Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
11 июня 2015, источник: Росбалт

Жизнь после дефолта

Новгородская область стала первым в России регионом, пропустившим платеж по кредиту. По сведениям РБК, срок погашения займа в банке ВТБ истек 25 февраля 2015 года.

Согласно отчетности, опубликованной на сайте ЦБ РФ, на 1 марта 2015 года ВТБ зафиксировал просроченную задолженность от субъекта Федерации на уровне 1,68 млрд руб.

Представитель областного департамента финансов, в свою очередь, заявил, что правительство региона провело переговоры с ВТБ, в результате которых была достигнута договоренность о снижении процентных ставок, и «после этого обязательства погасили в течение месяца».

Примечательно: ранее агентство S&P сообщало, что в первом квартале 2015 года как минимум один субъект РФ, не имеющий рейтингов агентства, допустил просрочку выплаты по банковскому кредиту вследствие ограниченного доступа к средствам рефинансирования. В терминологии S&P это означает дефолт региона: агентство считает дефолтом ситуацию, когда «заемщик не исполнил долговые обязательства в срок и в полном объеме».

Однако у новгородских властей есть свое объяснение ситуации. «Правительство Новгородской области задержало платеж в феврале, когда нужно было гасить кредит, взятый в ВТБ. В начале года Центробанк поднял ключевую ставку, что незамедлительно сказалось и на кредитной политике банков. Перекредитование под высокий процент дало бы серьезную нагрузку на бюджет региона. Мы ждали снижения выросшей почти вдвое ключевой ставки Центробанка, что в дальнейшем позволило выгодно перекредитоваться. Губернатор Новгородской области встречался по этому вопросу с руководством ВТБ, которое пошло нам на встречу. В результате на рефинансирование был привлечен кредит под 17,5% годовых, а в бюджете региона удалось сэкономить 72 млн руб. Сейчас неоплаченных кредитов у нас нет», — заявила руководитель департамента финансов Елена Солдатова.

Российские эксперты более склонны разделять точку зрения S&P, а не областных чиновников. Пример с Новгородской областью является сигналом серьезного неблагополучия для региональных финансов, считает советник Института современного развития (ИНСОР) Никита Масленников. «Как трактовать произошедшее — это дело юристов, — отметил он в интервью корреспонденту “Росбалта”. — Но если регион не может обслуживать свои обязательства, то это признаки классического дефолта. По экспертным оценкам, в ситуации, практически аналогичной новгородской, находятся не менее 20 регионов. Общий (совокупный) долг субъектов Федерации в этом году, очевидно, зашкалит за 2 трлн рублей, а дефицит их бюджетов будет, видимо, примерно между 600 и 700 миллиардами. Это не просто тревожный звонок — это уже рында зазвучала».

По словам эксперта, в федеральном центре сейчас обсуждаются варианты выхода из сложной ситуации. «Будет, видимо, продолжаться практика предоставления бюджетных кредитов регионам с тем, чтобы они смогли хоть как-то управлять займами, которые брали у коммерческих банков. Регионам еще предстоит договориться с банками, предъявить Минфину эти договоренности и т. д. Это решаемая вещь, но все это паллиативно. Все-таки корень причин — это архитектура самих межбюджетных отношений с перекосом в сторону центра. Чрезмерная централизация финансовых ресурсов имеет такую оборотную сторону, как накопление финансовых рисков регионов и их реализация, когда начинают бегать по экономическому пространству жареные петухи и клевать куда попадут», — заметил Масленников.

Эксперт подчеркнул, что финансовые трудности в регионах могут помешать реализации инвестиционных проектов. «Ситуация не позволяет регионам воспользоваться такими правами, как предоставление налоговых льгот бизнесу. В условиях, когда у вас сжимается доходная база, в наличии дефицитный бюджет, обязательства по долгам и много чего еще, то нет соблазна вводить льготы, которые только через три-четыре года дадут прирост налогооблагаемой базы. Важнее окажется решать вопросы, которые уже есть. Это означает сужение стимулирующих возможностей для бизнеса в регионах», — полагает Никита Масленников.

Он уверен, что исправить положение можно, выстроив по-новому всю архитектуру межбюджетных отношений. С другой стороны, регионам следует задуматься о повышении эффективности своих расходов.

Директор Института проблем глобализации Михаил Делягин также считает, что ситуация в Новгородской области напоминает дефолт. Как заявил экономист, ответственность за происходящее несет федеральный Минфин. «Если я не плачу долги, то это, конечно, дефолт. Но Минфин просто отбирает все, что хочет, у регионов, оставляет им копейки и не реагирует на усугубление кризиса. Сначала Минфин предельно ужесточил межбюджетные отношения, и два года все регионы загоняли в кредитную кабалу банкам — наверное, была такая специфическая поддержка государственных банков со стороны Минфина. Потом резко ухудшилась экономическая ситуация, и мы получили обстановку, близкую к катастрофической — даже во многих богатых регионах. Если Минфин будет продолжать свою безумную политику искусственного загона регионов в кредитную кабалу, то процесс будет продолжаться», — убежден Делягин.

По его мнению, следует коренным образом изменить межбюджетную политику — она не должна быть подчинена «абсолютному произволу, облеченному в псевдонаучные формулы». «Выравнивание регионов» по абстрактному среднероссийскому уровню напоминает анекдот про среднюю температуру по больнице. В области межбюджетной политики этот анекдот воплощен на практике, и все считают, что так и должно быть. Но вместо этого необходимо зафиксировать государственные задачи — например, обеспечение прожиточного минимума всему населению. И давать деньги конкретному региону именно под решение этой задачи, а не просто так, — заметил Михаил Делягин. Экономист подчеркнул, что за сухими цифрами стоит неблагополучие реальных людей.

А вот президент Центра стратегических коммуникаций Дмитрий Абзалов считает употребление термина «дефолт» в отношении Новгородской области не очень корректным. «Классический вариант дефолта — это просроченные внешние обязательства или просроченные обязательства перед внутренним частным инвестором. Тут же — задолженность перед государственным банком ВТБ, что делает ситуацию дефолта очень забавной», — отметил эксперт. По его мнению, финансовое состояние региона можно стабилизировать, а 2 млрд рублей — не такие уж большие деньги. Однако, безусловно, положение Новгородской области остается весьма непростым, как, впрочем, и других регионов. Не случайно сейчас идут сокращения расходов и госаппаратов.

Между тем, депутаты Новгородской областной думы смотрят в будущее с оптимизмом. «Что касается кредитов, то за них отвечают правительство и губернатор. Кредитов набрано много. Но бюджетный кодекс регион не нарушает. Потолок не превышен, и мы до него еще не дошли. А многие регионы страны его и в два раза перебрали», — сказал член комитета областной думы по бюджету, финансам и экономике Вячеслав Степанов.

Есть ли жизнь после дефолта? Новгородская область демонстрирует, что есть. Хотя, как говорится в известном анекдоте, «и вы это называете жизнью?..».

Дмитрий Ремизов