Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
Подозреваемая в убийстве Ким Чон Нама «думала, что это розыгрыш»Гражданка Индонезии заявила, что ей якобы заплатили 400 малайзийских ринггитов (около 90 долларов США), чтобы она "подшутила над Ким Чон Намом"
31 июля 2015, источник: АиФ Хабаровск

Элла Памфилова: жители Хабаровского края жалуются не чаще, чем другие

Чаще всего люди пишут уполномоченному по правам человека о нарушении своих прав во время уголовного преследования и судопроизводства.

Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации посетила Хабаровский край с рабочим визитом. За два дня она провела круглый стол с дальневосточными коллегами, осмотрела женскую колонию № 12 и дом ребёнка при ней, провела личный приём граждан.

Пирог за решеткой.

Сначала уполномоченный по правам человека посетила женскую колонию № 12 в селе Заозёрное под Хабаровском. Особого внимания колония удостоилась потому, что при ней есть дом ребёнка и центр социально-психологической реабилитации осуждённых.

Центр — небольшое, отдельное здание, похожее на обычное общежитие. В здании есть кухня, где разрешают готовить на обед то, что хочется. К визиту Эллы Памфиловой женщины испекли два шикарных пирога. Ответственно заявляю: вкусно, будто профессиональный повар делал.

В комнатах нет двухъярусных кроватей, как в обычном отряде, живут по четыре-шесть человек, у каждой женщины своя тумбочка, есть шкаф, на подоконниках цветы. Единственное, что режет глаз — бирка с именем и номером на кроватях.

«Не у каждого дома такое есть, — обронил Юрий Березуцкий, уполномоченный по правам человека в Хабаровском крае, сопровождавший Эллу Александровну в поездке.

«Главное, чтобы они вспомнили, как хорошо на воле, чтобы больше не стремились сюда, — ответила правозащитница и обратилась к женщинам, которые в этот момент были на групповом занятии с психологом. — Вам нужно вернуться в нормальную жизнь, жить честным трудом, профессию приобрести».

Женщины согласно покивали, теребя в руках полы халатов и опасливо озираясь на видеокамеры.

По графику у Эллы Александровны был личный приём заключённых — записались три женщины. Сотрудники колонии подгоняли подопечных: мол, говори с ней по существу, надо ещё в дом ребёнка успеть, пока детей спать не уложили.

«Нас тут четыре тувиночки, приехали сюда в 2013 году. Нам очень тяжело находится так далеко от дома, с родными повидаться невозможно. У моих землячек родители работают чабанами, так даже созвониться не могут, — рассказала после приёма Ольга. — В Хакассии есть колония, три часа езды до дома. Я просила перевести нас туда, я через полгода уже выхожу, а моим соотечественницам по три, по четыре года осталось. Элла Александровна сказала, чтобы мы написали заявления на её имя, обещала помочь».

В дом ребёнка мы успели до того как начался сончас. Дети с любопытством глазели на незнакомых дядей и тётей, особо не боялись. Мамы-осуждённые вели себя примерно также, только молчаливей. Одна из женщин попросила Эллу Александровну узнать, есть ли на Камчатке центр, где можно было бы первое время пожить с ребёнком.

«Хорошо, что вы его не бросаете, это значит, что вы готовы вернуться в нормальную жизнь», — порадовалась правозащитница.

Чертова лестница.

Жители Хабаровского края, по словам Э. Памфиловой, жалуются на нарушения своих прав не чаще, чем жители других краёв и областей, в среднем 2−3 тысячи жалоб в год. Как сказала Элла Александровна на координационном совещании, самая острая проблема — нарушение прав людей во время уголовного преследования и судопроизводства. Затем следуют жалобы от заключённых и на третьем месте — жилищный вопрос. Элла Памфилова отметила, что в Хабаровском крае взаимодействие между правозащитниками и органами власти налажено хорошо и эффективно.

Впрочем, не все вопросы удаётся решить на местном уровне. Так, общественники пожаловались Элле Александровне на пешеходный переход на железнодорожном вокзале Хабаровска. Четырёхэтажный надземный переход без эскалатора, с неудобными пандусами и крутыми лестницами давно стал притчей во языцех. Даже физически здоровому человеку с одним-двумя чемоданами непросто подняться по нему. Каждый год как минимум одному человеку становится плохо при прохождении этого «виадука препятствий».

Железнодорожники и сами понимают, что построили типичное «не то», но денег на модернизацию виадука пока нет, главная надежда — на строящийся подземный переход. Тем не менее, правозащитница пообещала обсудить этот вопрос с главой РЖД Владимиром Якуниным, назвав действующий переход «оторванным от жизни решением».

Пока ни одного комментария, будьте первым!
Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться.
, вы можете комментировать еще  дней
, вы можете комментировать еще  дней
31 деньподписки за59рублей
Оплатите подписку, чтобы читать все комментарии и участвовать в обсуждении новостей