Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
19 июня 2015, источник: Росбалт

Война на карте Украины

Опубликованная народным депутатом Украины Антоном Геращенко информация, согласно которой в апреле в России был утвержден план, предполагающий захват левобережной, восточной части соседнего государства, вызвал бурную дискуссию в политических кругах двух стран и экспертном сообществе.

В центре обсуждения оказались, в основном, два вопроса — насколько реально существование самого этого плана и велика ли вероятность его реализации на практике.

Судя по всему, сообщество разделилось на два неравных лагеря. Большинство экспертов считает появившуюся информацию откровенным фейком. Такой позиции, в частности, придерживается эксперт Киевского центра военно-политических исследований Константин Машковец.

Резко отреагировал на «сенсационную» публикацию глава партии «Центр», народный депутат Рады от Оппозиционного блока Вадим Рабинович. Он назвал Антона Геращенко «странным существом в политике» и заметил, что война и революция привели в парламент много психически ненормальных людей, «травмированных с детства».

Игорь Романенко, генерал-лейтенант запаса, заместитель начальника Генштаба ВС Украины в 2006 — 2010 годах, отмечая, что не верит в развитие событий, описанных в представленном «плане» и считает публикацию «пропагандой», все же советует руководству страны внимательно изучить ситуацию и принять меры по созданию необходимых в случае обострения обстановки резервов.

С другой стороны, часть экспертов отметила, что существование подобного плана (как документа) теоретически вполне реально. Собственно задача генштабов и заключается в том, чтобы составлять подробные планы действий армии в самых непредвиденных и даже, на первый взгляд, совершенно невероятных ситуациях. Военные с иронией называют их составление любимыми «штабными играми паркетных генералов».

Однако, несмотря на эту иронию генералов «боевых», специалисты говорят, что в идеале в главном штабе каждой страны должен быть готов план действий на случай военного конфликта с любым соседом, в том числе и с тем, с кем в течение десятилетий (а то и столетий) поддерживаются добрые отношения. Отсутствие такого плана является свидетельством некомпетентности штабных работников и серьезным просчетом с их стороны.

По мнению руководителя Украинского бюро Центра политических технологий Георгия Чижова, однозначно утверждать, что опубликованный депутатом Геращенко документ достоверен, очень сложно. «Мы ничего не знаем о том, откуда документ попал к депутату, через чьи руки он прошел, да и как, в конце концов, вообще выглядят секретные документы российского Генштаба. Но есть в самом опубликованном тексте немало подробностей, которые делают его весьма правдоподобным и косвенно подтверждают генштабовское авторство», — сказал эксперт «Росбалту». — Другое дело, что если такой план действительно разработан и утвержден — это еще не означает, что Россия уже всерьез готовится к полномасштабному вторжению. Военные — они на то и военные, чтобы иметь план именно военных действий на любой случай развития событий. Чаще всего (а в мирное время — почти всегда) такие планы остаются в итоге только на бумаге. Георгий Чижов полагает, что если подлинность документа подтвердится, это будет свидетельствовать лишь об одном — российское руководство рассматривает вариант прямого силового вмешательства в украинские события наряду с другими вариантами действий. А вот это уже, отметил он, весьма прискорбно. В то же время, по словам эксперта, существует еще версия, что российская сторона намеренно допустила «утечку» документа, чтобы оказать давление своей якобы готовностью к военному столкновению на позицию руководства Украины, а, может быть, и стран НАТО перед очередным раундом международных переговоров.

При этом Георгий Чижов выразил уверенность, что вероятность реального вторжения кажется сегодня едва ли не самой низкой с начала конфликта.

В этом случае возникает второй закономерный, хотя и теоретический, вопрос: а что будет, если вдруг случится невероятное и Российская армия начнет наступление на Украину? В состоянии ли Вооруженные силы этого государства (ВСУ) противостоять «российской агрессии»?

Читайте также
Как в НАТОКто управляет украинской армией, сколько она стоит и из кого состоит

Ответить на него непросто. Прежде всего, потому, что за последние два года ВСУ претерпели серьезные изменения, и точных данных о боеспособности их отдельных подразделений на сегодняшний день нет.

Известно, например, что по состоянию на январь 2015 года численность сухопутных войск Украины составляла 110 тысяч человек. На их вооружении в 2013 году (т. е. два года назад), к примеру, находились 686 танков и 72 вертолета. Как сейчас, учитывая войну в Донбассе и победные реляции ополченцев, — непонятно. Вот прямо сегодня советник президента Юрий Бирюков пообещал войскам в самое ближайшее время около сотни танков Т-80, хранившихся на складах. Поди — посчитай. Но в любом случае, понятно, что в Российской армии танков, как и солдат, в разы больше.

