Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
13 июля 2015, источник: Газета.Ру

«Мы не гнушаемся ничем»

На фоне общего экономического спада в стране Свердловская область смогла улучшить некоторые ключевые показатели, а в некоторых отраслях значения продемонстрировали двукратный рост, утверждает губернатор области Евгений Куйвашев. В интервью «Газете.Ru» он рассказал об отношении к Уралвагонзаводу, локализации производства, китайской рабочей силе и новом пассажирском самолете L-410.

— Из чего складывается экономика Свердловской области?

— Основной внутренний региональный продукт (ВРП) в области — это промышленность. Структура ВРП в Свердловской области распределяется приблизительно следующим образом: на все приходится по трети. Треть — на машиностроение, треть — на металлургию и треть на все остальные отрасли (высокие технологии, лесная промышленность и так далее). При этом за полгода ВРП показал рост. Обусловлено это, в первую очередь, тем, что ВРП Свердловской области на 54% — это экспортное ориентирование. Это касается и цветной металлургии, и машиностроения.

И поэтому курсовая разница способствовала росту. Но кредиты тоже в валюте — поэтому сказать, что курсовые колебания сыграли в нашу пользу, я не могу. Сработал механизм импортозамещения, я не люблю это слово, но надо признать — освободились некоторые ниши и наши компании их с удовольствием занимают. Например, литейный завод в Каменском-Уральском был открыт с нуля, им начали заниматься давно, но в последний год обострилась потребность в собственном высокоточном литье из чугуна, которое раньше брали на Украине. Перестали взаимодействовать с украинскими партнерами, остро встал вопрос. Собрались — запустили.

Еще один пример: в этом году была открыта шахта по добыче бокситов «Черемуховская-Глубокая», а раньше их часто покупали за границей. Рост показал и агропромышленный комплекс. Свердловская область вошла в тройку лидеров в списке российских регионов по темпам роста надоя молока. В настоящее время строятся еще более 40 молочных ферм. У нас переработки на миллион 200 тыс. тонн, а надаиваем мы на 680 тыс. тонн, то есть расти есть куда.

— На все эти проекты требуются деньги. Это средства регионального, федерального бюджетов, частные инвестиции?

— Мы не гнушаемся ничем. В первую очередь, это заемные деньги банковские кредиты и так далее. Потом это поддержка со стороны области. Только за 2014 год мы выдали субсидий, погашения кредитов, процентных ставок по кредитам — 1,2 млрд рублей. Из федерального бюджета мы получили тоже больше миллиарда. За 5 месяцев этого года мы уже 600−700 млн рублей из федбюджета получили и еще планируем получить, то есть мы планируем по максимуму использовать все возможности.

Если смотреть в процентном соотношении, то, конечно, основная доля лежит на нашем бизнесе. Область же им помогает облегчить это бремя, снизить кредитную нагрузку: гасим кредиты, оставляем кредитное тело. Есть семь приоритетных проектов, по которым практически освободили от налогов: Каменск-уральский металлургический завод, шахта «Черемуховская-Глубокая», Каменск-Уральский литейный завод, Верхнесинячихинский металлургический завод, Уральский дизель-моторный завод и другие.

— А Уралвагонзавода среди них нет?

— У Уралвагонзавода два вида продукции — вагоны и танки. С танками, слава богу, все в порядке, а вот с вагонами не очень. Буквально на днях Медведев распорядился выдать госгарантии УВЗ в полном объеме. Это правильное решение, мы не можем потерять компетенцию в производстве вагонов, потому что это крупное и высокотехнологичное производство. Но вместе с тем больше вагонов, чем нужно, на железных дорогах появиться не должно.

В целом я за сохранение предприятия. Мы помогаем УВЗ: пишем письма банкам, участвуем в комиссиях с УВЗ, в антикризисном штабе. На них завязана не одна отрасль. Если было бы сокращено производство вагонов, тут же сократится потребление металла, а это уже скажется на работе Нижнетагильского металлургического комбината — это тоже рабочие места. Если не нужно будет столько металла — не нужно будет разрабатывать месторождения. Пойдет цепная реакция.

— Сейчас в Екатеринбурге проходит международная выставка «Иннопром». Что это за мероприятие?

— «Иннопром» — это важная выставка не только для Урала, но и для всей промышленности нашей страны. Выставка проводится в шестой раз, в настоящее время она переросла региональный уровень. Во многом благодаря тому, что Минпромторг взял под патронаж эту выставку, во многом благодаря тому, что ее посещает премьер страны Дмитрий Медведев. Это очень специфическая выставка, таких мероприятий в мире всего пять-шесть, при этом российский «Иннопром» является одним из самых масштабных выставок такого рода. В этом году страной-партнером является Китай, в следующем будет Индия, а в 2017 году, как ожидается, страной-партнером «Иннопрома» станет Турция.

Мы ставим задачу нашим компаниям и бизнесменам, чтобы они презентовали на «Иннопроме» свои новинки. Это позволяет увидеть динамику развития этих компаний. Я говорю не только о компаниях Свердловской области, а все страны. Ведь даже если головные компании расположены в этой области, то кооперация идет по всей стране. Что-то производится здесь, что-то мы покупаем в других регионах и странах.

— Не боитесь, что китайские компании захотят привезти в область свою рабочую силу?

