Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
12 апреля 2015, источник: РИА Новости

Исторический Саммит Америк с участием Кубы завершился в Панаме

ПАНАМА, 12 апр — РИА Новости, Олег Вязьмитинов. Седьмой Саммит Америк, на полях которого прошла первая за полвека встреча лидеров Кубы и США, завершился в субботу в Панаме без совместной итоговой декларации, что не помешало ему стать знаковым событием в новейшей истории Западного полушария.

Основной темой двухдневной встречи в верхах были заявлены проблемы «процветания, равноправия и сотрудничества в странах Америк». Но де-факто с самого начала главными вопросами форума были, с одной стороны, начавшееся сближение Кубы и США, а с другой — осложнившиеся отношения Вашингтона и Каракаса.

Внимание и участников саммита, и членов официальных делегаций, и более 2 тысяч аккредитованных журналистов было приковано к рабочему графику лидеров США, Кубы и Венесуэлы.

Интрига держалась до последнего. О том, произойдут или нет столь ожидаемые встречи, не сообщалось до последних минут или сообщалось постфактум. Но в результате саммит в Панаме не обманул ни тех, кто ждал жесткую антиимпериалистичесую риторику, ни тех, кто надеялся на взаимное смягчение позиций.

Горячая латамерика.

Центральным рабочим событием саммита было пленарное заседание, на котором выступали главы всех 35 делегаций. По графику выступление каждого лидера не должно было превышать 8 минут. Но на практике же в эту норму никто не уложился. Причем лидер Кубы о своем намерении оповестил заранее, в шутку заметив, что после регламентного времени может говорить еще 48 минут — по восемь минут за каждые шесть заседаний, на которые Кубы не приглашалась.

Как и ожидалось, самыми яркими стали выступления лидеров Кубы, Венесуэлы и Аргентины. Закручиваться спираль риторики начала с выступления президента США Барака Обамы.

Изменения в политике США в отношении Кубы начнут новую эру в истории Латинской Америки, сообщил Обама, добавив, что тот факт, что он и кубинский лидер Рауль Кастро находятся за одним столом — «исторический момент». Прогресс в отношениях между США и Кубой, заверил присутствующих американский президент, отвечает интересам всего континента.

Кастро, выступая после Обамы, в очередной раз призвал США исключить Кубу из списка стран-пособников терроризма, и заверил, что подобный шаг будет рассматриваться Гаваной как позитивный. Он подтвердил, что Куба готова вступить в диалог с США, но этот диалог должен вестись с уважением ее интересов. Кроме того, кубинский лидер призвал США продолжать предпринимать шаги для снятия экономической блокады с острова. Кастро довольно долго говорил о первых годах кубинской революции, когда ей пришлось серьезно пострадать от агрессий, поддерживающихся из Вашингтона, правда, специально оговорившись, что действия предшественников в вину Обаме не ставит.

С не меньшим накалом участники встречи перешли и к обсуждению темы, связанной с санкциями против Венесуэлы, и объявлением этой страны представляющей опасность для США. Аргентинский лидер Кристина Киршнер назвала подобную формулировку не только смешной, но и противоречащей здравому смыслу. Кроме того, она косвенно упрекнула Обаму, заявившего о том, что отныне США в отношениях с Кубой и другими государствами не будут заложниками прошлого, в нежелании изучать уроки истории.

Наивысшего накала риторика достигла во время речи президента Венесуэлы Николаса Мадуро. В своем ярком и эмоциональном выступлении он потребовал от президента США отменить указ о санкциях, при этом заявив, что к диалогу с ним готов. Правда, при этом он прямо заметил, что Обаме не доверяет — так как, в частности, уже долгое время не может получить от американских властей одобрение кандидатуры посла Венесуэлы в Вашингтоне. «Мы что, в состоянии войны, президент Обама?» — спросил Мадуро.

Сам Обама, тем временем, эмоциональные выступления Киршнер и Мадуро не слышал. Обама покинул зал пленарных заседаний после того, как дослушал Кастро. Оказалось, что с президентом Колумбии они решили провести двусторонюю встречу раньше запланированного срока.

Гавана-Вашингтон: конец холодной войны?

Ситуация разительно изменилась после перерыва и протокольного фото. В зал пленарных заседаний Обама не вернулся, и выступление лидера Боливии Эво Моралеса с критикой в адрес США тоже услышать не смог. Причиной его отсутствия в зале снова стала встреча — но уже именно та, которую больше всего ждали как в Панаме, так и далеко за ее пределами.

