Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
6 июля 2015, источник: Газета Коммерсантъ, (новости источника)

Иранский атом почти стабилен

Сегодня или завтра должна быть поставлена точка в многолетнем переговорном процессе по урегулированию иранской ядерной проблемы. Ожидается, что собравшиеся в Вене главы МИДов шестерки международных посредников и Ирана отметят долгожданную сделку в ходе официальной церемонии, а затем в ее поддержку будет принята резолюция Совбеза ООН. Впрочем, дипломаты признают, что на пути к подписанию исторического соглашения еще остаются нерешенные вопросы. При этом, по данным «Ъ», механизм снятия с Ирана международных санкций уже разработан.

Источник: Фотоархив ИД «Коммерсантъ»

Министр иностранных дел РФ Сергей Лавров вчера прибыл в Вену, где сегодня соберутся главы дипломатических ведомств шестерки международных посредников (пять постоянных членов СБ ООН и ФРГ) и Ирана. Ожидается, что здесь, в фешенебельном отеле Palais Coburg, после более чем десятилетнего переговорного процесса будет поставлена точка в спорах об иранской ядерной программе. Долгожданное соглашение — совместный всеобъемлющий план действий — должно гарантировать сугубо мирный характер ядерной программы Тегерана в обмен на снятие с него международных и односторонних (западных) санкций.

Между тем подписывать документ (по данным СМИ, это 80 страниц основного текста и приложений) министры не будут. Дипломатический источник «Ъ», знакомый с ходом переговоров, пояснил, что соглашение будет неподписным, так как основным юридическим документом станет новая резолюция СБ ООН по Ирану. «Ее проект — часть документов, которые должны будут одобрить министры», — пояснил собеседник «Ъ».

Накануне иранские дипломаты, как и их коллеги из шестерки, выражали уверенность в успехе. «Продлевать переговоры никто не хочет, мы стараемся завершить дело», — сказал в субботу журналистам заместитель главы МИД Ирана Аббас Арагчи. Заместитель главы МИД РФ Сергей Рябков в опубликованном в пятницу интервью журналу «Индекс безопасности» также выразил уверенность, что стороны договорятся до 7 июля. «Остались нерешенными единичные темы, их вполне можно закрыть в течение остающихся дней», — заявил он. Дипломат признал: «Никакого плана “Б” не существует». «Никто не обсуждает, что будет, если стороны не уложатся в срок до 7 июля. Все исходят из того, что мы успеем. Уже одно продление, которое состоялось на срок после 30 июня, было на грани допустимого», — сказал он. Напомним, изначально соглашение планировалось подписать до 30 июня, однако снять все разногласия к этой дате не удалось, и консультации продлили еще на неделю.

При этом Сергей Рябков уточнил: с принципиальным для Москвы вопросом о снятии действующего в отношении Ирана оружейного эмбарго «остаются большие проблемы». Россия заинтересована в активизации сотрудничества с Тегераном в военно-технической сфере, что невозможно без снятия санкций, предусмотренных резолюцией СБ ООН N1929. Вчера источник «Ъ», близкий к делегации РФ, пояснил, что «вопрос с оружейным эмбарго еще не снят, но наметились пути его решения».

Это не единственная тема, по которой остаются разногласия. Собеседники «Ъ» из разных делегаций повторяют как мантру фразу: «Пока все не решено — ничего не решено». Это означает, что, несмотря на очевидный прогресс в урегулировании многочисленных технических вопросов, наличие политической воли участников процесса и подключение к нему министров, судьба соглашения будет до последней минуты оставаться неизвестной. Американские дипломаты неоднократно говорили, что для них «лучше никакой сделки, чем плохая сделка», а их иранские коллеги на днях дали понять, что лучше «вернуться домой с пустыми руками, чем с документом, не учитывающим их интересы».

При этом, по данным «Ъ», уже фактически найдено решение сложнейшего вопроса о механизме снятия с Ирана международных санкций и их возврата в случае несоблюдения Тегераном договоренностей. По сведениям источников «Ъ», близких к переговорам, одна из обсуждаемых схем снятия санкций выглядит так: в отношении Ирана в день заключения сделки вводят так называемый режим снятия санкций, то есть резолюция СБ ООН снимает международные ограничительные меры в отношении Тегерана. Однако этот режим необходимо будет регулярно продлевать — и если у одного из постоянных членов Совбеза появятся сомнения в том, что Иран придерживается договоренностей, он сможет применить право вето и заблокировать продление. Такая схема позволит сохранить лицо как Ирану, так и США. Иранские власти смогут объявить об удовлетворении их требования о мгновенном снятии санкций. А американские — о том, что у них есть мощный рычаг влияния на Иран. Такой режим должен действовать в течение десяти лет.

Также есть прогресс в вопросе о том, что делать с излишками имеющегося у Ирана обогащенного урана (согласно предварительным договоренностям, Тегеран должен сократить имеющиеся у него запасы низкообогащенного урана с 10 т до 300 кг). Китайское агентство «Синьхуа» вчера со ссылкой на свои источники сообщило, что большая часть урана — около 7,5 т — будет вывезена в Россию. Российский дипломатический источник «Ъ» подтвердил наличие предварительных договоренностей по этому вопросу. При этом он уточнил, что взамен Россия будет поставлять Ирану либо природный уран, либо готовое топливо. Заработать на такой схеме Москва вряд ли сможет — скорее это станет еще одним ее вкладом в урегулирование иранской ядерной проблемы. Помимо вывоза иранского урана Россия, по информации «Ъ», готова принять участие в перепрофилировании объекта в Фордо в исследовательский центр, где будут, в частности, производиться медицинские изотопы.

Впрочем, даже если сегодня или завтра дипломаты снимут нерешенные вопросы, судьба сделки во многом останется подвешенной как минимум до того, как свое слово скажет американский Конгресс, который должен одобрить снятие с Ирана односторонних санкций США. Этот процесс не обещает быть легким: многие конгрессмены — прежде всего республиканцы — считают, что санкции надо не снимать, а ужесточать. Источник «Ъ» в одной из делегаций шестерки назвал опасным тот факт, что «международная ядерная безопасность, по сути, находится в заложниках внутриполитической борьбы в США».

Елена Черненко, Вена