Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
29 мая 2015, источник: Газета Коммерсантъ

«У нынешней власти в Севастополе пока не получилось сделать ничего серьезного»

Почему нельзя было выделять землю в Балаклаве «Ночным волкам», зачем Севастополю прямые выборы губернатора, о взаимоотношениях с руководителем городской исполнительной власти Сергеем Меняйло и своих политических планах корреспонденту «Ъ» ВАДИМУ НИКИФОРОВУ рассказал спикер законодательного собрания Севастополя АЛЕКСЕЙ ЧАЛЫЙ.

Источник: Фотоархив ИД «Коммерсантъ»

«Давайте всем начнем за заслуги перед родиной землю в Севастополе нарезать»

 — Парламент раскритиковал выдачу в аренду земли в Севастополе клубу «Ночные волки» и заставил правительство приостановить действие постановления о выдаче участка. С чем конкретно не согласились депутаты?

— Первое — нарушение закона. Такие вещи надо проводить по конкурсу. Второе — нарушение здравого смысла. Вы видели сопроводительную записку к постановлению этому? Выделять почти 3 кв. км земли под полторы странички «хотелок» с подписью Хирург по меньшей мере странно. Я сам получал несколько раз землю в Севастополе. Например, 5 га под мемориальный комплекс «35-я Береговая батарея» (мемориальный ансамбль, сооруженный в 2007 году на месте последнего рубежа обороны Севастополя 1942 года, посещение бесплатное.— «Ъ»). Под это делал проект, проводил по нему общественные слушания. И эту землю я получал для патриотических целей. «Ночные волки» собираются проводить в том числе платные акции, есть определенная коммерческая составляющая. При том наборе документов, который сегодня есть, выдача в аренду 270 га земли — это неадекватно и должно быть устранено. И нужно привести все в соответствие с законом. Ничего личного.

 — Губернатор Сергей Меняйло говорил, что не считает нужным проводить конкурс проектов на этот участок, поскольку «Ночные волки» давно проводят там байк-шоу.

— Я не запрещаю проводить байкерам байк-шоу. Если мы разберемся, какая территория для него была задействована, то увидим, что она ни в какой степени не соотносится с этими 3 км.

 — Говорят еще, что землю они заслужили как «герои Крымской весны»…

— Давайте всем начнем за заслуги перед родиной землю в Севастополе нарезать! У нас на митинге 23 февраля 2014 года было 30 тыс. человек. Нужно каждому дать по участку? Это не подход. Закон есть закон.

 — Сергей Меняйло объяснял выдачу земельного участка у горы Гасфорта «поручением президента». Действительно было такое поручение Владимира Путина?

— Поручение президента — это официальный документ, который имеет регистрационный номер, публикуется на сайте главы государства. Такого документа на сайте президента нет.

 — Как вы относитесь к тому информационному шуму, который возник вокруг участка? Можно ли было избежать этой шумихи?

— Я точно не способствовал созданию этого фона. На заседании законодательного собрания это было всего лишь частью второго вопроса. Для нас было важно приостановить действие договора аренды как незаконного и некорректного. Мы этого добились. А все остальное «волки» сделали сами. Никаких усилий я не предпринимал, чтобы придать этому такое паблисити. Мне кажется, это неадекватная реакция. Надо признать ошибки и разработать хорошую программу, чтобы она стала лучшей среди тех, которые будут представлены на конкурсе, если они хотят вообще получить эту землю.

«Дедлайн наступит где-то в начале июня»

 — Когда у вас возникла идея изменения устава Севастополя и введения института прямых выборов губернатора?

— Сначала надо вспомнить, как появились непрямые выборы. Это случилось 11 апреля 2014 года. Тогда здесь же, в здании законодательного собрания, я, будучи и. о. губернатора, представлял новый устав города. Я изначально был сторонником прямых выборов. Но я был гораздо большим сторонником того, чтобы провести перевыборы органов власти в 2014 году. Непрямые выборы были единственным законным способом избрать губернатора в прошлом. Для прямых выборов необходимо иметь сформированные органы местного самоуправления. У нас их на тот момент не было. А поскольку на протяжении многих лет при Украине нам назначали все время человека из Киева (глава городской администрации назначался президентом Украины.— «Ъ»), у людей уже была аллергия на назначенцев. Я понимал, что прямые выборы — это то, чего хотят севастопольцы. Принимая устав, я пообещал, что после избрания законодательного собрания буду первым, кто инициирует вопрос о проведении прямых выборов. И выполнил свое обещание.

