Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
28 июля 2015, источник: Газета Коммерсантъ

Институт Конфуция переводят в иностранные агенты

Прокуратура Благовещенска потребовала признать иностранным агентом Институт Конфуция — китаеведческое подразделение Благовещенского государственного педагогического университета (БГПУ). При этом надзорный орган требует прекратить деятельность института: в прокуратуре считают, что последние восемь лет он работал с нарушениями российского законодательства. В БГПУ все претензии считают беспочвенными: вуз указывает, что Институт Конфуция не занимается политической деятельностью и вообще не является НКО. В посольстве Китая надеются, что «эта временная проблема будет урегулирована».

Источник: Фотоархив ИД «Коммерсантъ»

Как говорится в коротком заявлении Благовещенской прокуратуры, восемь лет назад при создании Института Конфуция «был нарушен порядок образования иностранного культурно-информационного центра». По мнению надзорного органа, создание института должно было согласовываться напрямую с правительством РФ. Кроме того, институт должен быть зарегистрирован в качестве некоммерческой организации и встать на налоговый учет.

Из одного нарушения, по мнению надзорного ведомства, вытекает и другое: Институт Конфуция должен получить статус НКО, выполняющей функции иностранного агента, так как «БГПУ неоднократно получал деньги от иностранного контрагента». При этом надзорный орган не указал, какого рода политической деятельностью занимался вуз. Прокуратура обратилась в суд с требованием приостановить деятельность Института Конфуция, разбирательство назначено на 4 августа 2015 года.

В 1987 году правительство Китая создало Совет по международному распространению китайского языка, который входит в структуру Министерства образования. С 2002 года совет начал создавать за рубежом центры по продвижению китайского языка и культуры — по аналогии с немецким Гете-институтом или испанским Институтом Сервантеса. В 2004 году такие центры стали называться Институтами Конфуция. По данным агентства «Синьхуа», на начало июля 2015 года в мире действовало 490 институтов, к концу года их количество планируется довести до 500. «Ключевым фактором дальнейшего устойчивого развития Институтов Конфуция является применение территориального подхода и учет местной специфики, а также значительная поддержка из Китая», — заявила агентству секретарь совета Сюй Линь. На данный момент в России открыто 20 таких центров.

В самом БГПУ полностью отрицают какие-либо нарушения законодательства. Директор Института Конфуция, начальник управления международного образования и сотрудничества БГПУ Николай Кухаренко рассказал «Ъ», что обучающий центр был создан как структурное подразделение педуниверситета. «Он не имеет статуса самостоятельного юридического лица и подчиняется непосредственно ректору БГПУ, — подчеркнул господин Кухаренко.— Это прописано в соглашении между БГПУ и Хэйхэским университетом, совместно с которым и создавался Институт Конфуция».

Закон РФ об образовании позволяет российским вузам открывать структурные подразделения с участием иностранных партнеров, говорит представитель БГПУ. По этому же закону структурные подразделения вуза не могут считаться некоммерческими организациями. «И с юридической точки зрения Институт Конфуция не является культурно-информационным центром КНР в России ни де-факто, ни де-юре, — отметил Николай Кухаренко в беседе с “Ъ”.— Есть заключение правового департамента МИДа, из которого следует, что претензии прокуратуры к нам не относятся».

Не согласен БГПУ и с причислением Института Конфуция к «иностранным агентам». «Нас обвиняют, что мы пропагандируем китайскую культуру. Но мы не участвуем в политической деятельности, — заверяет господин Кухаренко.— Институт занимается образованием, знакомит с культурой и искусством Китая, поддерживает проведение научных мероприятий. Это очень важно на приграничных территориях».

Стоит отметить, что в 2010 году якутское управление ФСБ добилось закрытия местного Института Конфуция. Тогда в ведомстве утверждали, что образовательное учреждение создается с целью «содействовать проникновению китайской идеологии и экономической экспансии на территорию России».

«По сути, Институт Конфуция — это такое орудие “мягкой силы”. Их довольно много, они нужны для популяризации Китая, языка, усиления влияния через культуру, — объясняет эксперт Центра Карнеги Александр Габуев.— Многие вузы довольно охотно с ними сотрудничают, так как Институты Конфуция платят за это деньги, доплачивают преподавателям, которые учат языку. Ровно по той же схеме существует Институт Сервантеса или, скажем, Институт Гете». По словам господина Габуева, филиалов Института Конфуция довольно много в Европе и США — регионах, представляющих интерес для Китая. «Можно ли предположить, что там база для работы зарубежных спецслужб? Ну, можно, наверное, но их там не больше, чем в каком-нибудь диппредставительстве», — считает эксперт.

Глава комиссии президентского Совета по правам человека (СПЧ) по делам НКО Елена Тополева-Солдунова считает ситуацию в Благовещенске опасным прецедентом: «Выходит, что уже неважно, какое финансирование и в чем заключается политическая деятельность, — всех признают агентами». «Это лишний раз доказывает некачественность и непродуманность законов, которые в итоге приводят к нелепым последствиям, — говорит научный руководитель Института образования ВШЭ Исаак Фрумин.— Принятием закона об иностранных агентах запущена воронка подозрительности: недавно мы были свидетелями закрытия фонда “Династия”, сейчас обижаем нашего геополитического партнера. Следующим этапом может стать запрет чтения неодобренных иностранных книг или запрет на приглашение зарубежных профессоров».

Замминистра образования и науки Наталья Третьяк в данный момент находится с визитом в Китае. Однако вчера в Минобрнауки не смогли уточнить, обсуждался ли уже инцидент с китайской стороной. Глава Россотрудничества Любовь Глебова заявила «Ъ», что Институт Конфуция занимается в России «примерно тем же, чем наше ведомство занимается в других странах». «Тема развития двусторонних гуманитарных отношений, взаимопроникновения культур, языка очень важна для России и Китая, — сказала она.— Но эта работа должна проходить в полном соответствии с законодательством принимающей стороны. Если в этой части есть какие-то недочеты, их необходимо устранить и продолжать работу».

«Институт Конфуция без преувеличения можно назвать важнейшим инструментом российско-китайского культурного сотрудничества. Желание сотрудничать с ним выражает все большее число российских вузов», — пояснил «Ъ» советник по прессе посольства КНР в Москве Гоу Юнхай. По его словам, подобных попыток помешать работе институтов не было ни в США, ни в странах Европы. «Учитывая необычайно высокий уровень российско-китайских отношений, попытки ограничить деятельность института в России, если они и в самом деле предпринимаются, не могут не вызвать недоумения, — заверил “Ъ” высокопоставленный китайский дипломат.— Я полагаю, что это какой-то казус, а не официальная позиция российского правительства. Надеюсь, эта временная проблема будет урегулирована».

Елена Васильева, Благовещенск; Александр Черных, Григорий Туманов, Сергей Строкань, Хава Касумова

Справка
«Иностранный агент» и «нежелательная организация» — в чем разницаС 2012 года года в рамках борьбы с иностранным влиянием на российское общество Госдума приняла законы, ужесточающие контроль над деятельностью неправительственных организаций.
Пока ни одного комментария, будьте первым!
Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться.
, вы можете комментировать еще  дней
, вы можете комментировать еще  дней
31 день подписки от 59 рублей
Оплатить подписку