Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
14 мая 2015, источник: Газета Коммерсантъ

Саммит двух миллиардов

Премьер-министр Индии Нарендра Моди отправляется в турне по Азии, главным этапом которого станут визит в Китай и переговоры с председателем КНР Си Цзиньпином. Господин Моди намерен добиться перелома в отношениях с Китаем, осложненных территориальным спором. Если это произойдет, будет устранено главное препятствие для экономической интеграции в Евразии, что даст Москве новые аргументы в пользу идеи треугольника Россия—Китай—Индия. Накануне визита в КНР Нарендра Моди поговорил с Владимиром Путиным, подтвердив готовность участия в саммитах ШОС и БРИКС в Уфе.

Источник: Фотоархив ИД «Коммерсантъ»

Телефонный разговор индийского премьера с президентом Владимиром Путиным состоялся менее чем за сутки до начинающегося сегодня трехдневного визита премьера Моди в КНР. Как сообщила пресс-служба Кремля, индийский лидер подтвердил свое участие в предстоящих в июле саммитах БРИКС и ШОС в Уфе, а также обсудил с господином Путиным вопросы расширения российско-индийского привилегированного стратегического партнерства. За считаные дни до этого Владимир Путин принимал в Москве председателя КНР Си Цзиньпина: по итогам саммита было подписано более 30 соглашений.

Теперь свою «китайскую партию» предстоит сыграть Нарендре Моди, пришедшему к власти в мае 2014 года. До выборов он обещал быть максимально неуступчивым в территориальном вопросе с КНР. В Азии ждали новой войны нервов и балансирования на грани вооруженного конфликта вдоль так называемой линии контроля протяженностью 4 тыс. км (она заменяет двум странам официальную границу после войны 1962 года, завершившейся поражением Индии).

В преддверии визита индийского премьера китайская проправительственная газета Global Times в статье «Может ли Моди улучшить китайско-индийские отношения?» отчитала его за неосторожные высказывания и призвала «впредь не посещать спорные территории в штате Аруначал-Прадеш», если он хочет добиться прорыва в отношениях с КНР.

Но это был, скорее, отголосок прошлой риторики: программа пребывания Нарендры Моди в Китае составлена так, чтобы принять его по высшему разряду. Саммит пройдет не в столице, а в Сиане — родном городе Си Цзиньпина. Это должно способствовать возникновению химии в отношениях двух лидеров. Оттуда индийский премьер отправится в Пекин на встречу с премьером КНР Ли Кэцяном. А завершится визит в Шанхае, где индийская делегация проведет переговоры с представителями китайских деловых кругов.

«Я давно с нетерпением ждал поездки в Китай. XXI век принадлежит Азии. Надеюсь, что мой визит не только укрепит китайско-индийскую дружбу, но и станет новой вехой в отношениях развивающихся стран Азии и всего мира», — заявил, отправляясь в КНР, премьер Моди. «Мы ожидаем, что во время визита будет обсуждаться полный спектр двусторонних отношений. Это будут не только политические, но и экономические вопросы — торговля, инвестиции, сотрудничество в сфере инфраструктурных проектов», — сообщил заместитель главы МИД Индии Субраманиам Джаишанкар.

«Визит премьера Индии в Китай может не только кардинально изменить ситуацию в отношениях Дели и Пекина, но и оказать заметное влияние на другие ведущие экономики незападного мира. В последние годы мы были свидетелями напряженных отношений между двумя гигантами Азии, сопровождавшихся пограничными инцидентами и угрозой нового военного столкновения, что негативно сказывалось на их взаимной торговле. Если в 2001/02 финансовом году дефицит торгового баланса в отношениях Индии и Китая составлял $1 млрд, то в прошлом году он уже превысил $38 млрд. Однако в ходе саммита лидеры двух стран намерены не только пойти на меры по укреплению доверия. Ожидается, что стороны предпримут конкретные шаги по устранению торгового дефицита и открытию доступа к рынкам друг друга, подписав не менее 20 соглашений, исчисляемых миллиардами долларов», — разъяснил «Ъ» независимый финансовый аналитик из Гонконга Брайан Янг. По его словам, важность Индии для Китая обусловлена тем, что ее участие может стать одним из слагаемых проектов «Великий шелковый путь» и «Великий морской путь». Напомним, что для их реализации Пекин создал фонд в размере $40 млрд.

В свою очередь, важность китайского направления во внешней политике правительства Моди разъяснил «Ъ» главный редактор информационного портала India Writes Network Маниш Чанд. «У индийского премьера, как и у председателя КНР, есть свои инициативы, на которые он делает ставку. Одна из них — новая стратегия развития индийской экономики, получившая название Make in India (“Делай в Индии”.— “Ъ”). Главный упор в ее реализации будет сделан на гораздо более широкое привлечение внешних инвесторов. В Индии рассчитывают на то, что в реализации этой инициативы сыграют заметную роль китайские инвестиции и китайские технологии развития инфраструктуры. В целом обе стороны хотят уйти от политики соперничества и создать “дорожную карту” стратегического сотрудничества, способного изменить лицо всей Азии», — считает Маниш Чанд.

«Было бы наивным полагать, что исторические обиды и груз взаимного недоверия и подозрения в отношениях Дели и Пекина быстро уйдут в прошлое, а гонка вооружений в Азии сменится смелыми разоруженческими инициативами. В обозримой перспективе эти отношения будет по-прежнему сдерживать неурегулированный территориальный вопрос. Тем не менее визит премьера Моди в Пекин показывает: ситуация в Азии меняется. Привлекательные интеграционные проекты по созданию новой большой Евразии, включающей в себя несколько регионов, заставляют вчерашних врагов идти навстречу друг другу», — пояснила «Ъ» директор Центра индийских исследований Института востоковедения РАН Татьяна Шаумян.

По мнению опрошенных «Ъ» экспертов, сближение Индии и Китая даст Москве новые аргументы в пользу давней идеи стратегического треугольника Россия—Китай—Индия. Проект до последнего времени выглядел нежизнеспособным из-за казавшихся неразрешимыми китайско-индийских противоречий. «Учитывая, что китайско-индийский саммит пройдет всего за два месяца до саммитов ШОС и БРИКС в Уфе, сближение двух ведущих экономик Азии придает новый смысл инициативам Москвы по переустройству глобальной экономики и мировой финансовой системы, а также системы безопасности, о которых пойдет речь на июльских встречах», — считает Брайан Янг.

«На наших глазах еще недавно экзотический термин “глобальный Восток” наполняется конкретным содержанием, что отвечает интересам и Дели, и Пекина, и Москвы. Кроме того, в новом уровне интеграции заинтересованы и другие государства Азиатско-Тихоокеанского региона. Неслучайно после визита в Китай индийский премьер посетит Монголию и Южную Корею», — пояснил «Ъ» член Российского совета по международным делам, бывший российский посол в Мьянме и Южной Корее Глеб Ивашенцов. По его словам, предшествовавший китайско-индийскому саммиту недавний визит в Москву председателя КНР Си Цзиньпина, как и предстоящие саммиты ШОС и БРИКС в Уфе, — это звенья одной цепи.

Сергей Строкань