Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
4 июня 2015, источник: Ведомости

Иран тянет в «Турецкий поток»

Иран предлагает поставлять свой газ в Европу по «Турецкому потоку». Заявление политическое, такой альянс маловероятен, считают эксперты.

Источник: Reuters

Иран после снятия санкций мог бы использовать «Турецкий поток» для поставок газа в Европу, заявил «РИА Новости» директор по международным связям иранской национальной газовой компании (NIGC) Азизоллах Рамазани. «Могут быть общие поля для деятельности, например, в сфере газопроводов. Можно делиться опытом и технологиями. А в будущем, возможно, иранские газопроводы и российские газопроводы в Европу могут объединиться и вместе поставлять газ», — сказал он.

По словам Рамазани, сейчас переговоры не ведутся, но начать их — хорошая идея. Для экспорта иранского газа в Европу могут быть и другие маршруты, «но лучшим, возможно, является этот проект ["Турецкий поток"]», заявил он.

NIGC уже налаживает сотрудничество с «Газпромом». «Наш главный управляющий посетил Россию в прошлом году и подписал меморандум о сотрудничестве между двумя компаниями», — говорит Рамазани. Решено создать комитеты для взаимодействия в разных сферах: «сотрудничество очень скоро начнется». Представитель «Газпрома» не ответил на запрос «Ведомостей».

Министр нефти Ирана Биджан Намдар Зангане на семинаре ОПЕК в Вене заявил в среду, что собирается обсудить с российской делегацией поставки газа на мировой рынок (его слова передавал ТАСС). Российскую делегацию возглавляет министр энергетики Александр Новак. Его представитель не был доступен для журналистов.

Европа рассчитывает, что иранский газ в случае снятия санкций может стать альтернативой российскому. Минэкономразвития России в прогнозе социально-экономического развития до 2018 г., опубликованном на прошлой неделе, также указывает, что возможное снятие санкций с Ирана связано с желанием ЕС и США найти альтернативу российским нефти и газу.

Но в Еврокомиссии хотят, чтобы иранский газ поставлялся по системе газопроводов TANAP-TAP (Южный газовый коридор) из Азербайджана через Турцию и Грецию.

Европейцы хотят диверсифицировать источники газа и предложили Ирану присоединиться к TANAP, заявил в начале мая иранский посол в Баку Мохсен Пакайин (его слова передавал «Интерфакс»). Это предложение изучается, но Иран — хороший источник газа и для других проектов, подчеркивал он.

Британская BP, которая является акционером TANAP и оператором его ресурсной базы — азербайджанского месторождения Шах-Дениз, может войти в иранское газовое месторождение Южный Парс, которое является крупнейшим в мире. Об этом руководитель BP Роберт Дадли во вторник заявил ТАСС. «Газпром» с 1997 г. также пытался участвовать в разработке Южного Парса вместе с Total и Petronas. Но этому помешали санкции. О планах вернуться в проект «Газпром» пока не сообщал.

Готова ли Европа получать иранский газ по «Турецкому потоку» — представитель Еврокомиссии не говорит. Санкции в отношении Ирана еще действуют, до того как они будут сняты, говорить о конкретных вариантах сотрудничества рано, сказал он.

Предложение Рамазани политическое, его реализация не имеет смысла, считает директор ФНЭБ Константин Симонов. «Турецкий поток» выйдет на сушу в Турции почти у Стамбула (на западе страны) и закончится на греческой границе, т. е. его сухопутный участок будет небольшим. Граница с Ираном находится на востоке Турции, к TANAP там ближе, поэтому Ирану гораздо проще подключиться к нему, уверен Симонов. При этом Рамазани уверяет, что Иран может проложить газопровод через Турцию к Черному морю, чтобы подключиться к морской части «Турецкого потока».

Симонов считает, что Иран, хоть и обещает большую часть своего газа экспортировать в Азию, не забывает и о европейском рынке. И сейчас, намекая на альянс с Россией, он ждет от ЕС новых уступок. Но реальный альянс мало вероятен, ведь Иран в перспективе единственный серьезный конкурент российскому газу в Европе, говорит эксперт.

Для Ирана главное — доставить газ до границы Турции и Греции, а дальше договариваться с собственниками труб, которые станут строить в Европе продолжение «Турецкого потока» (например, Eastring) и TANAP. «Газпром» за пределами Турции владеть инфраструктурой не сможет, поэтому вести с ним диалог об этом не имеет смысла. Рамазани говорит, что договариваться надо хотя бы потому, что у NIGC и «Газпрома» на турецко-греческой границе может быть одна и та же точка сдачи газа.

Михаил Серов, Петр Третьяков