 — Почему сейчас, когда рабочая группа уже закончила свою работу, поправки к уставу до сих пор не внесены в законодательное собрание? Есть ли какое-то противодействие среди депутатского корпуса этой инициативе или с какой-либо другой стороны?

— У депутатов нет единой точки зрения на изменения в устав. Но с пунктом о прямых выборах согласны все. Также губернатор публично заявлял, что он не возражает. Но я думаю, что до середины июля закон об изменениях устава будет принят. Сейчас мы до сих пор пребываем в состоянии заполняемости законодательного поля. Есть более горячие темы, когда кричат: «Если не будет сейчас этого закона, то мы не сможем кому-то заплатить, или у нас то или это встанет». А с изменениями в устав нам спешить некуда. Никакой большой политики здесь нет.

 — Вы допускаете, что выборы главы Севастополя могут пройти досрочно, то есть до 2019 года?

— Я не Нострадамус. Предсказывать не буду.

 — А если гипотетически предложить, что так случится и это будут прямые выборы: вы будете в них участвовать?

— Я об этом не думал. Здесь слишком много «если».

 — Недавно вы заявляли, что город развивается медленно и в случае, если ситуация в Севастополе кардинально не изменится до лета, власть — и исполнительная, и законодательная — должна будет сложить полномочия…

— Не кардинально изменится, а хотя бы появится свет в конце тоннеля. Мы должны показать какой-то прогресс, результат. Как мы собираемся вообще что-то менять в этой ситуации.

 — Лето наступит через несколько дней. Ситуация как-то изменилась? Вы готовы сложить свои полномочия?

— После того моего заявления состоялась внеочередная сессия законодательного собрания. Она была как раз посвящена развитию города. И сессия дала поручения правительству. Мы мониторим их исполнение. В каких-то направлениях они выполняются, где-то это происходит медленнее. Но дедлайн наступит где-то в начале июня. И тогда у нас будет полная картина: куда мы движемся. Можем мы что-то декларировать людям или нет.

 — А по каким моментам есть положительная динамика?

— Например, прошли дискуссии по техническому заданию на разработку генплана. Четыре варианта предлагалось. И сейчас по договоренности с правительством к концу июня должно быть легализовано техническое задание. То же самое касается градостроительных нормативов. В этом сегменте мы продвинемся нормально. В итоге по всем направлениям должны быть «дорожные карты», которые мы сможем представить общественности. Как обязательства правительства по выполнению определенных направлений в плане развития города.

 — Вы и другие депутаты говорили, что есть сложности в коммуникации между руководителями парламентских комитетов и профильными руководителями департаментов в правительстве. Что даже не все депутаты знают, кто руководит департаментом профильным…

— Не некоторые депутаты не знают, а никто не знает. Мы на протяжении чрезвычайно длительного времени не имели информации о штатном расписании правительства, о его структуре. И никто у нас не знал, кто является членами правительства. И только недавно появилось распоряжение губернатора, где эти точки над «?» расставлены. Поймите правильно нашу обеспокоенность. 9 октября был избран губернатор, в январе мы согласовали его заместителей. Сейчас на дворе май, а структуры правительства нет…

 — В ходе отчета губернатора перед законодательным собранием в конце апреля Сергею Меняйло указали на «резкий и бесконтрольный» рост цен (по данным Росстата, цены на продукты за год в Севастополе выросли более чем на 70%). У вас есть рецепт, что нужно делать, чтобы стабилизировать ситуацию?

— Вообще, это не совсем корректный вопрос, потому что «каждый мнит себя стратегом, видя бой со стороны». В последние месяцы ситуация немного изменилась. Возможно, сезонные факторы работают. Но, надо признать, что есть объективные причины. Правительство Севастополя ни зарплаты в городе не назначает, ни цены. Они могут на ситуацию влиять только косвенно. Можно пытаться заводить что-то государственное. Но я не сторонник этого. Государственные предприятия, как правило, эффективности в бизнесе не показывают никакой. Но можно создавать стимулирующие факторы для создания конкуренции. Нужно бороться со сговорами, которые запрещены по закону.

«Местный Ли Куан Ю у нас еще не обнаружился»

 — Ваша концепция развития Севастополя легла в основу предвыборной программы «Единой России» на выборах в законодательное собрание. Ее приняли потом в парламенте. Под ней подписался в том числе и губернатор. Сегодня чувствуете противодействие этой программе со стороны исполнительной власти?

