Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
22 апреля 2015, источник: Коммерсантъ-Online

«На западном направлении радостного мало»

Глава МИД РФ Сергей Лавров выступил в прямом эфире радиостанций «Спутник», «Эхо Москвы» и «Говорит Москва». «Ъ» собрал 12 его основных тезисов: о том, не собирается ли он баллотироваться в президенты, может ли Россия выдать США Эдварда Сноудена, попадет ли Надежда Савченко под амнистию и о его знаменитой фотографии с сигаретой.

Источник: «Коммерсантъ-Online»

О дальнейших карьерных планах

— Мне очень нравится моя работа. Буду делать все, что в моих силах, на этом месте. Мне очень легко работать с президентом Путиным. Надеюсь, что ему тоже (со мной — «Ъ»). (На вопрос о том, собирается ли он баллотироваться на пост президента РФ — «Ъ»).

О миротворцах

— Все, что сейчас предлагается и делается Киевом как будто специально направлено на то, чтобы расколоть страну. Либо удушить ДНР и ЛНР, либо вообще выкинуть их из состава украинского государства. На это направлена экономическая блокада, невыплата платежей, объявление о том, что они не будут разговаривать с теми, кто подписал Минские договоренности. Размещение миротворческих сил ООН означает ведь, что надо строить блиндажи, рыть окопы. Это будет физическое разрезание страны на части. Я не знаю, зачем это нужно.

О возможном освобождении украинской летчицы Надежды Савченко

— Насчет обмена «всех на всех» — она (Савченко — «Ъ») не заложник, она арестована по подозрению в преступлениях. Здесь может идти речь о задействовании другой части Минских соглашений, где говорится об амнистии всех причастных к событиям на юго-востоке. Но чтобы амнистировать человека, надо сначала довести до суда, и суд должен принять решение. Если суд решит, что она виновна, то тогда, наверное, она будет подпадать под амнистию, если я могу сейчас так истолковать минские договоренности.

О расследовании авиакатастрофы малайзийского Boeing-777 в Донецкой области

— Недавно была информация, что туда (на место падения лайнера — «Ъ») пустили малайзийских специалистов, которые еще две тонны обломков и останков привезли. Почему сразу нельзя было это сделать? Все происходило с какими-то непонятными задержками, под покровом тайны, вопреки правилам, которые в Международной организации гражданской авиации существуют, вопреки резолюции СБ ООН, которая постановила ежемесячно докладывать о ходе расследования. Никаких докладов вообще туда не поступает. Мы только одни суетимся.

Почему нам никто не отвечает? Где обещанные данные переговоров диспетчеров? Покажите мне, я в российских СМИ об этом не читал, это интересно. Американцы обещали данные со спутников и «АВАКС», которые работали в этом районе в тот день.

О санкциях в отношении России

— Не могу сказать, что я сильно озабочен этим вопросом. Я озабочен общим характером отношений, прежде всего с ЕС, ну и, конечно, с США. Мы совсем не заинтересованы в том, чтобы постоянно находиться в каком-то кризисном состоянии. Почему я не озабочен конкретно темой санкций? Главная причина — нам все равно нужно развивать свое производство подавляющего большинства товаров, особенно высокотехнологичных, касающихся задач обеспечения обороноспособности, и продовольствия.

Об идее США о «ядерном нуле»

— Во многом это от лукавого — «ядерный нуль». Мы же не просто поставили задачу, чтобы никогда не было ядерного оружия на Земле, мы ставили задачу, чтобы мир был безопасным. А это означает, что мы должны учитывать те новые технологии, которые в военно-технической сфере появляются с момента изобретения ядерного оружия и которые влияют на стратегическую стабильность. Они обладают, может быть, не менее, а даже более эффективным действием с точки зрения достижения военного результата. Например, США работают над созданием гиперзвукового оружия, которое будет неядерным, но стратегическим. Программа по его созданию называется «молниеносный глобальный удар». Цель заключается в том, чтобы иметь возможность нанести удар по любой точке Земного шара в течение часа с момента принятия решения. Это оружие будет, конечно же, более гуманным с точки зрения неповторения Хиросимы, Нагасаки, но с точки зрения военного эффекта оно будет более мощным, нежели ядерное оружие. Есть и большая проблема с планами США вывезти оружие в космос и оттуда решать те же самые задачи.

