Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
7 апреля 2015, источник: Ведомости

Иран выиграл в войне санкций

За готовность спасти Европу от российской энергетической зависимости Тегеран получил право на атомную бомбу.

Источник: AP 2017

Перспективы соглашения с Ираном ставят довольно много вопросов. Часто для России все рисуют в мрачном свете. Нефть зальет рынок, начнутся поставки газа в ЕС. Проблемы, конечно, есть, но они не так драматичны. Падение экспорта Ирана из-за санкций составило менее 50 млн т в год. Это менее 2% от общемировой торговли физической нефтью. Рынок это не особенно заметит. Не говоря уже о том, что добычу еще надо нарастить, а в условиях длительного финансового и технологического голода сделать это мгновенно не выйдет. Газовые запасы Ирана уступают только нам, но на их разработку и строительство инфраструктуры уйдет немало времени. Так что угрозы имеют скорее стратегический характер.

А вот конъюнктурно соглашение может сыграть нам на руку. Прежде всего, все увидели, что западные санкции могут не завершиться нужным результатом и в итоге быть сняты. Причем не по объективным причинам, а просто по решению США. Если они дают индульгенцию, процесс снятия санкций резко ускоряется. А ведь в случае с Ираном мы имеем дело с комплексной историей, где страновые санкции дополнены санкциями Совбеза ООН. Очевидно, что в Иране ничего особенно не изменилось, уход Ахмадинеджада и его замена на Хасана Роухани были хорошей политической декорацией. Все понимают, что власть в Иране не у президента, а у духовного лидера аятоллы Али Хаменеи, который не меняется с 1989 г. Однако, если у Запада есть желание снять санкции, он готов будет действовать по принципу «обмануть меня не трудно, я сам обманываться рад». Если захотят — запишут тебя в демократы без вопросов. Все это дает определенный простор для размышлений президенту Путину в контексте 2018 г.

Сейчас на Западе все выражают надежды, что снятие санкций приведет к еще большей открытости Ирана. Хотя это лишь напоминает широкой общественности о том, что на самом деле происходит в Иране. Так, президент ФИФА Блаттер заявил, что после снятия санкций надеется увидеть женщин в качестве зрителей на футбольных матчах в Иране. Так все вспомнили, что до сих пор там женщинам посещение спортивных арен запрещено. Ну, это лишь один штрих. Конечно, можно сказать, что санкции отменяются не за демократизацию, а за согласие выполнить решение международного сообщества по ядерной программе. Но понятно, что это натяжка: Иран не раз ловили на обмане МАГАТЭ и международных инспекторов. Почему вдруг решили поверить именно сейчас?

Выходит, что ценности, увы, не самое главное. На первом месте, нравится это или нет, целесообразность. По сути, если отбросить политическую демагогию, за готовность спасти Европу от российской энергетической зависимости Тегеран получил признание его права на атомную бомбу. Не секрет, что Иран предлагается едва ли не как главная альтернатива российскому газу. Сам Иран с удовольствием предлагает себя ЕС. США же нужно удерживать европейцев в зоне своего контроля по вопросу о санкциях в отношении России. Допустить трещины в ЕС по этой теме они не могут: тут нет никаких иллюзий, никакой Ципрас нас от санкций не спасет.

Оставим за скобками вопрос о том, не просчитается ли Европа с таким новым другом, как Иран. Зафиксируем лишь вот что: важные политические решения по-прежнему принимаются исходя из прагматичных аргументов, даже если они могут оказаться ошибочными. А то вдруг у кого-то были иллюзии.

Есть и еще одно разъяснение: «нельзя запретить науку». Штука эта весьма лукавая. Такой подход ставит крест на Договоре о нераспространении ядерного оружия. А точнее, на самом нераспространении. Тема обладания ядерным оружием как гарантии неприкосновенности стала уж слишком навязчивой (причем в контексте и американской, и российской угрозы: многие арабские страны напугал случай с Каддафи, а некоторые украинские политики просят вернуть их стране ядерное оружие из-за политики России). Ядерную бомбу намерены сделать Саудовская Аравия, Египет, другие страны. Естественно, они будут прикрываться мирным атомом. Вообще, в последнее время стало как-то модно снова бравировать ядерным оружием и мечтать о нем. Это не может не настораживать.

Признание ядерной программы Ирана означает рост амбиций этого государства. А ведь он и так уже вовсю показывает претензии на роль как минимум региональной державы: это видно по Йемену. Там война не только не кончается — наоборот, хуситы штурмуют аденский порт, создавая угрозу проходу танкеров из Персидского залива в Красное море. Риски терактов в проливах и на объектах нефтедобычи в регионе серьезно возрастают. Куда все это нас приведет — не слишком ясно, но у партии алармистов еще есть аргументы в запасе.

Константин Симонов

Автор — гендиректор Фонда национальной энергетической безопасности

Пока ни одного комментария, будьте первым!
Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться.
31 день подписки от 59 рублей
Оплатить подписку