Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
28 июля 2015, источник: Газета Коммерсантъ

Турция зовет НАТО на войну

В Брюсселе сегодня пройдет экстренное заседание постпредов стран НАТО по запросу властей Турции, начавших боевые действия в Ираке и Сирии на двух фронтах — против группировки «Исламское государство» (ИГ) и курдов в лице Рабочей партии Курдистана (РПК). Столь активное вмешательство Анкары сразу в несколько конфликтов застало врасплох ее союзников. Если в случае с ИГ турецкие власти могут рассчитывать на полное понимание и сочувствие Запада, то атаки на курдов, ведущих в Ираке и Сирии самостоятельную войну против исламских радикалов, вызвали критику в адрес турецкого руководства. Возникает опасность, что Анкара может попытаться вовлечь НАТО в свой конфликт с курдами, в котором турецкие власти преследуют собственные — внутриполитические — цели.

Источник: Фотоархив ИД «Коммерсантъ»

Теракт в приграничном с Сирией населенном пункте Суруч, унесший на прошлой неделе жизни более 30 человек, спровоцировал беспрецедентно жесткую реакцию Анкары. Бомбардировщики F16 нанесли удар по позициям ИГ в Сирии, что ознаменовало поворотный момент в сирийской стратегии Анкары. «Поворотным» его можно назвать сразу по нескольким причинам.

Удары по «Исламскому государству»

Во-первых, турецкие власти наконец пошли навстречу давним пожеланиям Вашингтона расширить вклад Анкары в действия международной коалиции против ИГ (до сих пор этот вклад ограничивался логистической поддержкой). Во-вторых, если раньше Анкара неизменно обвиняла во всех проблемах в приграничной зоне режим сирийского президента Башара Асада, то теперь впервые ответственность возложена и на исламистов.

Впрочем, удары турецких ВВС по позициям ИГ едва ли окажут решающее воздействие на ход войны. Для боевиков ИГ, научившихся противостоять даже гораздо более массированным рейдам международной коалиции во главе с США, налеты турецкой авиации все равно что булавочные уколы.

Другое дело — сухопутная операция в исполнении турецкой армии, одной из самых боеспособных в регионе. Она могла бы серьезно изменить баланс сил на сирийском фронте и ослабить ИГ. Но премьер Ахмет Давутоглу в очередной раз заявил, что такая возможность не рассматривается. Вовлечение турецких вооруженных сил в бои с «Исламским государством» может привести к тяжелым потерям — в отличие от символических (и безопасных) ударов с воздуха.

К тому же у экспертов нет уверенности, что президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган преследует цель всерьез подорвать позиции ИГ. До последнего времени гораздо более опасным геополитическим противником в Анкаре считали «шиитский режим» Башара Асада, а противостоящие ему исламисты-сунниты скорее воспринимались как тактические союзники.

Отвечая на вопросы главных редакторов ведущих турецких СМИ, господин Давутоглу заверил, что последние действия Анкары не вызвали негативной реакции «ключевых сторонников Дамаска» — России и Ирана. Ситуация в регионе стала одной из тем, затронутых в ходе состоявшегося в воскресенье телефонного разговора президентов двух стран — Владимира Путина и Реджепа Тайипа Эрдогана.

Что касается дальнейших действий международной коалиции, то они будут обсуждаться сегодня в Брюсселе — на экстренном заседании постпредов стран НАТО, созванном по инициативе Анкары. При этом операция против ИГ — общепризнанного врага — будет не единственной темой встречи. Тот факт, что одновременно с бомбардировками позиций исламистов Анкара фактически открыла второй фронт войны — курдский, — вызвал неоднозначную реакцию партнеров Турции по Североатлантическому альянсу. Генсек НАТО Йенс Столтенберг вчера выступил с неожиданно резким заявлением — он предостерег турецкое руководство от обострения конфликта с курдами. «Важно, чтобы меры по защите от терроризма были соразмерными и не приводили к эскалации конфликта без всякой на то нужды», — напомнил Йенс Столтенберг. Канцлер Германии Ангела Меркель в ходе телефонного разговора с господином Давутоглу также призвала его «не сворачивать мирный процесс» с курдами.

Удары по курдам

Символично, что дестабилизация обстановки в приграничных районах ознаменовала завершение первого года премьерского срока Ахмета Давутоглу, автора известной доктрины «нулевых проблем с соседями», суть которой сводилась к нормализации отношений с приграничными странами, в том числе и с самыми «проблемными» с точки зрения Анкары. Провал этой доктрины турецкие политики признавали и раньше, однако сейчас и сам господин Давутоглу констатировал «серьезные изменения» в расстановке сил в регионе. Изменения стали очевидными после того, как турецкие ВВС нанесли удары по тем районам в Ираке, где базируются отряды Рабочей партии Курдистана (РПК), которую в Турции считают террористической организацией.

Открытию «курдского фронта» предшествовала серия нападений на военных и полицейских, ответственность за которые взяла на себя РПК, лидер которой Абдулла Оджалан с 1999 года отбывает пожизненное заключение в тюрьме на острове Имралы в Мраморном море. Для Анкары эти акции стали доказательством того, что попытки установить диалог с курдскими радикалами провалились и мирный процесс, запущенный весной 2013 года, зашел в тупик. А стало быть, армия имеет все основания перенести военные действия в Иракский Курдистан, где находятся базы РПК.

Впрочем, член Национального конгресса Курдистана Фархат Патиев в беседе с «Ъ» высказал мнение, что цель начатой турецким руководством операции против РПК — нанести не только военный, но и политический удар по курдам. И едва ли не главная мишень развязанных на территории Ирака боевых действий — прокурдская Партия демократии народов (ПДН), показавшая сенсационно высокий результат на парламентских выборах в Турции. Преодоление ПДН 10-процентного барьера не позволило Реджепу Тайипу Эрдогану и его Партии справедливости и развития в одиночку сформировать правительство.

В условиях, когда правящая коалиция в Турции по-прежнему не сформирована, говорит господин Патиев, радикализация курдов в глазах жителей Турции и окончательный отказ от перемирия с РПК могли бы настроить население страны против ПДН. Тем более в преддверии внеочередных выборов в октябре, без которых сформировать правительство сторонникам господина Эрдогана, судя по всему, не удастся.

Ольга Кузнецова, Максим Юсин

Справка
Что нужно знать об «Исламском государстве»С 2013 года ИГ фактически определяют, как непризнанное квазигосударство с шариатской формой правления. В июне 2014 года ИГ провозгласил себя как всемирный халифат. В России организация признана экстремистской. Ее деятельность на территории РФ запрещена.
Пока ни одного комментария, будьте первым!
Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться.
, вы можете комментировать еще  дней
, вы можете комментировать еще  дней
31 деньподписки за59рублей
Оплатите подписку, чтобы читать все комментарии и участвовать в обсуждении новостей