Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
25 апреля 2015, источник: Газета Коммерсантъ, (новости источника)

Восхождение к горю

Вчера президент России Владимир Путин в Ереване участвовал в церемонии, посвященной памяти жертв геноцида 1915 года. Специальный корреспондент «Ъ» АНДРЕЙ КОЛЕСНИКОВ убедился, что геноцид для армян — это не только то, что было 100 лет назад, но и то, что продолжается сейчас.

Источник: Газета «Коммерсантъ»

Вчерашнее утро в Армении началось у мемориала жертвам геноцида. Накануне вечером Армянская церковь признала их святыми мучениками.

Главы делегаций здоровались с президентом Армении Сержем Саргсяном и его женой. Потом их брали за руки армянские девочки или мальчики, давали желтые цветки и шли вместе с ними к венку, в котором оставляли свои цветки те, кто пришел раньше.

Накануне весь день шел дождь (и даже в передовой самолет с журналистами и членами российской делегации то ли попала молния, то ли ударила в паре метров от борта — и слева, и справа в иллюминаторах стало светло и даже ослепительно, как на пляже в Сочи в разгар сезона). Но теперь, утром, дождь прекратился, рассеялись и тучи, хотя их, конечно, не разгоняли (по той простой причине, что давно уже нечем)…

В Ереван приехали четыре президента — Кипра, Сербии (самолет его не без проблем пропустили турецкие власти над воздушным пространством страны), Франции, России. Здесь были представители Евросоюза, арабские шейхи, послы Уганды и Канады…

В этот день по представительности делегаций с Ереваном мог конкурировать только Стамбул, где президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган организовал по всем признакам альтернативное мероприятие — 100-летие битвы при Галлиполи. К этому времени он уже успел выступить и рассказать, что не только не было никакого геноцида, но более того — «в 1915 году армянские банды убивали турок» и что «в ответ на это армяне всего лишь были перемещены из одной части страны в другую», а «Турция позже протянула Армении руку, которая осталась в воздухе».

Президент Турции мог бы, по крайней мере, промолчать по этому поводу — и это уже была бы хорошая новость из Стамбула. Но он сделал то, чего от него на самом деле и ожидали в Армении, — все-таки высказался. И по понятным причинам реакция армян была предсказуемой. Самым политкорректным словом оказалось «подонки».

Прямую трансляцию с мемориала вели Euronews, «Россия 24», армянское телевидение и армянское радио. Диктор представлял каждого главу делегации, бравшего в руки цветок:

— Делегацию Сирии возглавляет Мохаммед Джихад аль-Лахам… Президент Сирии Асад признал геноцид армян. Он сравнил его с продолжающимся убийством граждан Сирии наемниками… Идет председатель парламента Греции… Греция сравнивает геноцид с убийством греков… Идет председатель парламента Кипра… Кипр по праву сравнивает геноцид с убийством киприотов…

Казалось, всем, кто ступил на этот мемориал, есть с чем сравнить.

Аплодисменты раздались, когда желтый цветок взял в руки президент Франции Франсуа Олланд. Его здесь очень ждали — кажется, даже не меньше, чем Шарля Азнавура.

Диктор рассказывал, что во Франции установлен штраф €5 тыс. за отрицание геноцида армян.

Когда появился Владимир Путин, главы делегаций, укрытые пледами в ожидании начала церемонии, вскочили и как один подняли над головами мобильные телефоны. Среди них были замечены представители ЕС. И только министр финансов США Джейкоб Лью с трудом, казалось, усидел на месте.

Популярность российского президента в мире сейчас, без сомнения, не оставляет желать лучшего (и при чем тут, в конце концов, то, какими причинами она вызвана).

Серж Саргсян подошел к микрофону. Говорил, что геноцид начался с малых арестов армянской интеллигенции, и что были почти полностью уничтожены западные армяне, тысячелетиями жившие «в своей колыбели, на своей родине», и что занимались этим турецкая армия, полиция «и банды преступников, специально выпущенные с этой целью из турецких тюрем». «Полтора миллиона человек были убиты за то, что они армяне, — говорил Серж Саргсян.— И отныне они не жертвы, а святые, погибшие в борьбе добра со злом».

Зло в это время в Стамбуле продолжало свою борьбу: турецкий президент констатировал, что «те цифры, которые распространяются по армянской теме 1915 года, необоснованны» и что «в ситуации войны проблемы безопасности всегда существуют», а также «что тогда же погибло много турок, так зачем говорить только об армянах?»

Почти все, кто выступал в Ереване, цитировали папу римского Франциска: «Отрицание геноцида армян подобно ране, которая кровоточит без повязки». Причем папа так много сказал по этому поводу, что цитаты не повторяли друг друга.

Серж Саргсян говорил, что геноцид продолжается: в конце 2014 года в сирийской пустыне Тер-Зор, где в начале прошлого века погибли сотни тысяч армян, взорвали армянскую церковь с прахом погибших и мощами армянских святых (сделали это, как известно, бойцы ИГИЛ).

— Но нас невозможно запугать или шантажировать, потому что мы пережили самое страшное, — закончил Серж Саргсян.

Президент Сербии Томислав Николич говорил про геноцид сербского народа: в это же время в Сербии турецкая армия уничтожила 1,24 млн человек, и только 400 тыс. из них были солдатами.

— Та страшная трагедия не привела их (турок.— А. К.) к успеху, — выступил французский президент, — потому что вы, армяне, сейчас здесь, и мы с вами.

Он ответил и президенту Турции:

— Франция категорически против того, чтобы забывались правда и доказательства этой правды.

— Мы с вами! — произнес и президент России Владимир Путин.

Снова испортилась погода, резко похолодало, и женщина, пережившая ужасы и геноцид Дарфура, вышла к микрофону в легком платье с голыми плечами и даже не поежилась. И, разумеется, кто-то сразу сказал: «Конечно, она Дарфур пережила, ей хоть бы что…»

А других тут, похоже, и не было.

Андрей Колесников, Ереван.