Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
27 мая 2015, источник: Газета.Ру, (новости источника)

Шерлок встал грудью за права человека

Премьер Великобритании Дэвид Кэмерон был вынужден отказаться от планов по замене Закона о правах человека Британским биллем о правах. Инициатива, ограничивающая влияние ЕСПЧ в стране, была встречена в штыки простыми британцами, правозащитниками и даже ТВ-звездами — против нее выступил, например, Бенедикт Камбербэтч. План реформ предполагалось озвучить в выступлении королевы перед парламентом, но в последний момент этот пункт решили убрать.

Источник: Reuters

Камбербэтч разбушевался

Больше, чем наслаждаться дорогими вещами, мелькать перед камерами и раздавать интервью, западные знаменитости обожают бороться за права человека. Так случилось и на этот раз после того, как Дэвид Кэмерон заявил о своих планах отменить действие Закона о правах человека. Ряд британских актеров призвали правительство Соединенного Королевства не допустить этой ошибки в рамках кампании Save Our Human Rights Act правозащитной группы Liberty.

Свое негодование инициативой Кэмерона решили высказать звезда сериала «Шерлок» Бенедикт Камбербэтч, Дэвид Хэрвуд из сериала «Чужой среди своих», актриса из «Игры престолов» Индира Варма, лауреат премии «Оскар» Ванесса Редгрейв и двухкратный номинант премии BAFTA Саймон Кэллоу.

Каждый из них принял участие в короткометражном видео и привел свои доводы в пользу того, чтобы оставить в силе Закон о правах человека. Камбербэтч припомнил резонансное дело об убийстве темнокожего военнослужащего Кристофера Адлера — участника Фолклендской войны, погибшего в полицейской камере от рук полицейских-расистов. Эту историю звезда «Шерлока» рассказал от лица его сестры Джанет.

«Наш Закон о правах человека принадлежит всем нам», — заявил Камбербэтч в видеообращении. По словам актера, не политикам решать, когда применять этот закон или кто заслуживает защиты.

«Закон защищает всех нас, молодых и старых, богатых и бедных, гражданских и военных», — сказала, в свою очередь, актриса Индира Варма. Она подчеркнула, что этот закон не может быть «пешкой в опасной политической игре». «Он наш, и никто не заберет его у нас без борьбы», — добавила актриса.

План по замене Закона о правах человека Британским биллем о правах должен был быть озвучен в традиционной речи королевы Великобритании Елизаветы II перед открытием новой сессии парламента. По данным британских СМИ, в самый последний момент было решено этот пункт исключить и перенести рассмотрение инициативы на год. Отмечается, что в речи королевы может быть упомянута возможность принятия нового билля о правах, но эту инициативу не включат в повестку новой сессии парламента.

Правозащитники против

Закон о правах человека был принят лейбористским правительством в 1998 году и предусматривал два основных изменения. Во-первых, он интегрировал положения Европейской конвенции по правам человека в национальное законодательство Великобритании. Отныне, если у гражданина Великобритании возникали какие-либо проблемы с нарушением прав человека, ему не нужно было подавать заявку в ЕСПЧ, а достаточно обратиться в местный суд. Во-вторых, Закон о правах человека обязал все государственные органы — не только центральное правительство, но такие институты, как полиция, службы здравоохранения и местные советы — соблюдать права, предусмотренные Конвенцией.

Еще до своего переизбрания Кэмерон обещал отменить нынешний Закон о правах человека и заменить его Британским биллем о правах с тем, чтобы ограничить влияние ЕСПЧ в Соединенном Королевстве. Это заявление вызвало моментальную реакцию со стороны правозащитников Amnesty International, которые увидели в планах премьера существенное ограничение прав человека в стране.

«Планируемое изменение этого закона предлагает принятие в Великобритании иных нормативных актов, расширяет возможности спецслужб по перехвату телефонных и других переговоров, доступу к личным данным», — писали правозащитники.

Консерваторы объясняли планируемые изменения судебной системы необходимостью «разорвать формальную связь между британскими судами и Европейским Судом по правам человека».

На деле же, это обернулось бы значительными осложнениями в расследовании дел, связанных с нарушениями прав человека: если бы житель Британии захотел донести подобное дело до ЕСПЧ, то ему пришлось бы отправиться в Страсбург (а не подать иск в британский суд, как раньше).

Кроме того, до сих пор непонятно, как Британский билль о правах отразился бы на соблюдении Европейской конвенции по правам человека со стороны британских властей.

Лондон обрусел

Накал страстей вокруг Закона о правах человека подогревает позиция главы МВД Великобритании Терезы Мэй. Она неоднократно говорила, что Великобритания может покинуть ЕСПЧ, если британские суды не получат право отменять решения Страсбургского суда. Подобная мера с членством в ЕСПЧ несовместима, так как Страсбургский суд является верховным арбитром, решения которого обязательны к исполнению.

Как ни парадоксально, заявление Терезы Мэй напоминает слова российских политиков, которые начали говорить о выходе России из-под юрисдикции ЕСПЧ после охлаждения отношений с Западом. Поводом для подобных разговоров стало лишение России права голоса в ПАСЕ.

Вопрос о выходе из ЕСПЧ встал наиболее остро после того, как Страсбургский суд обязал Россию выплатить €1,86 млрд бывшим акционерам ЮКОСа. Российский Минюст не считает решение суда справедливым и беспристрастным и ломает голову над тем, что делать дальше. Выплатить деньги российская сторона должна до середины июня этого года.

В августе прошлого года президент России Владимир Путин заявил, что Россия может выйти из-под юрисдикции ЕСПЧ, но пока этот вопрос не стоит на повестке дня. По его мнению, некоторые решения ЕСПЧ принимает политизировано, не выполняет функции, для которых он создавался, а «просто исполняет какую-то политическую функцию».

Автор: Артур Громов