— Я скорее чувствую бездействие. Это и вызвало ту реакцию, которая была со стороны депутатского корпуса. Какой-то период было одно правительство. Оно ушло. Новое тоже не проявляет эффективности и открытости в вопросах решения этих проблем. Мы все пришли, в том числе и Сергей Иванович Меняйло, под эту программу «Единой России» на выборах. Второй раз губернатор подписался под ней, когда его выбрали на эту должность в октябре прошлого года. Поэтому я и говорил, что если власть не в состоянии организоваться так, чтобы выполнять свои обещания, то надо уступать место другим — более эффективным управленцам.

 — В случае если вся власть сложит свои полномочия, каким образом будет управляться город?

— Вряд ли у меня должен быть план на управление городом в случае моей отставки. (Смеется.) Мегакатастрофы не произойдет точно. Потому что у нынешней власти в Севастополе пока не получилось сделать ничего серьезного. Местный Ли Куан Ю (создатель сингапурского экономического чуда.— «Ъ») у нас еще не обнаружился. Кроме того, у каждого руководителя есть заместители.

 — Некоторые эксперты считают, что вам не очень нравится официоз, который сопровождает работу на должности председателя законодательного собрания. Приходилось даже слышать мнения, что вас эта работа «тяготит»…

— Какая разница — тяготит или не тяготит?

 — Вы комфортно себя чувствуете на этом месте? Вам ваша работа нравится?

— Нет, не нравится.

 — А зачем тогда?

— Я пришел под реализацию определенной программы. Я чувствую ответственность перед севастопольцами. Поэтому я и настаиваю на том, чтобы эта программа была реализована. А нравится мне или нет — это второй вопрос. Я не могу сказать, что мы совершенно никак не приближаемся к ее реализации. Но у нас точно нет синхронной работы с правительством, и скорость движения недостаточная.

 — Почему этой синхронности нет?

— В правительстве до недавнего времени происходило постоянное бурление и изменение. Понятно, что в такой ситуации работать конструктивно достаточно тяжело. Нет команды, которая готова поставить перед собой задачи и их решить.

 — Вам не кажется, что синхронизации нет из-за того конфликта, который был в августе, когда вы сделали заявление о «чванливости» и «некомпетентности» власти в городе?

— Нет. Я не думаю, что эти вещи как-то связаны между собой. Тем более что эти проблемы не упираются в какого-то одного человека.

 — Как сейчас общаетесь с Сергеем Меняйло?

— Нормально общаемся. У нас профессиональные отношения.

 — Напряженность чувствуете?

— Напряженность возникает только вот в таких случаях, как с выделением земли байкерам. Я сказал Сергею Ивановичу все, что об этом думаю, до того, как мы это вынесли на сессию. Надо было принять решение, чтобы что-то изменить. Он пообещал, что приостановит действие этого договора. И обещание выполнил. Хотя я думаю, что его надо расторгнуть.

 — Не жалеете, что в октябре прошлого года на выборах губернатора поддержали Сергея Меняйло?

— Вы знаете процедуру выборов? Нам трех кандидатов предложил президент. Василий Михайлович Пархоменко, который себя очень интересно повел 24 февраля 2014 года, когда меня избирали председателем координационного совета; Олег Росляков, который снял свою кандидатуру; и Сергей Иванович Меняйло. Из двух оставшихся кандидатур он был лучшей. Поэтому я о том выборе не жалею.

 — Какие конкретно шаги со стороны исполнительной власти побудили вас назвать в августе прошлого года власть города «некомпетентной» и «чванливой»?

— А вы посмотрите: где те люди, которых привел Сергей Меняйло из Новороссийска? Изгнаны из правительства с позором. То есть не так уж я был и неправ. Если бы не то видеообращение, то мы не получили бы нормального законодательного собрания. Сейчас есть действительно народный орган власти. В нем большинство депутатов хочет выполнить ту программу, с которой мы шли на выборы. Достаточно интересный прецедент, я бы сказал. Что из него получится — посмотрим.

Пока ни одного комментария, будьте первым!
Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться.
, вы можете комментировать еще  дней
, вы можете комментировать еще  дней
31 деньподписки за59рублей
Оплатите подписку, чтобы читать все комментарии и участвовать в обсуждении новостей