Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
26 июня 2015, источник: Газета Коммерсантъ

Симметричная безответность

Итогом завершившегося вчера двухдневного заседания министров обороны НАТО стало принятие целого ряда шагов, направленных на укрепление военного потенциала альянса. В частности, решено в три раза увеличить численность сил быстрого реагирования и расширить полномочия главнокомандующего объединенными ВС НАТО в Европе. Нововведения в альянсе называют «ответом на агрессивные действия России». В разговорах с «Ъ» главы оборонных ведомств стран—членов НАТО признавали, что хотят восстановления нормальных отношений с Москвой, но предпосылок для этого не видят. С подробностями из Брюсселя — корреспондент «Ъ» ПАВЕЛ ТАРАСЕНКО.

«Я помню то время, когда в Брюссель приезжал Сергей Шойгу. Еще двух лет не прошло с того момента, как мы проводили заседания Совета Россия—НАТО. Мы сотрудничали, доверие друг к другу все росло и росло, — вспоминал в разговоре с “Ъ” в кулуарах брюссельского заседания вице-премьер и глава Минобороны Польши Томаш Семоняк.— Но затем произошла аннексия Крыма, агрессивные действия Москвы на востоке Украины. А теперь в российских СМИ сообщают, что ваши ракеты будут нацелены на Польшу. Такие высказывания не способствуют деэскалации».

Несмотря на это, собеседник «Ъ» заверил, что поляки испытывают «много хороших чувств к россиянам» и верят, что в РФ «будут такие власти, которые будут стремиться к диалогу и миру». «Надо быть оптимистом. Убежден, что мы доживем до того времени, когда отношения станут очень хорошими. Но сегодня возвращение к диалогу крайне затруднительно», — резюмировал Томаш Семоняк.

В действующей Стратегической концепции НАТО, принятой в 2010 году, записано, что альянс стремится к «поистине стратегическому партнерству с Россией». Один из собеседников «Ъ» в штаб-квартире НАТО заверил, что пока о пересмотре текста документа речь не идет. «Но, конечно, за последнее время ситуация резко изменилась», — отметил он.

На заседании и в кулуарах министры отмечали: теоретически они не против восстановления отношений с Россией, но в условиях продолжающегося украинского кризиса не видят путей для этого. Выводы об их настроениях можно сделать из ответа главы Минобороны Канады Джейсона Кенни на вопрос «Ъ» о возможном первом шаге к деэскалации конфликта между РФ и НАТО. На прошлой неделе руководитель Мюнхенской конференции по безопасности Вольфганг Ишингер предложил обеим сторонам перестать «играть мускулами» и для начала заключить соглашение о взаимном отказе от полетов боевых самолетов с выключенными транспондерами — устройствами, передающими сигналы опознавания. «Россияне прекрасно знают, что проводить полеты вблизи границ суверенных государств с выключенными транспондерами крайне контрпродуктивно. Надеюсь, что Россия будет вести себя ответственно. Мы хотели бы ожидать от такой великой страны соблюдения норм международного авиационного права», — заявил «Ъ» Джейсон Кенни, проигнорировав часть вопроса о готовности НАТО к предметным переговорам с Москвой на эту тему.

«Перспективы восстановления сотрудничества зависят от России, а не от нас. Это она должна перестать стимулировать развитие конфликта с Украиной», — заявил «Ъ» глава Минобороны Чехии Мартин Стропницкий, отметив, что минские соглашения «нарушаются каждый день», а подход российской стороны к проблеме «чересчур эмоционален». По мнению чешского министра, российское руководство взяло курс на «воссоздание большой России». «Думаю, что Россия и так достаточно большая, — заметил господин Стропницкий.— Мы хотим видеть стабильного, предсказуемого, серьезного партнера, которому можно доверять».

В Москве же по-прежнему считают, что мяч на стороне НАТО. «Предлагать восстановить отношения должна та сторона, которая их прерывала», — заявил на прошлой неделе, отвечая на вопрос ТАСС, заместитель главы МИД РФ Алексей Мешков. Он подчеркнул, что «ни одна ранее задействованная программа в отношениях России и НАТО не работает», а значение недавно появившейся новости о возобновлении прямой телефонной линии между Москвой и альянсом не стоит преувеличивать. «Все выглядит очень лапидарно. Российской стороне были переданы телефоны коммутаторов, по которым можно позвонить в случае кризисных ситуаций. Вот и все», — отметил он.

С обвинениями в адрес НАТО не раз выступал и президент РФ Владимир Путин. По его словам, альянс неуклонно «идет к границам России», а в Донбассе воюет «иностранный натовский легион, который не преследует целей национальных интересов Украины». В Кремле утверждают, что именно действия НАТО на пограничных с РФ территориях «вынуждают Россию принимать меры по обеспечению своей безопасности».

Решения, одобренные министрами обороны альянса, могут стать новым раздражителем. Переговоры в Брюсселе показали, что реализация «Плана действий по оперативному реагированию (на кризисы.— “Ъ”)», одобренного в сентябре 2014 года на саммите в Уэльсе, вступает в новую фазу. Среди прочего было одобрено увеличение численности сил быстрого реагирования НАТО с 13 тыс. до 40 тыс., а также добавление новых компонентов в передовую группу этих сил, которую в альянсе называют «наконечником копья» (подробнее см. «Ъ» от 24 июня). Кроме того, была пересмотрена процедура принятия политических решений о начале операций: верховный главнокомандующий объединенными вооруженными силами НАТО в Европе получил полномочия поднимать по тревоге, развертывать и приводить в боевую готовность войска до принятия политического решения об их применении.

По другому принципиальному для руководства НАТО вопросу — повышению странами-членами оборонных расходов до уровня 2% от ВВП — добиться консенсуса не удалось. «Одни министры говорили, что в реальном исчислении их траты на оборону растут и не так уж важно, что планка остается на уровне ниже 2%. Другие ссылались на кризис», — рассказал один из собеседников «Ъ», присутствовавший на переговорах. В 2015 году рекомендацию альянса выполнят лишь США, Великобритания, Польша, Греция и Эстония. В 2015 году члены НАТО потратят на военные нужды $892 млрд (это на $50 млрд меньше, чем в 2014 году). Оборонный бюджет РФ в 2015 году составит 3,3 трлн руб. (по нынешнему курсу это $61 млрд).

Также министры договорились об оказании Молдавии помощи в проведении военной реформы и обсудили со своим украинским коллегой Степаном Полтораком сотрудничество в военной сфере (в частности, была достигнута договоренность о создании нового, шестого по счету трастового фонда — по разминированию территорий). «Для украинцев сейчас непростое время: они вынуждены проводить реформы в разгар вооруженного конфликта, — заявил один из собеседников “Ъ” в штаб-квартире альянса, комментируя решение НАТО об оказании помощи Киеву.— Есть такая британская поговорка: строить самолет во время полета. Это именно тот случай».