На таком фоне начались первые за полвека переговоры президента США с кубинским лидером — то есть руководителем страны, которая до недавнего времени считалась для Вашингтона вражеской территорией, средоточием чуждой идеологии и квинтэссенцией антидемократического устройства.

Из журналистов единственными свидетелями встречи стали корреспонденты президентских пулов — они и сообщили первыми долгожданную новость. По их словам, Обама и Кастро провели встречу, призванную стать исторической, в одной из маленьких комнат комплекса, где проходил саммит.

Во время протокольной съемки Обама назвал эту встречу «безусловно исторической». По его словам, для США и Кубы «настало время попробовать что-то новое». Кастро же заявил, что его страна готова обсуждать с США все возможные вопросы, но будет в этом «очень осторожна». После этого Обама заметил, что в числе самых срочных задач, стоящих перед Гаваной и Вашингтоном, — нормализация дипломатических отношений и открытие посольств.

Позже МИД Кубы в лице главы кубинской дипломатии Бруно Родригеса обозначил позицию Гаваны чуть более широко. По мнению Кубы, ключевым фактором для нормализации отношений будет отмена американской блокады. Куба ожидает новых шагов по смягчению эмбарго — и в первую очередь тех, на которые может пойти Обама, используя свои президентские полномочия.

Некоторое время спустя, во время своей собственной пресс-конференции, Обама сделал два других важных заявления в отношении Кубы. Он заявил, что США «не собираются менять режим на Кубе», а просто хотят «быть уверенными в том, что права кубинского народа соблюдаются», и «кубинцы вовлечены в гражданское общество». Кроме того, он подчеркнул, что «Куба не представляет угрозу для Соединенных Штатов».

Примерно тогда же с одним весьма важным для кубинцев заявлением выступил Белый Дом. По словам официальных представителей американской администрации, Обама «в ближайшие дни» примет решение по поводу того, оставлять или нет Кубу в списке государств-спонсоров терроризма. Этот список, который ежегодно обнародует госдеп, вызывает жесткую критику Гаваны и является одним из серьезнейших камней преткновения в отношениях двух стран.

Вашингтон-Каракас: разрядка?

Вторая встреча, которую ждала вся Латинская Америка, произошла незадолго до окончания саммита. По поводу возможной встречи с президентом Венесуэлы ожидания были самые разные — особенно учитывая градус антиамериканской риторики последних выступлений Мадуро.

Встреча Обамы и Мадуро состоялась, когда Обама уже покидал саммит, и длилась несколько минут.

На встрече, говоря сухим языком официальных заявлений, президент Обама выразил серьезную поддержку мирному диалогу между партиями в Венесуэле, и подчеркнул, что США заинтересованы не в том, чтобы угрожать Венесуэле, а в поддержке демократии, стабильности и процветания в стране и в регионе.

Примерно в то же самое время факт встречи подтвердила глава управления по связям со СМИ администрации президента Венесуэлы Тереса Маниглия. Она добавила несколько ярких деталей в описание встречи — по ее словам, лидеры двух стран поздоровались на испанском языке и проявили взаимное «уважение и сердечность».

Позже встречу с Обамой прокомментировал в телеинтервью и сам Мадуро. По его словам, «это была серьезная, искренняя, сердечная встреча», на которой собеседники «сказали друг другу правду». Мадуро выразил надежду, что результаты саммита смогут «открыть двери для уважительного диалога с США».

Результат — в налаживании мостов.

Формально саммит завершился без итоговой декларации — был утвержден лишь закрытый технический документ, который предназначен для дальнейшей проработки.

«Яблоком раздора», как и ожидалось, стали требования об отмене санкций в отношении Венесуэлы — внести эти требования в проект итоговой декларации отказались делегации США и Канады.

Тем не менее, большинство наблюдателей сходятся в том, что саммит стал и успешным, и историческим.

«Мы не претендовали на единогласие, оно невозможно, но мы претендовали на то, чтобы установить мосты», — сказал президент Панамы Хуан Карлос Варела, отметив, что на саммите удалось добиться «искреннего диалога».

После церемонии завершения форума президент Панамы в интервью РИА Новости заявил, что опыт налаживания диалога, полученный на Саммите Америк, может быть использован для решения конфликтных ситуаций и в других регионах, в частности, в Европе.

По его словам, на этом саммите «залечились и закрылись многолетние раны», а в странах двух Америк «открылся новый этап мира и сотрудничества».