— Да мы компетентным людям всем рады, опасений нет. У нас тут высокотехнологичное производство. Туда без высшего образования никак, на этих станках нельзя работать без должного уровня компетенций. Если сюда приедут высококомпетентные работники, мы только будем рады.

— А если зарубежные компании предложат локализовать производство в других странах, за пределами России?

— Пусть производство будет локализовано в других странах, я и к этому отношусь нормально. Нужно участвовать в различных проектах, в том числе создавать предприятия за границей. Я могу привести простой пример: «Трубная металлургическая компания» (ТМК) — компания в мире номер один. Ее компетенция по производству труб распространяется на весь мир, но налоги платятся здесь. Их заводы расположены и в Европе, и в Средней Азии, и в США. Заводы наших компаний много где расположены, но штаб-квартиры и интеллектуальный центр — здесь, в России. Еще один пример: завод по производству самолета L-410 расположен в Чехии, но владеет им российская компания. Это нормальный бизнес. Мы будем продавать свои технологии и продукцию за рубеж, в том числе и с использованием локализации в других странах.

— А что это за новый самолет? Кто его разрабатывает?

— Пока он делается на заводе в Чехии. Когда «УГМК-Холдинг» купил этот завод, он увядал, а теперь на нем — новая жизнь. Подняли наработки, привлекли новые инжиниринговые структуры, и в настоящее время завод способен выпускать новые виды самолетов, в том числе и 50-местные винтовые. Самолеты АН-24 и АН-26 уходят из производства, им нужна замена. Машины такой вместимости нужны для региональных перевозок. Компании внутрирегиональной и межрегиональной авиации могут перейти на такие самолеты.

Я уже обсуждал эту тему и с главой Минпромторга Денисом Мантуровым, и с гендиректором «УГМК-Холдинга» Андреем Козицыным, и с премьером Дмитрием Медведевым. В планах — локализовать производство этих самолетов здесь, в Свердловской области. Пока обсуждаем возможность строительства завода, идет процесс знакомства с проектом: просчитываем, консультируемся. Возможно, к концу года примем решение, строить или нет. В этом проекта участвует и «Ростех», будем кооперироваться с ними.

— Структурное соотношение отраслей в области как-то меняется?

— В Свердловской области уже развиваются другие отрасли, помимо металлургии, машиностроения и оборонной промышленности. Например, технопарки. В конце прошлого года был сдан в эксплуатацию технопарк «Университетский», там уже порядка 40 резидентов. Это будет опытно-внедренческий центр, который будет работать с высокотехнологичной продукцией. Они только начали работать, но уже в следующем году можно будет говорить о первоначальных результатах проекта. Мы развиваем биомедицинский кластер: это завод «Медсинтез», сотрудничающий с компанией Bayer. На «Иннопроме» было подписано соглашение о вхождение в Уральский биомедицинский кластер китайской компании Yantai Huazheng Medical Apparatus Technology Co. Ltd.

Свердловская область потребляет только свой инсулин, не покупаем нигде. Производим его здесь и готовы поставлять на весь мир, мощностей на это хватит. Помимо металлургии, машиностроения и оборонной промышленности развивается производство медтехники, высокоточных лазеров и вычислительной техники. Будет развиваться чугунно-литейный сегмент в металлургии, это очень высоко технологичная отрасль, располагаться будет в городе Полевской (Свердловская область). Продолжаем поддерживать ОЭЗ «Титановую долину», где занимаются обработкой и изготовлением титановых комплектующих к самолетам.

— Санкции на области как-то сказались?

— Был стресс, непонимание. Пришлось больше усилий приложить к поиску новых партнеров, увеличилось взаимодействие с Китаем, с другими странами, которые не ввели санкции. Помогло решение сохранить ипотечную ставку на определенном уровне. Это позволило сохранить темпы строительства жилья. В этом году в два раза больше сдали жилья, чем за этот же период прошлого года.

— Расскажите, как идет подготовка к Чемпионату мира по футболу, который пройдет в 2018 году. С какими сложностями столкнулась область?

— Главная сложность — это стадион. Сначала было принято решение о строительстве здесь 45-тысячного стадиона, для этого пришлось бы раздвигать стены существующего здания стадиона, а он — памятник архитектуры. Это усложняло строительство и могло привести к удорожанию проекта. Но Владимир Путин договорился с ФИФА о том, чтобы в Екатеринбурге оставили 35-тысячный стадион, у нас пошло удешевление: стены раздвигать уже не пришлось. Теперь памятник трогать не надо, только внутри все поменяем, экспертизу на этот проект уже получили. К ЧМ-2018 будут построены еще гостиницы, номерной фонд будет увеличен на 9 тысяч мест.

— А к строительству высоко-скоростной магистрали как относитесь?

— Это тяжелый проект. Он нужен, но это финансово очень емкий проект. Если РЖД возьмется за него, а у них и без этого проблем хватает, то это будет драйвером роста для огромного количества промышленных предприятий. Мы только за, но мы понимаем, что он очень финансово тяжелый. Автор: Елена Платонова.

Пока ни одного комментария, будьте первым!
Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться.
, вы можете комментировать еще  дней
, вы можете комментировать еще  дней
31 день подписки от 59 рублей
Оплатить подписку