службы (в отличие от руководства ФМС) мечтают вернуться в МВД. Там и зарплата выше, и ресурсов больше, и на рейды по контролю за нелегальной миграцией придется выходить не в рамках совместных с МВД кампаний (на одно согласование и составление планов уходит много времени у руководителей и сотрудников штабных подразделений), а уже в роли сотрудников МВД. Однако нужно вспомнить, что изначальная идея выделения ФМС в самостоятельное государственное ведомство состояла как раз в демилитаризации функций, которые оно выполняет для граждан. Почему чиновник, выдающий разрешение на временное жительство гражданину другого государства, должен быть представителем правоохранительных органов? Почему он должен выходить на пенсию по достижении того же стажа, получать те же социальные гарантии, что и сотрудник патрульно-постовой службы, который много времени проводит на улице в любую погоду, дышит выхлопными газами и то и дело переходит на усиленный режим несения службы, проводя на работе по 12 часов в день? Почему офисный работник вообще должен носить погоны?

По мнению специалиста в области изучения миграции, профессора антропологии Европейского университета в Санкт-Петербурге Сергея Абашина, в XXI в. решение миграционных проблем состоит не в усилении репрессивных инструментов, которые заводят проблему в тупик, а в максимальной легализации, создании механизмов включения мигрантов в российское общество: «Гипотетическая передача ФМС и всех ее функций в управление МВД для решения собственно миграционных вопросов будет иметь отрицательные последствия».

Сам факт обсуждения передачи двух упомянутых служб в МВД говорит о возможности пересмотра ключевых идей административной реформы середины 2000-х гг.: разделения ведомств на разные типы в зависимости от того, какие функции они выполняют. Создание ФМС реализовывало поворот к гражданским способам регулирования миграционных потоков на фоне роста привлекательности российского рынка труда. Существование отдельного ФСКН мотивировалось тем, что борьба с наркотиками — это не только поиск и посадки наркоторговцев, но гораздо более сложная работа, включающая профилактику, реабилитацию наркозависимых, поиск новых, неполицейских форм борьбы с наркотиками. Однако на первый план опять вышли полицейские функции. Если в ФСКН в силу изначальных дефектов этой службы, созданной на базе налоговой полиции, поздно что-либо исправлять, то потенциал ФМС как гражданского ведомства далеко не исчерпан.

Авторы — ведущий научный сотрудник и научный сотрудник Института проблем правоприменения при Европейском университете в Санкт-Петербурге