О выдаче Эдварда Сноудена США

— С Дона выдачи нет. Мы исходим из того, что он (Сноуден — «Ъ») не будет заниматься здесь (в России — «Ъ») политической деятельностью, это (предоставление ему убежища — «Ъ») чисто гуманитарный жест, и если он захочет куда-то уехать, это его полное право.

Об отношениях с НАТО

— США и НАТО — западное направление. Здесь радостного мало. У нас были хорошие механизмы взаимодействия с НАТО: и по линии военных, политическим вопросам, в борьбе с терроризмом, в борьбе с наркотрафиком, по подготовке правоохранительных кадров, включая Афганистан. Все это было обрублено (альянсом — «Ъ»), в один присест. Все форматы общения — саммиты, министерские встречи, многие встречи экспертов — все было обрублено. Оставлен только Совет Россия-НАТО на уровне послов, он один раз за год собирался. Вот и все.

О поставках Россией Ирану зенитно-ракетных комплексов С-300

— Поставки С-300 Ирану «ухудшают» ситуацию в регионе лишь в том смысле, что те, кто до сих пор хотят ударить по Ирану, будут, наверное, думать дважды, как минимум, прежде чем это сделать. То, что происходит, в том числе в Йемене и в целом в регионе, указывает на наличие серьезных рисков, и мы не хотели бы, чтобы и Иран стал объектом применения нелегитимной силы. Военно-техническое сотрудничество с Ираном будем развивать. Это С-300 и ограничения на поставки вооружений Ирану по линии Совета Безопасности, которые будут сняты. У нас очень хорошие перспективы открываются. Мы в военно-технической сфере многое можем сделать вместе. Но военный союз нам совершенно не нужен. Он не нужен ни нам, ни иранцам, я в этом убежден, никаких предложений мы от Ирана на этот счет не получали, я думаю, это совершенно не реалистично и не нужно.

О группировке «Исламское государство» (ИГ) и Йемене

— Я считаю, что ИГ — наш главный враг на сегодняшний момент. Сотни граждан России, сотни европейцев, сотни американцев воюют на стороне ИГ.

Мы предложили внести ИГ в перечень террористических организаций, который ведет Совбез ООН, но американцы отказались. — Они заявили, что это не отдельная организация, а та же «Аль-Каида». Они (власти США — «Ъ») не хотят признавать, что ИГ появилось в результате их действий в Ираке.

В результате бомбардировок (международной коалиции во главе с Саудовской Аравией — «Ъ») наибольшую выгоду получили те самые «игиловцы» и «аль-каидовцы» в Йемене, которые заняли позиции, ранее принадлежавшие хуситам, откуда их начали завоевывать с воздуха.

О военном присутствии РФ в Венесуэле

— Мы заинтересованы, чтобы наши вооруженные силы могли выполнять задачи в любой точке земного шара. Это касается и дальних походов наших военных кораблей, и полетов нашей стратегической авиации. Мы используем аэродромы, порты, готовы договариваться о создании пунктов материально-технического обеспечения с зарубежными странами, куда наносили визиты наши корабли, самолеты, в том числе в Венесуэлу, другие страны региона. Заинтересованы, чтобы это делалось на регулярной основе.

Базы, такой вот, в понимании «американской военной базы» — крепости, укрепленной, защищенной, нашпигованной современными вооружениями — в этом потребности не видится. Но возможности остановиться, заправиться, дать отдохнуть экипажу, пополнить запасы — такие возможности есть, и мы будем их наращивать.

О курении и ровном загаре

— Это фотография десятилетней давности. У нас здоровый образ жизни. Я очень мало курю. (В ответ на вопрос о знаменитом снимке, на котором он запечатлен с сигаретой).

— Я смуглый от папы с мамой. (В ответ на вопрос одной из радиослушательниц, как ему удается поддерживать такой ровный загар при столь плотном рабочем графике).

Пока ни одного комментария, будьте первым!
Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться.
31 день подписки от 59 рублей
Оплатить подписку