Данных о численности Военно-воздушных сил Украины на 2015 год также нет. В 2013 году в ВВС этой страны служили 36300 человек, а на вооружении состояли 160 боевых и 27 транспортных самолетов. Правда, после потери Крыма в марте 2014 года Украина лишилась семи МиГ-29, двух МиГ-29УБ и трех L-39. Кроме того, по собственному признанию украинского командования, в результате боевых действий по состоянию на июнь 2014 года ВВС Украины потеряли 14 самолетов и вертолетов. Численность Военно-морских сил Украины, по последним данным, составляет чуть больше 14 тысяч человек. По состоянию на начало 2015 года в составе ВМС числились три боевых корабля, один десантный корабль, 18 вспомогательных судов и 26 катеров. Несколько кораблей и судов «задержались» в Крыму.

Наконец, вспомним, что 12 марта 2014 года была создана Национальная гвардия Украины. Сегодня ее численность составляет 60 тысяч человек, из которых 52 тысячи — военнослужащие. Национальная гвардия подчиняется лично президенту, командующим гвардией является генерал-лейтенант Николай Балан. Но Нацгвардия входит в систему МВД (это по сути несколько преображенные внутренние войска) и воевать с регулярной армией другого государства вроде как и не должна, хотя на ее вооружении и состоит некоторое количество танков, БТР и т. п.

Оценки боеспособности современной украинской армии и ее возможностей в ходе реальных масштабных боевых действий сегодня сильно разнятся. Официальную точку зрения украинского командования отличает обязательный в таких случаях оптимизм. Спикер Генерального штаба ВСУ, журналист Владислав Селезнев, комментируя упомянутую выше публикацию Антона Геращенко, сегодня заявляет, что Вооруженные силы Украины «готовы реагировать на любые сценарии и дать достойный отпор при любом варианте развития ситуации».

Более трезво оценил обстановку и возможности украинской армии непосредственный участник происходящих событий — заместитель командующего «антитеррористической» операцией Константин Федичев. Он прямо сказал, что если Россия начнет полномасштабную войну, то Украина просто технологически не сможет ей противостоять. Если же в этой войне Россией будет использована авиация и ракетные комплексы «Искандер», дальность стрельбы которых составляет от 250 до 500 километров, то исход противостояния будет понятен с самого начала. В этом случае, по мнению эксперта, сценарий захвата Левобережной Украины будет вполне осуществим. Однако и Константин Федичев считает данную угрозу лишь «потенциальной».

Российский эксперт, заместитель главного редактора «Ежедневного журнала» и бывший многолетний обозреватель «Красной Звезды» Александр Гольц уверен, что возможности для реализации изложенного Герашенко сценария у России есть. Для наших Вооруженных сил, считает он, не составит особой проблемы разгромить украинскую армию, и если поступит такой приказ — российские войска дойдут до Киева.

Гольц вообще весьма критично оценивает боеспособность современной украинской армии. По его мнению, за последние годы она повысилась незначительно, прежде всего, потому, что Петр Порошенко практически отказался от проведения полномасштабной военной реформы. А стало быть, ВСУ вряд ли смогут оказать сколько-нибудь значительное сопротивление объективно более мощным Вооруженным силам России.

Другое дело, что сразу возникает другой вопрос — что делать дальше? Не совсем понятно, какой сценарий будет реализован в случае «победы и оккупации Левобережной Украины». Будет ли задействован «крымский вариант», подразумевающий присоединение к России? Или же предпочтение отдадут «абхазскому» и «приднестровскому» сценариям, где территории формально объявлены независимыми (хоть и непризнанными) государствами?

Понятно, что «хорошего» решения проблемы тут нет и быть не может — все варианты несут в себе колоссальные риски для России, и, прежде всего, для внешнеполитического имиджа страны. Тут даже, наверное, и объяснять ничего не нужно. Впрочем, вряд ли перед авторами плана, если таковые существуют, была поставлена задача думать еще и об этом.

Таким образом, подытоживая, с огромной долей вероятности можно предположить, что сенсационный «сценарий», обнародованный Антоном Геращенко, вряд ли будет воплощен в жизнь. Но сам он, весьма возможно, существует в действительности. Для порядка. На всякий случай.

Юрий Гладыш

Пока ни одного комментария, будьте первым!
Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться.
, вы можете комментировать еще  дней
, вы можете комментировать еще  дней
31 день подписки от 59 рублей
Оплатить подписку