Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
Ужасно великий: чем Стивен Кинг запугал все человечествоПопулярность Кинга у публики огромна, но академический литературный мир не может решить, причислять ли его к большим писателям
13 апреля 2015, источник: Газета Коммерсантъ

В «Национальном фронте» забыли о семейных ценностях

В крайне правом французском «Национальном фронте» (FN) разгорается семейный и партийный кризис. Лидер партии, 46-летняя Марин Ле Пен, обвиняет своего 86-летнего отца, почетного председателя «Нацфронта», в использовании «тактики выжженной земли» и грозит ему исключением. Жан-Мари Ле Пен в свою очередь говорит о «самоубийственной политике» дочери. Речь идет не о семейном, а о предвыборном скандале, считает французский корреспондент «Ъ» АЛЕКСЕЙ ТАРХАНОВ.

Источник: Газета «Коммерсантъ»

Жан-Мари Ле Пен взялся за старое. Сначала в прямом эфире телеканала BFM он повторил свои слова о том, что газовые камеры «были всего лишь деталью истории» Второй мировой войны. Руководители «Национального фронта» схватились за голову. Именно за это утверждение в 1989 году Ле Пен был судим и приговорен к штрафу, а партию обвинили в антисемитизме. Старания молодого руководства доказать, что «Нацфронт» покончил с прошлым, могли пойти прахом. Позицию старого ворчуна решительно осудили.

Но не прошло и нескольких дней, как обиженный на неблагодарную партийную молодежь Ле Пен дал интервью правому журналу Rivarol, в котором, в частности, выступил в защиту маршала Филиппа Петена, главы коллаборационистской Франции, осужденного после войны за помощь гитлеровцам. «Я никогда не считал Петена предателем. С ним слишком жестоко поступили после освобождения», — посетовал Ле Пен. В том же интервью он высказался в пользу сближения с Россией, заговорив о «Северной Европе как оплоте белого мира» и о Сибири, «которую русские, я боюсь, не смогут сохранить». Привычно обрушился на иммигрантов из мусульманских стран и Китая и задал вопрос, как можно остановить их нашествие, «если нами управляют иммигранты». И тут же напомнил о премьер-министре Манюэле Вальсе, добавившем французское гражданство к испанскому только в 1982 году: «Вальс только тридцать лет как француз… Что он принес нашей стране?»

Цитаты из интервью Rivarol растиражировали все издания, недружелюбно относящиеся к «Национальному фронту», а таких во Франции большинство. Марин Ле Пен пришлось опять оправдываться и говорить, что позиция ее отца не имеет ничего общего с позицией партии. «Жан-Мари Ле Пен мечется между стратегией выжженной земли и политического самоубийства», — сказала она, потребовав, чтобы отец снял свою кандидатуру на выборах в регионе Прованс—Альпы—Лазурный Берег (PACA). «Статус почетного председателя не позволяет ему брать “Национальный фронт” в заложники», — добавила госпожа Ле Пен и дала понять, что основателю «Нацфронта», как говорили в советское время, придется, возможно, «положить партбилет на стол». Вместо отца она хочет выдвинуть в регионе РАСА свою племянницу и его внучку, 25-летнюю Марион Марешаль-Ле Пен.

Решение на этот счет должно быть принято 17 апреля на заседании политбюро «Национального фронта». Формально оно намечено для того, чтобы утвердить партийные списки на будущих региональных выборах. Второй вопрос, связанный с первым, — это чистка рядов «Нацфронта» от слишком одиозных фигур. Предполагалось снять с выборов тех кандидатов, которые показали себя открытыми расистами или гомофобами, — партии это сейчас не ко времени. Но когда эта дисциплинарная комиссия готовилась, никто не предполагал, что ряды отступников пополнит сам почетный председатель «Нацфронта».

Сейчас обсуждают, будет голосование закрытым или открытым. Жан-Мари Ле Пен предупредил, что придет на заседание и, конечно, будет защищаться, «а возможно, и нападать». Фронтистам будет не так-то легко спорить с отцом-основателем. У него во Франции особая роль, немного похожая на роль шута, устами которого говорит если не общественное мнение, то затаенные комплексы общества. Его слова так болезненны для французов, потому что он произносит вслух то, что многие из них думают, но стесняются сказать даже друзьям. Антисемитизм, расизм, панический страх перед наплывом иммигрантов — не привилегия одного старика Ле Пена, иначе его «Национальный фронт» не собирал бы под свои знамена почти треть избирателей.

В 86 лет можно подумать о покое, но сам Ле Пен и мысли такой не допускает. Никогда еще с момента создания «Нацфронта» в 1972 году никто даже не заикался о том, что он может покинуть партию — иначе как во главе траурной процессии. Но времена изменились. Согласно опросам, и французы в целом, и даже его однопартийцы считают, что фигура Ле Пена приносит FN больше минусов, чем плюсов. Поддержка мизерна — это 3% французских граждан и 4% сторонников «Национального фронта». Остальные желают поскорее проводить его на пенсию.

При этом Жан-Мари Ле Пен необычайно полезен противникам «Нацфронта». Когда хотят доказать, что правые косны и агрессивны, с удовольствием цитируют почетного председателя, который грозит своим еврейским критикам «печами», обличает гомосексуалистов и говорит, что вирус Эбола — средство от иммигрантов. «Не понимаешь, от чего плакать — от смеха или от горя», — говорит про его эскапады экс-президент Никола Саркози, готовый привлечь в свои ряды всех напуганных риторикой старого фронтиста.

Марин Ле Пен вынуждена идти до конца. Опыт недавних выборов в департаментах показал, что «Национальный фронт» уперся в потолок своих рейтингов. Набранные 25,12% были меньше ожидаемых. Справа — резервов нет. Единственный способ получить новые голоса — сместиться в центр. А на этом пути наследие старого Ле Пена будет очень мешать.

Если Марин Ле Пен доведет ссору с отцом до его ухода из партии, она покажет всем, что «Нацфронт» изменился и порвал с теми, кто тянет партию в прошлое. Кроме того, сняв Жан-Мари Ле Пена с выборов, лишив его места почетного председателя, а может быть, и партбилета, она продемонстрирует, что FN перестает быть семейным предприятием Ле Пенов. Но есть и опасности — возможность раскола партии, угроза утратить позиции в важном для FN регионе Прованс—Альпы—Лазурный Берег. Ле Пен набрал там на выборах в Европарламент 33% голосов, и не факт, что его сторонники примут замену дедушке — даже в лице его внучки.

Сам основатель «Нацфронта» это понимает и считает маневр своей дочери уступкой государственной системе, «которая постоянно давит, говоря: надо порвать с Ле Пеном, надо его разбить, надо сменить имя, надо стать кем-то другим». «Но когда она станет кем-то другим, она станет никем», — предостерегает Ле Пен свою наследницу и неблагодарную преемницу.